Реквием в «Дружбе народов»

...Неожиданно вспомнился 3-й номер журнала «Дружба народов» за 2018-й год, где была опубликована «поэмка» – так ее назвала Вера Зубарева – «Реквием по снегу».


Письмо с этой поэмкой прилетело в редакцию, когда мартовский номер был сверстан, и пришлось в пожарном порядке все«утрясать и уминать», и даже менять кегль, чтобы выкроить несколько полос и опубликовать в этом номере «Реквием по снегу».

К поэзии Веры Зубаревой я отношусь с большим пристрастием.

Когда читаю стихи знакомого или незнакомого поэта, возникает представление о его поэтическом пространстве. У всего живого своя среда обитания: рыбы – в воде, птицы – в небе. А где обитает поэт? В каком пространстве? Когда думаю о Вере, мне кажется, она -между землей и небом, она балансирует, парит, держит равновесие. Ее поэтическое пространство – «верх-низ» – мир вертикали – четко обозначен автором и ощутим читателем. Значит, работает. Как ей удается удерживать себя в таком состоянии: смотреть в небо (вид снизу) и не выпускать ни на миг из поля зрения землю (вид сверху) – это, конечно, авторская тайна. Ну, а если в понятиях рыба-птица, то Вера Зубарева – придонная рыба, и птица она – высокого полета. В ее стихах очень привлекает пластика: вроде бы легкость, не легковесность, но – воздушная легкость. Особенно привлекает потому, что за этой легкостью – очень серьезный, очень пристальный взгляд на жизнь и ее события, на человека и природу, которая тоже очеловечена.

В «Реквиеме по снегу» я впервые почувствовала Веру Зубареву не только как лирика с трагическим мировосприятием, но и как гражданского поэта. Этот переход из лирики в гражданскую поэзию, причем со всем багажом и антуражем лирики – формой, яркой метафорикой, интонацией – она ничего не потеряла – меня поразил. Вся поэма построена на антиномии, на противопоставлении. Читаешь, и жуть берет, страшно до невозможности, особенно, когда столкновение сна с ужасом реальности, так меня поразившее.


И снится будущее. И все идут

С закрытыми глазами, и море в блестках,

И плавно вздымается его батут

Под ангелами парусников и детьми в матросках.

…………………………………………………..

А ты выполняешь «бегом арш!»

По жизни своей, в воронку отброшенной

Взрывом будильника. И в почтовом ящике –

Похоронка будущего, ставшего прошлым.


Боюсь даже определить, что страшнее – сон или реальность? Все вперемешку, и невозможно понять: где ты? на каком свете? что это? о чем? Это состояние Города и живущих в нем людей – состояние жизни-смерти, когда границы между ними нет...


А ночь надвигается со всех сторон,

И ветры захлебываются в агонии,

И море вьюжится множеством волн,

И Город мерещится с колокольнями,

И слух улавливает перезвон пурги,

А купола застилает снегом,

И на расстоянии вытянутой руки –

Пристань, чайки, обрыв над берегом,

Ты на краю… И смотрят ввысь

В ожидании будущего дети в матросках.

Но будущего нет. И мелькает мысль:

«Нет – и не надо». А потом – воздух.


Всеобщее состояние жизни-смерти. Не знаю, как она это сделала, но – сделала. И – получилось.

Одна из поэтических публикаций Веры Зубаревой о родной Одессе вышла в «Дружбе народов» с названием «Взлетное поле». И правда, Одесса – взлетное поле ее жизни, души и таланта.


Галина КЛИМОВА, зав. отделом поэзии журнала «Дружба народов»