Караджича отправят умирать в Британию
twitter.com

Британия будет содержать в своей тюрьме приговоренного к пожизненному заключению бывшего президента боснийских сербов Радована Караджича. Сам 75-летний Караджич против. Его адвокат напомнил историю с бывшим сербским генералом Радиславом Крстичем, на которого в британской тюрьме напала группа заключенных мусульман и пыталась убить. Но международный судебный орган, определяющий, куда отправлять осужденных уголовным трибуналом в Гааге, не счел это достойным доводом против уголовно-исполнительной системы Туманного Альбиона.


Караджич в начале 1990-х стал гражданским лидером боснийских сербов, отказавшихся жить в одном государстве с мусульманами и хорватами – в Боснии, провозгласившей независимость от Югославии. Независимость, правда, провозглашали как раз мусульмане, с сербами они не советовались. Хорваты поддержали эту независимость, рассчитывая позже отколоть свой кусок и прилепить его к уже «свободной» Хорватии. Боснийские сербы желали жить вместе с Сербией и Черногорией – это были единственные две республики, сохранившие союзные отношения под названием Югославия. Однако США и их европейские партнеры, объединившаяся Германия, Британия и Франция, настаивали, чтобы Босния как независимая страна сохраняла границы, которые ей начертили в югославский период. Короче говоря, Вашингтон, Лондон, Берлин и Париж говорили: мусульманам от сербов независимыми быть можно, а сербам от мусульман – нет. Двойные стандарты Запада и послужили первопричиной для Боснийской войны. Самой кровопролитной войны в Европе со времен Второй Мировой. Около 100 тысяч погибших и миллионы беженцев – всех национальностей и вероисповеданий. По ходу боевых действий для боснийских мусульман западные политики придумали новый этноним – бошняки (босняки).

Караджич – профессиональный психиатр, учился на медицинском факультете в Сараево, столице югославской республики Босния. В 1970-х он два года проучился даже в США. Затем работал врачом в одной из сараевских больниц. Писал стихи. В 1989-м вместе с группой единомышленников создал Сербскую демократическую партию (СДП). Когда начался распад Югославии, Караджич и его партия выступили за то, чтобы сербские общины, оказавшиеся на территории разных независимых государств, объединились в единое национальное государство. В ноябре 1991-го сербы провели в муниципалитетах, где численно преобладали, референдум о независимости от Боснии. Большинство проголосовали за создание собственной Республики Сербской (РС). На следующий год, в декабре, представители боснийских сербов выбрали первым президентом РС Караджича. Но Запад выступал против создания нового сербского государства и принудил боснийских мусульман удерживать сербов в своем государстве. В первые месяцы конфликта между сербами, мусульманами и хорватами происходили обоюдные этнические чистки. По сути, все три народа разделяет лишь вероисповедание. Они говорят на одном языке, масса традиций – общие, но, как правило, хуже нет врага, чем ближайший сосед. Горели церкви, мечети и костелы, жестоко вырезались целые семьи лишь за то, что они номинально исповедовали другую веру. Об этом периоде конфликта в Боснии снят бесподобный фильм – «Красивые села красиво горят».

К весне 1993-го года сравнительно централизованные вооруженные силы были созданы всеми сторонами конфликта – до того действовали, преимущественно, добровольческие формирование, подчинявшиеся местным командирам. Конфликт перешел в стадию классической войны: фронты, армии, единое командование.

Гражданский лидер РС Караджич рассчитывал, что ему удастся в итоге решить проблему методами дипломатии – психиатр-поэт верил в силу слова. Военный вождь РС – генерал Ратко Младич настаивал на силовом разрешении ситуации, благо технически преимущество было на стороне подчинявшихся ему войск. Сотрясаемая внутренними дрязгами, никем не признанная республика вела войну до 1995-го года. В августе 1995-го в конфликт на стороне мусульман и хорватов вмешались силы НАТО, к тому же президент Сербии Слободан Милошевич настаивал на прекращении боевых действий в Боснии. Был подписан Дейтонский мирный договор. РС осталась в составе Боснии. Караджич и Младич лишились постов, были объявлены на Западе военными преступниками, их розыском занялся специально созданный Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ).

Караджич долго скрывался и в то же время вел весьма публичную жизнь. Он зарос до неузнаваемости бородой отпустил длинные волосы. Проводил публичные лекции, принимал пациентов и писал статьи в научные журналы. Будто решил прожить ту жизнь, которую у него отняли политика и война в Боснии. Устоять во главе нового государства не получилась, поэтому он попытался вернуться на тот путь, с которого сбился ранее, который ему уже был хорошо знаком. Он поселился в Белграде на улице Юрия Гагарина. Район безликих прямоугольных многоэтажек, новая часть города, застроенная во времена коммунистической Югославии и милошевичевской Сербии. Бывший президент бывшего государства выбрал себе псевдоним «доктор Дабич». У этого псевдонима мрачный оттенок. Он созвучен с сербским именем дьявола – джаво. Доктор Драган Дабич – доктор Дорогой (Любимый) Дьявол. Пожалуй, это Караджичу не давала покоя поэзия.

Доктор завел собственную клинику в Белграде. У него появились новые привычки. Одна из них – он регулярно посещал блинную «Пинокио» (корректное написание на сербском имени героя итальянской сказки) на площади Караджорджева в районе Земун. 21 июля 2008 года после «Пинокио» доктор Дабич сел в рейсовый автобус, где к нему подошли несколько сотрудников сербской госбезопасности. Они арестовали Дабича, который снова стал Караджичем. Новые, настроенные на дружбу с Евросоюзом и США власти Сербии выдали бывшего президента боснийских сербов трибуналу в Гааге.

МТБЮ в 2016-м приговорил Караджича к 40 годам тюрьмы, объявив его ответственным за ряд военных преступлений в ходе Боснийской войны. В марте 2019-го Остаточный механизм для уголовных трибуналов в Гааге ужесточил приговор до пожизненного заключения. Остаточный механизм функционирует вместо закончившего свою деятельность в 2017-м МТБЮ. Одной из основных причин для ужесточения приговора стала история, произошедшая в Сребренице в июле 1995 года. История совсем неоднозначная. Я читал довольно много свидетельств о ней, бывал на мемориале в селе Поточари, в самой Сребренице, в соседнем сербском муниципалитете Братунац, ходил по горам, где происходили события в июле 1995-го. Считается, что войска сербов уничтожили несколько тысяч мужчин, из которых совершенно точно значительная часть являлись участниками боевых действий. Эти мужчины уходили из Сребреницы, мусульманского анклава, откуда мусульманские боевики с 1992-го совершали нападения на окрестные сербские села. Наступлением на анклав командовал лично генерал Младич. Гаагский трибунал счел, что Караджич тоже имеет непосредственное отношение к случившемуся, так как являлся гражданским руководителем Республики Сербской.

Новость о том, что Караджича отправят в британскую тюрьму, издания Туманного Альбиона сообщили 12 мая. Они использовали интересную формулировку: «остаток пожизненного тюремного заключения». Остаток – словно тюремное заключение закончится. Нет, оно не закончится для Караджича – оно прикончит бывшего президента боснийских сербов. Британия – сторона в Боснийской войне 1992-1995 годов. Караджич был ее врагом. И является им до сих пор (если б не являлся, то его бы освободили, как освобождают албанских террористов из Косово и мусульманских головорезов из Боснии). Британия привыкла столетиями добивать своих противников. Караджич, разумеется, понимает это, потому попытался обжаловать решение Остаточного механизма для уголовных трибуналов в Гааге. В качестве довода против британской тюрьмы адвокат бывшего президента РС Питер Робинсон использовал прецедент с Радиславом Крстичем, ближайшим помощником Младича во время наступления на Сребреницу. Крстича спецназ Британии и США выловил в Боснии в 1998-м году. Причем, в зоне ответственности российских миротворцев. В 2001-м Гаагский трибунал приговорил генерала Крстича к 35 годам тюрьмы. С 2004-го он отбывал срок в британской тюрьме. В 2010-м на него напали трое заключенных-мусульман, все трое младше 30-ти лет, один – албанец, второй – нигериец, третий – британский гражданин. Генералу шел 63-й год, одна нога у него ампутирована после подрыва на мине в 1994-м. Напавшие попытались заколоть серба ножами и отрезать ему голову. Он получил ранения, однако выжил. Позже трибунал принял решение о переводе его в тюрьму на территории Польши. Не исключено, что подобная история может случиться и с Караджичем.

Другой довод против британский тюрьмы, использованный Робинсоном, – британская система исполнения наказаний не выдает визы родственникам-иностранцам, чтобы они могли посетить заключенных. На такую практику, например, жаловался бывший президент Либерии Чарльз Тейлор, также отбывающий 50-летний срок в Британии по приговору международного суда.

Министерство иностранных дел Великобритании заявило, что не будет официально разглашать название тюрьмы, в которую направят Караджича, для его же безопасности. Однако рано или поздно такая информация станет известна. В Британии всего семь тюрем категории А – в них содержатся самые опасные заключенные, «чей побег представляет угрозу обществу и национальной безопасности». Приговоренных по самым громким делам содержат в тюрьмах Белмарш, в ней отбывал срок председатель парламента боснийских сербов Момчило Краишник, и Фрэнклэнд, где сидит упомянутый либериец Тейлор. Хотя Крстич содержался в менее известной Уэйкфилд. Нынешние реалии британских тюрем категории А таковы, что в каждой из них содержатся определенное количество человек, приговоренных к длительным срокам или к пожизненному заключению за причастность к деятельности исламских радикальных группировок. Для британских властей они – удобный инструмент, чтобы окончательно разобраться с крайне неудобным Караджичем.

 

Александр РЫБИН, Валаам, май 2021 г.