Искусствовед двух эпох

В «Маленьком принце» Антуан де Сент-Экзюпери говорит: «…У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах…» И действительно, как нам его не хватает – времени. Технологический процесс шагнул далеко вперед. Теперь мы можем смотреть фильмы, спектакли, посещать выставки, не выходя из дома. Хорошо ли это? Наверное, мнения здесь могут разделиться. Но все же я придерживаюсь того мнения, что предпочтительнее посетить действо лично: будь то театр, картинная галерея или музей. Но сегодня я хочу рассказать о замечательном человеке, ведущем искусствоведе, заведующей научно-экспозиционным отделом Пензенской областной картинной галереи им. К.А.Савицкого Нине Владимировне Санталовой.

С 1982 года она начала служить искусству. Да, господа, именно служить. Любовь к искусству она впитала с молоком матери. Немного было таких людей, которые в перестроечное время не сменили свою профессию ради того, чтобы носить малиновые пиджаки, разъезжать на импортных автомобилях, т. е. становиться «новыми русскими». Да и судить тех или иных людей не стоит – время было такое... Но благодаря таким патриотам, как Нина Владимировна, возможно, мы и смогли сохранить то искусство, которое сейчас имеем.

С ней мы встречались в феврале 2020 года и говорили о нашем выдающемся земляке Аристархе Васильевиче Лентулове. Чуть позже на страницах «Литературной газеты» появился мой материал «Гений русского футуризма».


Я поинтересовался у Нины Владимировны, насколько удалось решить те или иные проблемы галереи, которые имели место быть в то время. Ответ был таков:

– Решился вопрос с системой газо-пожаротушения наших хранилищ, так как он стоял достаточно остро. Во время пандемии частично сделано точечное освещение залов картинной галереи. Конечно, это удалось осуществить благодаря нашим спонсорам.

– Скажите, когда картинная галерея переехала из художественного училища в здание, в котором она сейчас находится?

– Это случилось в 1986 году, тогда вторым секретарем Пензенского обкома КПСС был Георг Васильевич Мясников, а начальником управления культуры Пензенского облисполкома Евгений Семенович Попов.

Нам нужно было переезжать из художественного училища, где, собственно, и располагалась наша галерея, в здание, в котором сейчас мы и находимся. Областная галерея должна была открыться именно к XXVII съезду КПСС.

Я тогда отработала всего четыре года. Была зима. Стояли крепкие морозы. Все сотрудники были в рабочих халатах. Сами упаковывали картины, протирали пыль, мыли полы и так далее. Понять, кто из нас искусствовед, а кто нет, было достаточно трудно, ну, конечно, если ты не знаешь сотрудников в лицо. И когда к нам пришел Евгений Семенович, то мы ему сказали, что не будем перевозить Западную Европу и Русское искусство, так как это «убийство» картин, что собрать с пола потом мы их не сможем. На что он нам ответил: «Решать будете не вы, а искусствоведы». Но, к счастью, наши протесты, заявления, не согласие делать это, видимо, все-таки дошли до Мясникова, и эта затея была оставлена на потом.

 

Стоит отметить, что архитектором этого здания был петербургский представитель эпохи модерна, академик и действительный член Императорской Академии художеств Александр Иванович фон Гоген (1856-1914).

 

– Лучше было работать в Советском Союзе или в современной России?

– Конечно же, Антон, в СССР. Да, были свои препоны и преграды, определенные трудности, но была честность и порядочность, было достойное воспитание и лучшее в мире образование, люди были светлыми, чистыми, отзывчивыми…

А что сейчас мы можем увидеть?! Да, прогресс шагнул далеко вперед, но между людьми образовалась большая пропасть, которая, к сожалению, только и делает, что увеличивается и увеличивается.

– Пришел новый век, новое тысячелетие. Понятно, что в 90-х годах вся страна жила в нищете, и об этом написано много книг, снято фильмов и проч. Но в начале 2000-х у вас что-то начало меняться в картинной галерее, да и вообще в культуре нашего региона?

– В 90-х годах у нас не было ничего. Как мы выжили, известно только одному Богу. Я просто хочу провести параллель, что, к сожалению, ни начало 2000-х, ни последующие десятилетия не родили, не дали нам такого человека, который бы в действительности жил и дышал самой культурой, именно культурой пензенской.

Пенза сейчас славится тем, что когда-то сделал Георг Васильевич Мясников. А кем он тогда был? Таким же чиновником, но как много делал для культурного развития города и области. А что мы с вами видим сейчас? Бесконечные торговые комплексы, которые заполонили весь исторический центр города и не только его. Это и есть современная культура?!

– Можно ли сказать, что благодаря Мясникову Пенза для гостей и жителей области была «открыта» по-новому?

– У Мясникова была цель – работать в Москве вместе с академиком Дмитрием Сергеевичем Лихачевым, так как в период с 1986 по 1993 год он возглавлял Советский, а после Российский фонд культуры.

И в период, когда Мясников был вторым секретарем обкома КПСС, стоит отдать ему должное, он очень многое сделал для нашего города и области.

Помнится, когда в Пензу приехал Евгений Евтушенко, а это было в 1982 году (у нас есть его плакат с автографом), он произнес такую фразу: «Я понял, что в Пензе – вся история России».

– Что происходит сегодня с культурным, нравственным и духовным воспитанием?

– Трудно сразу ответить на этот вопрос. Наверное, что все исходит из семьи. И если ребенок видит, с какой любовью и уважением родители относятся друг к другу, к окружающим, то, скорее всего, и этот ребёнок будет себя также вести и с родителями, и в обществе. А что мы видим с вами сейчас? Когда молодые родители суют ребенку в руки гаджет или планшет и все для того, чтобы отвлечь его… не посещают культурных мест вместе, а если и посещают, то каждый по отдельности. Могу только предположить, что здесь можно усмотреть много факторов, которые влияют на все происходящее.

гал.jpg– Кто должен содержать культуру: федеральная или областная власть? И нужна ли нам грантовая система?

– Конечно же, власть и люди, которые за нее несут ответственность. Но если говорить о втором вопросе, то я хочу вам сказать, по примеру работы нашей картинной галереи. Мы работаем с грантами. Иногда мы выигрываем, но, к сожалению, не всегда. Почему с ними интересно работать? Да, потому, что в первую очередь это частные фонды, и они, как правило, быстрее откликаются на какие-то проекты, конечно, которые их заинтересовали. Обычно это небольшие суммы – от 200 до 300 тысяч рублей. Но и за них приходиться бороться. Однозначно, что в картинной галерее происходят более масштабные мероприятия, и вот здесь без поддержки правительства обойтись нельзя. Потому как участие в борьбе за гранты и помощь спонсоров – это хорошо, но есть проекты, которые требует куда большего вливания денежных средств.

– Как нужно готовиться искусствоведу к экскурсии?

– Когда я начала свою трудовую деятельность в картинной галерее, то мне необходимо было прочитать все одиннадцать томов Игоря Эммануиловича Грабаря. Когда я училась в Академии художеств на факультете искусствоведения, то нас учили видеть и знать мировое искусство. Все обучение происходило точечно, от первобытно-общинного до современного. Нам всегда учителя говорили, что искусствовед не может знать всё, это просто невозможно, но если я смотрю на картину, то я могу сказать, к какому времени она относится, по стилистике, теперь вы понимаете, к чему нас приучали.

Сейчас, конечно, этого нет. Не все, но множество молодых специалистов перестали читать учебники. Собственно говоря, и люди стали другими: нажмут несколько кнопок на компьютере или смартфоне, и у тебя в руках редкая книга, которую, например, в мое время было и не найти. Есть свои плюсы и минусы. Все движется вперед. Иногда смотришь на своих молодых коллег и диву даешься, как они готовятся к экскурсии… одним словом, – технологии. Чего они нам больше несут, добра или зла, это пусть каждый решит для себя, что ему больше необходимо. Заниматься своим развитием или же начинать деградировать от бесконечных тик-токов и шоу, которые нам приносят интернет и современное телевидение.

– На ваш взгляд, что произойдет с культурой и искусством в целом, когда окончательно уйдет старая гвардия, на которой еще держатся музеи, галереи, ведь на смену им придет поколение менеджеров, которое выросло на фаст-фуде и многочисленных социальных сетях?

– Искусство – это не коммерция, и не может ею быть! И ожидать от культуры какой-то мгновенной монетной отдачи невозможно. И если это не поймут власти, то они разрушат несколько поколений. К сожалению, это разрушение уже началось. Я думаю, что у России очень мощные исторические и культурные корни, и я верю, что придет время, и все равно пробьются новые побеги. Мы не можем просто вот так взять и потерять нашу культуру, нашу духовность. Но время идет, и оно же все расставит на свои места. Сейчас происходит страшное, нам пытаются навязать какие-то ярмарки, пляски, то есть сделать из нас Народный дом культуры, но этого делать категорически нельзя. Это можно воспроизводить, но не в таком же количестве, как это делается сейчас. Вот ответьте мне, почему от нас чиновники требуют, чтобы, когда ребенок пришел в музей или галерею, ему было там весело? Почему? С какой стати ему должно быть там весело? Будь это музей или галерея, в первую очередь они должны нести знание, а не показывать цирковое шоу. Я согласна только с тем, что экскурсия не должна быть нудной. Экскурсовод должен заинтересовать детей. Их нужно приучать к культуре. А для всяких видов развлечений существуют другие места, и их у нас в городе достаточно.

– Во времена СССР проводились ли возрастные выставки?

– Да, у нас существовали экскурсии по возрастам. Тогда у Министерства образования был план, что все школы города должны в определенное время посетить картинную галерею. Им давали месяц или полтора. И школьники каждый год, каждый класс посещали нашу галерею. Помните, когда была наша первая встреча, мы с вами говорили об Аристархе Васильевиче Лентулове, я сказала, что нам необходим автобус, который решил бы многие проблемы. Мы сами могли бы привозить детей из разных районов города к нам на выставки. Учить правильно видеть картины, как это происходило прежде. И те дети, которые на протяжении 5-8 лет ежегодно приходили к нам, они уже были в определенном смысле подготовлены т. е. понимали, как правильно смотреть картину. К сожалению, сейчас этого нет. Нет взаимодействия с определенными ведомствами, которые ответственны за это, а может, им попросту этого не ненужно.

– Есть ли сегодня люди, которые хотят стать искусствоведами? Ведь у них маленькие зарплаты. Или всегда имеется маленький процент людей, которые действительно влюблены в искусство и готовы на все?

– Да, зарплаты небольшие. Если говорить честно, то они никогда не были высокими. Люди, которые посвящают себя искусству – это неординарные личности. Они постоянно что-то ищут, пытаются сохранить то, что еще осталось. Конечно, чиновникам разного уровня стоит озаботиться, чтобы молодые специалисты не уезжали из родных мест, а наоборот, воспевали свою Малую Родину. Нужно сеять зерна так, чтобы они не попали на камень или в бурьян, но в подготовленную почву и позже принесли хорошие и добрые плоды. Необходимо в целом поменять отношение к культуре. Например, сейчас музеи и галереи лишены статуса «научный». У нас в галерее, к сожалению, нет заместителя директора по науке. А раньше проходили научные конференции, семинары. Сейчас, если вы придете в картинную галерею, то вас будет встречать не научный сотрудник, а специалист.

– Трудно ли создать тематическую выставку? Что для этого требуется?

– Многие, наверное, скажут, да что там такого?! Взять и развесить картины. Нет, дорогие друзья, это титанический труд, так как создать персональную выставку гораздо проще, чем тематическую. Кто такой экспозиционер? Это человек, который занимается организацией выставки. И вот мне необходимо из наших фондов подобрать определенные полотна, которые будут подходить, по моему уразумению, той или иной теме. А когда мы отобрали картины, сходные по тематике, то следующий шаг, который предстоит сделать, если говорить простым и понятным языком, это составить сценарий выставки. Режиссер работает с людьми, а экспозиционер работает с картинами. И необходимо выразить ту идею, которая является основной для этой выставки, а идея выставки может быть очень обширной. На самом деле это сложная работа.

А если это происходит совместно с другими музеями и галереями? То вы, наверное, понимаете, какой необходимо выполнить объем работы.

Гал2.JPG– Вы амбициозный человек?

– Нет, у меня не было никогда амбиций. Говорят, что человек без амбиций не может чего-то достичь, это неправда. Я настолько люблю свою работу, что вы просто себе не представляете. Да, я люблю быть режиссером и сценаристом выставок, это можно назвать как угодно. И скажу честно, что почти за сорок лет работы в галерее в этом я добилась определенных успехов. Навыки, которые я приобрела с годами, сейчас мне позволяют создавать выставки достаточно быстро и профессионально.

– Конечно, в связи с коронавирусной инфекцией в мире произошло немало событий, которые заставили людей оказаться в четырех стенах. Как считаете, мы сможем вернуться к той жизни, которая у нас была до марта 2020 года?

– Конечно, сможем. Хотя это будет достаточно трудно. Многое предстоит сделать. Люди сейчас боятся посещать те или иные культурные места, потому что кто-то переболел сам или у него переболели родственники. Но рано или поздно это должно закончиться, и все вернется на круги своя…

 

Стоит отметить, что таких людей, как Нина Владимировна Санталова, Николай Александрович Жидков, Лидия Ивановна Терехина (Дорошина), Александр Васильевич Кукаев, Илья Владимирович Шадчнев, Галина Евгеньевна Репная и других выдающихся деятелей, которые стремятся сохранить ту культуру, которая была до них, которой они служили и служат, немало. Некоторые из них на безвозмездной основе занимаются с подрастающим поколением, пытаются привить им настоящую культуру, чистую, светлую, несущую знания в той или иной области. Создают кружки, студии, проекты, которые способствовали бы развитию города и области. Но кабинетные люди, к сожалению, этого не хотят понимать. С телеэкранов и различных трибун нам вещают о какой-то «не-культуре», которую почему-то граждане должны принимать за высшие достижения. Детям пытаются уже с младенчества донести, что нужно стремиться к бизнесу, прочее – для неудачников. Выучить английский язык – это хорошо. А как же история своей страны, русский язык, литература?.. Пензенская область, как и вся наша страна, богата на талантливых людей, которых она вскормила и вырастила. А нас без устали «вакцинируют» западными или европейскими ценностями. Чиновники, от которых зависит состояние культуры в стране, и региональные чинуши убивают собственное, то, что создано еще до них. И убеждают народ, что там, у них, на западе, только и есть настоящая культура. Но мы – потомки Победителей! И не для того ли наши предки сражались, чтобы сохранить и приумножить всё то, что останется после них. За Отчизну, детей и матерей, культурную и духовную жизнь?..

Во многих управлениях и министерствах протирают штаны не очень эффективные менеджеры, которые и понятия не имеют, что такое культура. Задают тон нувориши и их дети, которым попросту наплевать на то, что завещали нам наши предки.

 

Антон ХРУЛЕВ, член Союза журналистов России, г. Пенза