В Монтекатини Терме завершился VII Международный фестиваль российско-итальянской культуры «Очи черные»


Валерий Ворона. Президент Фонда Русского исполнительского искусство.jpgИногда кажется: Италия – огромный, вытянутый в длину обеденный стол, за которым собралисьдобродушные жители, думающие лишь о вкусной еде, хорошем вине, и между завтраком-обедом-ужином порой посматривающие на небо. Но такие впечатления обманчивы. Стоит вглядеться-вслушаться, и начинаешь понимать: именно в музыке, литературе и любви ко Всевышнему – сгусток итальянской души, скрытый стержень итальянской жизни. Здесь-то и проступает родство с россиянами. Отсюда же – феерический успех фестиваля «Очи черные».

А началось все восемь лет назад, когда профессор Валерий Ворона и продюсер Карло Визинтини, заручившись поддержкой тогдашнего Мэра Монтекатини Джузеппе Белланди и Президента фестиваля «Королевское лето» Джованни Фиори, решили закрепить российско-итальянские духовные устремления постоянными встречами.

Теперь чуть истории.17 января 1843 года «Литературная газета» опубликовала стихотворение Евгения Гребенки «Очи черные». Тут нужно заметить: бездонность черных очей была к тому времени изведана русской поэзией в полной мере. Юный Лермонтов пишет «Черные очи». У Баратынского – «краса черноокая». Туманский выбирает в спутницы темноокую красавицу, и так без конца и краю.

И все же – у истоков Пушкин. Его «Черная шаль» покроя 1820 года и глаза, темнеющие от взгляда на нее, задали тон тогдашней поэзии, сильно контрастируя с сизыми голубочками и густо нарумяненными пасту́шками. Знал Пушкин и Евгения Гребенку, который перевел «Полтаву» на украинский язык, и относился к собрату по перу вполне одобрительно…

Интересна и современная предыстория фестиваля. Именно здесь, в Монтекатини, Никита Михалков снимал свои «Очи черные» с Еленой Сафоновой и Марчелло Мастроянни. Недалеко от этих местАндрей Тарковский окунался с головой в свою «Ностальгию». Ну а за последние семь лет здесь выступили десятки, если не сотни музыкантов мирового класса.

Нынешний VII фестиваль был посвящен 220-летию со дня рождения Пушкина. Его слово пронизывало фестиваль насквозь: романсы на пушкинские стихи, композиторы и поэты, на которых он повлиял, соткали невидимый, но хорошо ощутимый русский купол над чудесным итальянским городом.

Валерий Ворона и Московский молодежный камерный оркестр..jpgВот кто принял участие в VII фестивале: народный артист России, пианист Александр Бондурянский; заслуженный артист, скрипач Сергей Кравченко; солисты ведущих оперных театров мира: обладательница премии «Грэмми», сопрано Марина Домашенко; лауреат международных конкурсов, тенор Николай Ерохин; лауреат международных конкурсов, бас Виталий Ефанов; лауреат международных конкурсов, художественный руководитель фонда «Belcanto» Татьяна Ланская; лауреат международных конкурсов, сопрано Марина Матвеева; лауреаты международных конкурсов скрипачка Светлана Безотосная, пианистка Элина Кани, виолончелистка Арина Согомонян и другие. Да еще, «под занавес» – «Симфоджаз братьев Ивановых»: пианист Михаил Иванов, контрабасист Андрей Иванов и вокалистка Полина Орбах, поразительно совместившие блюз и рэгтайм с родимым «Эй, ухнем!». Была и премьера: прозвучал только что написанный композитором Юрием Тинеевым романс «Храни меня, мой талисман», посвященный драгоценному перстню, полученному Пушкиным в дар от «ласковой волшебницы» Елизаветы Воронцовой.

Слева направо Б.Евсеев, В.Ворона, Г.Евтушенко, П.Бюльбюль оглы, А.Демидова, С. Некрасов.jpgДирижировали Московским молодежным камерным оркестром, исполнявшим как отдельную программу, так и сопровождавшим солистов, – заслуженный деятель искусств, ректор МГПИ им. М.М.Ипполитова-Иванова блистательный Валерий Ворона и молодой талантливый Муртуза Бюльбюль.

К 220-летию великого поэта был приурочен и круглый стол: «Взаимосвязи русской и итальянской культур». Участвовали: директор Всероссийского музея А.С.Пушкина Сергей Некрасов, кинорежиссер Галина Евтушенко, показавшая информационно насыщенную и в то же время завораживающую ленту «Пушкинская Италия» (сценарий Алексея Букалова, Виктора Листова, Галины Евтушенко) и прозаик Борис Евсеев, представивший роман о Евстигнее Фомине, выпускнике Болонской филармонической Академии, чью музыку Пушкин без сомнения знал, но при этом даже не догадывался об истинном ее авторе!

Важно и то, что в концерте «Будущее большой музыки» выступили юные дарования России и Италии, победители Всероссийского телевизионного конкурса «Синяя птица», стипендиаты Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова и Фонда «Русское исполнительское искусство». Как всегда, виртуозно вели концерты заслуженная артистка РФ, президент «Российского фонда культуры и искусства» Ангелина Вовк и журналист и телеведущий Михаил Куницын.

Б.Евсеев подписывает книгу П.Бюльбюль оглы..jpegПрисутствовали на фестивале и почетные гости: Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджана в России Полад Бюльбюльоглы, Мэр города Монтекатини Лука Барончини, президент фестиваля ESTATEREGINA Джованни Фиори, мастера культуры, общественные деятели, бизнесмены, журналисты.

Резвыми ветерками с тосканских Металлоносных Холмов летели и летели разговоры о фестивале. Стало ясно: интерес к этой феерии «звуков, чувств и дум» с каждым годом растет. Почему? Да потому, что в Монтекатини бережно хранят и приумножают ВСЮ культуру, а не только политически выгодные ее части. Церковь Святого Петра ХI века тут соседствует с крепостью, переходившей от гвельфов к гибеллинам и обратно. Памятник изысканному Джакомо Пуччини, упивавшемуся здесь красотой нового музыкального стиля с близким русскому сердцу называнием «веризм» – рядом со всевластным Джузеппе Верди (оба памятника, кстати, подарил городу их автор, академик Российской Академии художеств Айдын Зейналов). Ну, и, конечно, поддерживаются в идеальном порядке сами Термы – неотъемлемая часть итальянского мироощущения. Термы – это бани. Еще в 1530 году у подножия холма Монтекатини были построены бани-купальни. Они получили название «Купальни Медичи» или «Купальни черного дрозда». Подходя к современным гротам и термам так и ждешь: сейчас из пропнигия (парильни) выйдет бальнеатор (раб-банщик) и укажет дорогу в айлептерий (помещение для массажа и умащения тела маслами). Правда, сейчас термы изменились. Не сами постройки, а их функция. Теперь – это в основном спа-процедуры и целебные воды.

Сменилось, конечно же, и назначение бывшего фашистского крематория, превращенного в своеобразный Вокзал Времени, с которого можно отправиться не только во Флоренцию, Луку или Пизу, но и побывать в 40-х годах ХХ века, пугающих чудовищностью мыслей и бесчеловечностью архитектуры…

Ф. Шаляпин и И. Торнаги.jpgТолько культура порождает культуру! Не деньги, не власть. Поэтому, можно смело сказать: фестиваль «Очи черные» превратился в мост свободных от любого диктата искусств, соединяющий Россию и Италию. И по-своему продолжает путь, проложенный Пушкиным, Чайковским, Шаляпиным. К слову сказать, Федор Иванович Шаляпин еще в начале 900-х создал собственный вариант «Очей»: отредактировал текст Гребенки и добавил две своих строфы. Романс со строками: «Где царит любовь, где царит покой, Где страданья нет, где вражде запрет!» сразу приобрел иное значение, зажил своей жизнью. Этот вариант романса Шаляпин посвятил своей жене, итальянской танцовщице Иоле Торнаги.

«Очи черные» манят музыкантов, писателей, кинематографистов. Чем? Своей отшлифованной до последнего звука программой и тайной непредсказуемостью: вдруг неожиданная страсть? Вдруг бездонные очи, вдруг новая, сводящая с ума музыка, или улетная проза? Вдруг из-за курящихся вершин выглянет ангел со скрипкой подмышкой, желающий поучаствовать в русско-итальянских музыкальных и речевых слияниях?..

Как люблю я вас, «Очи черные»!

 

Борис ЕВСЕЕВ

Монтекатини–Москва

 

Фото: Фонд «Русское исполнительское искусство» и Карло Визинтини