Тысяча и одна поэтесса

В Москве представили трехтомную антологию «1001 поэтесса Серебряного века».

 

Презентация состоялась в Доме Ахматовой в Никитском переулке на очередной встрече литературного клуба «Некрасовские пятницы».

Составитель трилогии – историк литературы, поэт Виктор Кудрявцев, житель Рудни. Свою подвижническую деятельность по собиранию поэтического наследия России он начал тридцать лет назад, в условиях книжного голода, без всяких технических средств.

Артур Артенян, генеральный директор издательства «Престиж Бук», выпуская «1001 поэтессу», увидел в этом своеобразную дань благодарности Валерию Брюсову, составившему в 1916 году легендарную антологию «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней».

Как сказал председательствующий на вечере поэт Сергей Нещеретов, который принимал участие в работе над антологией и стал одним из ее первых читателей, он назвал бы ее «Книгой Скорби».

На встрече прозвучали слова о глубокой трагичности самой эпохи, личной и творческой судьбы участниц антологии, принимающих реальность такой, какова она есть, не защищаясь иронией. Так, Элеонора Буржинская, словно предчувствуя безвременную кончину, оглядывалась на свою короткую жизнь с пронзительной зрелостью:

 

...Норд-ост. И ночь. И дальний хрип сирены.

И хлопанье последней канонады.

И лужи крови в хлопьях белой пены,

На скалах у поломанной ограды.

 

Ответственный редактор антологии Евгений Витковский, поэт, прозаик, переводчик, сравнил второстепенную поэзию Серебряного века с европейским Возрождением. А Сергей Нещеретов нашел у малоизвестных поэтесс стихи, не уступающие произведениям Ахматовой и Цветаевой. Словно подтверждая эту мысль, филолог Владислав Резвый, внесший свою лепту в создание книги, прочел стихотворение Веры Меркурьевой «Купола», прозвучавшее полновесно и сильно, без всяких скидок на «женскость».

Вечный спор о делении поэзии на «женскую» и «мужскую» историк литературы, профессор Николай Богомолов предложил оставить – как «бессмысленный и беспощадный». Он отметил принципиальное отличие представленного трехтомника от вышедшей ранее под руководством покойного Михаила Гаспарова антологии «101 поэтесса Серебряного века». Не отменяя достоинств последней, Богомолов отметил в ней некоторые, часто курьезные, ошибки. Собравшиеся знатоки и исследователи поэзии с удивлением открывали для себя незнакомые источники, публикации, буквально сотни новых имен (по словам Богомолова, «целую полосу в истории русской литературы»), использованные при составлении трёхтомника.

По просьбе поэта Елены Кацюбы, которая не смогла присутствовать на презентации, на встрече был оглашен фрагмент воспоминаний ее матери, описывающий любопытный эпизод из жизни знакомой их семьи по Казани Веры Клюевой, одной из авторов сборника. Поэт и прозаик Ольга Еремина прочувствованно читала стихи Мирры Лохвицкой и Черубины де Габриак.

На экране, сменяя друг друга, появлялись фотопортреты участниц сборника – лица, прекрасные своей значительностью, а порой – просто прекрасные. Подобные книги создаются не только для специалистов и знатоков.

Здесь, в Доме Ахматовой, вспоминался тот, воспетый ею «поэта неведомый друг», который и через столетие найдет в знаменитых или забытых стихах нечто, созвучное своей душе.

 

Мария ВИНОКУРОВА