Судьба стиха – миродержавная?