«Тяжелый, неуклюжий стиль…»

Виталий ЕСАЯН

Родился в Тбилиси в 1955 году. В 1979-ом окончил механико-математический факультет Саратовского университета. По профессии программист.

Стихи публиковались в альманахах «Мтацминда», «Мансарда», в коллективном сборнике «Музыка русского слова в Тбилиси», в журналаж «АБГ», «Русский клуб», «Многоликая страна» (в переводе на грузинский). Автор стихотворных сборников: «Синий полет» (Тбилиси, 1997) и «Необитаемые острова» (Саратов, 2015).

Лауреат региональных литературных конкурсов: «Турнир поэтов» памяти Николая Палькина (гран-при) и областного конкурса к 70-летию Победы в ВОВ.

В настоящее время живет в Саратове.

 

   


Молитва

 

Ты, видишь, Господи – я слаб,

И помоги в моем неверье,

Когда я знаю, что крылат,

То чувствую сердцебиенье.

 

Мне так нужна твоя ладонь,

Несущая по свету ветром,

Лишь сохрани во мне огонь

В багровом отблеске рассвета.

 

То, что нам в юности далось,

Когда для тьмы мы были скрыты,

Что по груди прошло насквозь,

Как след от не промытой бритвы.

 

Молю, как слабый человек,

Прошу, дай сил мне на сегодня –

Пока не кончился мой век

И не торопит преисподняя.

 

 

Неуклюжий стиль

 

Горит, как сердце под рукой,

Разбившейся любви осколок.

Он потянулся за мечтой –

Услышать снова милый голос.

 

Но мертво телефон молчал,

А стены, от вранья косые,

Твердят, что правильно прогнал

Любовь в года немолодые.

 

Зачем же там закрыта дверь?

Так сально подмигнул подсвечник,

Что в номере восьмерки две

Свернулись разом в бесконечность…

 

А улица, как ночь пуста

В его затерянной Вселенной,

Но чувствовал ее уста

И таинство прикосновений.

 

Снежинки с каплями дождя,

Пытался стряхивать, как память,

Забыв, чего во тьме он ждал

И снег с дождем ловил губами…

 

Сломался, как стеклянный, стих,

Как будто вновь ему семнадцать.

Тяжелый, неуклюжий стиль,

Да некогда им заниматься.

 

 

Антракт

 

Перо царапает и брызжет,

Прощальные слова просты,

Несовместимость наших жизней –

Прими последнее «прости».

 

Актриса – и в любви актриса,

Бродяга – и в венце босяк,

И завершенность этой мысли

Меня шибает о косяк.

 

Дай мне уйти, не хлопнув дверью,

Подняв высокий воротник,

С обрыва прежнего доверья

Душа срывается на крик.

 

Проклятия обычно кратки,

Я комкаю ненужный лист,

Как хорошо, что есть антракты

И мало истинных актрис.

 

 

Жестокость

 

Ты бьешь наотмашь, как убийца –

Слова жестоки и грязны.

И гнев недужных слов клубится –

Немилосердный дар весны.

 

И совпадает настроенье

Изменчивой любви с тоской,

И я совсем уже потерян

Весной, тобою и собой.

 

Испарина висков – прохлада,

Скончавшейся любви следы

И исчезает моя радость,

И боль, по рукоять в груди.

 

 

Маятник

 

Качнулся маятник веков

В истории стирая лица,

И скорбный звон колоколов

Стучит в небесные границы.

 

И ныне только смерть поет

Над миром, временем побитым,

Лишь атакующий полет

Оплавленных метеоритов

 

Удушливый приносит смог,

Где пепла бабочки порхают

И, кажется смешным итог –

Они одни не умирают.

 

Но плач когда-нибудь уйдет

И маятник веков затихнет,

А жесткий, многолетний лед

Тревожится пусть в снежном вихре,

 

Что солнце тянется наверх

И мир проснется в новой эре,

А нам, познавшим слово грех,

Лишь остается только вера.

 

И строгий маятник веков

Еще даст время покаянью

До радостных колоколов

И утешенья православью.

 

 

По следам командора

 

Немало раз по каменным глазам

Катился дождь, смывая пыль печали,

И локоны вдовы по вечерам

В молитвенном поклоне ниспадали.

 

Красивая, но темная вуаль

Вдовы, покрыла горе с головою,

И памятник окутывал в печаль

Живую тень над мраморной плитою.

 

Исчезнут, как на утренней лозе,

Две капли слез, что на губах не сладки,

И не помогут в горестной стезе,

Растаяв, как роса на винограде.

 

И пусть на взлете все оборвалось,

Как птица, вдруг упавшая в полете,

И каменной судьбой ворвался гость…

Все правильно в житейском повороте.

 

Но правота утрачивает смысл,

Когда нам говорят, что время лечит,

И, верно ли – любовь истает ввысь

Необязательностью новой встречи?

 

Судьба – она права и навсегда.

Но и любовь – она превыше сердца.

А где-то выше нам горит звезда

В Созвездье под названьем – Милосердье!