Они вернутся…

Анна БЕССМЕРТНАЯ

Поэт, прозаик, переводчик. Член Союза Писателей России. Автор двух романов в серии «Лучшая современная женская проза» издательства «ЭКСМО». 

Один из ведущих переводчиков серии антологий «Из века в век. Славянская поэзия XX-XXI», а также переводчик нескольких сборников стихов румынских поэтов.

   

 

Вдруг понимаешь

 

Вдруг понимаешь, что иных уж нет,

а те, как им положено, далече,

что срок отмерен жизни человечьей,

но не помноженной на эту жизнь вине,

что ничего от прошлого не лечит

и вечны только тени на стене,

которые сгущаются под вечер.

Что виноград не зелен. Он прокис.

Стакан упрямо держит половину,

как держат марку, и удар, и спину…

А всё, чем занимаешься отныне, –

Спасение дрейфующих на льдине,

поведшихся на флейту бедных крыс.

И вот живёшь. Опять в окне листва.

И соловей. Как Мастеру мечталось.

Но давит бесконечная усталость,

казавшаяся временной сперва.

Так, верно, отвечают за слова,

в отчаянье написанные алым,

сказавшие так много и так мало,

дно памяти прикрывшие едва.

 


Пуля-осень

 

Что прощанья-обещанья?

На войне как на войне.

Осень входит беспощадно

Рыжей пулей в сердце мне.

 

Неизвестности сквозная

Накрывает пустота.

Только Бог за нас всё знает

От рожденья до креста.

 

Долго, коротко ли верить

В то, чего не миновать,

Непременно грянет время

Для ответа за слова.

 

Каждому своё. В итоге.

А пока… тебе – рубеж.

Мне – опять сшивать дорогой

Рваные края надежд.



Они вернутся...

 

Они вернутся и скажут: «Дома!»

И будет радость, как в сорок пятом.

А всех, кто в небе, мы будем помнить

В долгу извечном перед Солдатом.

 

Пусть их топила в окопах осень,

Зима морозила минусами,

Они вернутся и сразу спросят:

«Был с нами Бог, а как вы тут сами?»

 

А мы ответим: вязали, шили,

Писали письма, ГП таскали,

И новостями мы с фронта жили,

И превратились немного в скалы.

И больше нет нас, таких как раньше.

Да, мы в тылу, но войной болели.

Да, каждым выстрелом, каждой раной,

Херсоном, Славянском, Балаклеей...

 

А мы молились, чтоб вы вернулись,

Нас наши страхи тащили в омут.

Мы выплывали и вновь тонули.

 

Они вернутся и скажут: «Дома!»

    

 

Давай, как будто дождь, а не война?

 

Давай, как будто дождь, а не война?

Давай, как будто первый день каникул?

И мы ещё к печали не привыкли,

И нечего нам с болью вспоминать.

Вся бесконечность жизни впереди –

Пленительное, ласковое лето.

И радость есть, а страха ещё нету,

Как смерти нет, чтоб душу бередить.

 

Мы так, увы, не сможем. Больше нет.

Нам выпало безумное Сегодня,

Что истязает город неугодный

И Градом бьёт по девочке в окне.

 

А ты живёшь и всё чего-то ждёшь,

Всё ищешь смысл в замызганных осколках

И повторяешь: «Сколько надо, столько

Мы выдержим. И будет просто дождь».

 

 

***

 

На заблудшем краешке Земли,

спрятавшемся в корабельных соснах,

попрощавшись с детством медоносным,

ты выходишь в мир, где всё болит.

 

И во тьме кромешной наугад,

жить пытаясь набело, отважно

всё сшиваешь строчкой берега

той реки, куда не ступишь дважды.

 

Кажется, мелодией полны,

дни витают, пьяные от света,

в тыквах спят грядущие кареты...

Дотянуть бы только до весны.