Лети, мой вечный Конь!
Алексей Полубота ведет вечер
В конце ноября в Реутове состоялось событие неординарное для литературной жизни Подмосковья, да и всей России. На литературно-музыкальной и краеведческой встрече «Лети, мой вечный Конь!» вспоминали сразу двух выдающихся поэтов 20 века, живших в этом городе – Николая Тряпкина и Василия Казанцева. Встреча была организована Союзом машиностроителей России совместно с Союзом писателей России. 

Сегодня в СМИ принято муссировать имена в основном медийных персон, устраивая шоу даже из их ухода в мир иной. Однако реальный вклад многих из этих персон в культурную сокровищницу России, мягко говоря, сомнителен. Чего не скажешь о Тряпкине и Казанцеве. Сегодня их имена известны в основном узкому кругу ценителей литературы, но ещё в конце 20 века наиболее прозорливые литературоведы, в частности известный мыслитель Вадим Валерианович Кожинов, причисляли их к лучшим поэтам 20 века не только в России, но и мире. (Кожинов был знаком с литературами самых разных народов мира, мог читать в подлинниках произведения на наиболее распространённых европейских я зыках и имел право на такие выводы). 

Имя Николая Ивановича Тряпкина в последние годы все-таки было на слуху хотя бы среди тех, кто следит за литературной жизнью в России – проводились фестивали и встречи, посвященные его памяти, издавались альманахи с анализом его творчества, ставились памятные знаки. Основная заслуга в этом принадлежит Комиссии по творческому наследию Н.И.Тряпкина при Союзе писателей России.

А вот имя Василия Казанцева, умершего в феврале этого года звучало гораздо реже. Главным образом из-за исключительной, я бы сказал благородной скромности поэта. Автор этих строк не раз общался с ним и предлагал устроить литературные встречи в его честь. Однако Василий Иванович неизменно отказывался. Никогда не отправлял он своих стихов на литературные конкурсы, а однажды даже отказался от одной престижной премии, которая, как говорится, сама шла к нему в руки. Отказался только из соображения, что не ценил творчества известного поэта, в честь которого эта премия была учреждена.

Зато все последние годы жизни в своем поэтическом затворничестве Василий Казанцев работал над собстченным стихами. Пытался довести до совершенства старые, писал новые. В итоге над своим последним лично составленным сборником «Взлет» он закончил работать будучи же полуслепым, незадолго до смерти. Именно эта поэтическая книга, увидевшая свет несколько месяцев назад, впервые была представлена на встрече в Реутове. 

Приехали почтить выдающихся земляков-реутовчан известные писатели, литературоведы из Москвы, Подмосковья и даже Донецкой Народной Республики. Большую часть зрителей на встрече составляли молодые люди, учащиеся реутовского колледжа «Энергия». И это не может не радовать, поскольку сегодня именно подрастающее поколение реже всего можно увидеть на литературных мероприятиях. А ведь неискушенному читателю даже при желании крайне трудно самостоятельно в переполненном мишурой интернет-пространстве найти настоящую современную литературу. 

Открывая встречу, поэт, секретарь правления Союза писателей России Алексей Полубота отметил: «Реутову повезло, что в зрелом возрасте здесь жили и создавали свои шедевры такие поэты. Со временем, я уверен, город будет гордиться этим». 
Уроженец Архангельской области поэт Валентин Суховский рассказал о том, как много лет назад навестил Николая Ивановича в Реутове. Тряпкин к тому времени был признанным мастером среди своих коллег по цеху. Да и в широком кругу ценителей поэзии его имя уже было известно. Начинающему поэту Суховскому запомнилось, как Николай Иванович обрадовался его подарку – настоящей северной бруснике. И еще обрадовался тому, что его гость сохранил свой северный особый говор. Ведь именно с Русским Севером сам Николай Тряпкин связывал начало своего пути в поэзии. 

Алексей Полубота коротко рассказал молодым зрителям о космических мотивах в творчестве Николая Тряпкина. «Наверно, среди находящихся в зале, есть любители фантастики, и в частности, одного из великих писателей 20-го века фантаста Рэя Бредбэри, - отметил ведущий. - Казалось бы, что общего между фантастом, писателем западной цивилизации и поэтом-почвенником из Советского Союза? А общее было и немало. Не случайно, у Рэя Брэдбери есть знаменитый сборник рассказов «Марсианские хроники», а Николай Тряпкин написал поэтический цикл под названием «Стихи о марсианах». Он и сегодня звучит очень актуально, потому, что Тряпкину, как и Брэдбери, важно донести до читателя мысль о хрупкости нашей планеты перед лицом техногенного прогресса». 

Первый секретарь правления Союза писателей России Геннадий Иванов, рассказал о том, что сейчас в разных городах России возникают «аллеи признания», в которых жители увековечивают память о выдающихся людях, живших или бывавших там. «Я думаю, если в Реутове возникнет такая аллея, то, конечно, на первом месте там будет академик Владимир Челомей, но и для таких поэтов, как Николай Тряпкин и Василий Казанцев место обязательно должно найтись. Со всей ответственностью заявляю – это выдающиеся поэты 20 века», - сказал Геннадий Викторович. 

Иванов так же рассказал о главном свойстве личности и поэзии Василия Казанцев. Несмотря на страшные катаклизмы, происходившие и в его жизни, и в жизни всей страны Василий Иванович оставался певцом радости, счастья. Он умел находить счастье в том, что многим кажется малозначительным – в шорохе листвы, в солнечном свете из-за облаков.

«Для молодых сегодня кажется, что прочитать книгу – очень  трудно, вы считаете, что нет времени настроиться, вникнуть в авторский мир - сказал Геннадий Иванов. – А вот смотрите, как  проникновенно пишет Казанцев о счастье прочитать хорошую книгу:

Я жду счастливейшего мига, 
минуты радостнейшей той, 
когда счастливейшая книга 
раскроется передо мной. 

Я мига жду нетерпеливо, 
чтобы читать ее начать. 
Жду мига, чтоб неторопливо, 
чтоб медленно ее читать. 

Я жду, я жду, я жду восторга, 
В сиянье солнечного дня. 
…И выше, выше всех восторгов -  
Мысль, что и книга ждет меня.  

Кандидат филологических наук, докторант Донецкого национального университета, доцент Московской финансово-юридической академии Ольга Блюмина отметила особое отношение Василия Казанцева к времени. «Я видела, как поэт уходил из жизни, и меня поражало, как спокойно он к этому относится, - рассказала она. – При этом он совершенно не суетился, не беспокоился от того, что пока не удается издать его последнюю, им составленную поэтическую книгу. Как будто знал наперед, что она все равно выйдет. И это действительно случилось – точно стало известно, что сборник «Взлет» увидит свет в день похорон Василия Ивановича и одновременно в день его рождения – 5 февраля этого года. Так несколько мистически сошлись жизнь и смерть в конце жизненного пути поэта». 

Ольга Блюмина отметила особое отношение поэта ко времени. «Для него мгновение было равно вечности, вечность помещалась в мгновение, и это естественным образом отражалось в его поэзии», - сказала она и прочитала стихотворение, отражающее гармоничное мировосприятие поэта:

Глубина и прозрачность в природе.
Успокоился лес, не шумит.
В опустевшем лесу на колоде
Человек пригорюнясь сидит.

Но кручина его – не кручинна,
А легка и добра. И светла.
И летуча. Она беспричинна.
Неизвестно откуда пришла.

Шелест, свет в ней и дальняя сойка.
И блестящая, тонкая нить.
И печали в ней ровно настолько,
Чтобы счастью – законченным быть.

Литературовед, кандидат искусствоведения, реутовчанка Светлана Молчанова акцентировала внимание собравшихся на «особой интеллигентности» Василия Казанцева. «И не важно, что он родился в сибирской деревне. Интеллигентность это не только высшее образование, это свойство души», - сказала Светлана Владимировна. 

На встрече звучали и песни на стихи Николая Тряпкина. Молодой рок-музыкант Владимир Клыканов под гитару спел стихотворение  «Как людей убивают». Певица Надежда Колесникова замечательно исполнила несколько композиций в классическом стиле и завершила встречу народной «Летела гагара». Хочется верить, что в будущем будут рождаться новые народные песни на стихи как Николая Тряпкина, так и Василия Казанцева.   

Алексей ВЕРХОЯНЦЕВ