Не «по заказу государства»
Наталия Нарочницкая

Об общественной дипломатии все чаще говорят как о важном инструменте внешней политики, который у России либо отсутствует, либо не работает. Почему? Об этом шла речь на конференции «Общественная дипломатия – вектор СНГ», прошедшей в Общественной палате.


– Манипуляция сознанием – один из важнейших инструментов политики. На Западе в это вкладываются огромные деньги, сопоставимые с затратами на вооружение, – открывая конференцию, сказала президент Фонда исторической перспективы, член Общественной палаты, доктор исторических наук Наталия Нарочницкая.

Тот же Китай, уточнила Наталия Алексеевна, вкладывает огромные деньги в народную дипломатию. Почти в каждом университете Франции, например, есть отделения института Конфуция. «Конфуцианцы французского розлива» не занимаются, что называется, лобовой пропагандой, а рассказывают в социальных сетях и на живых встречах о культуре своей страны, ее истории и перспективах. Так создается фоновое представление о стране.

Общественная дипломатия – это инструмент долгосрочного действия. Он редко позволяет добиться «всего и сразу» в отдельной политической ситуации, но создает благоприятный климат для внешней политики в целом.

Нельзя уповать и надеяться только на нефтегазовую трубу. Необходимо работать и с сознанием людей, как это целенаправленно делают наши западные оппоненты.

Наталия Нарочницкая привела пример с нацисткой Германией. Страну Шиллера и Гете, нацию с великой гуманистической литературой, с великими гуманистическими традициями за 10 лет превратили в одержимую нацию агрессоров.

– Нефтяная, газовая труба, конечно, сильный аргумент в политике, но точно не исчерпывает весь регистр, – поддержала мысль Нарочницкой заведующая кафедрой сравнительной политологии МГИМО, профессор-исследователь НИУ Высшая школа экономики, доктор политических наук Оксана Гаман-Голутвина. – Не грех и нашему бизнесу расширить поддержку социально значимых проектов, совместных с государствами СНГ. Мы не столь богаты, чтобы иметь дешевую внешнюю политику.

И то, правда. Всегда ли мы понимали и понимаем, что постсоветское пространство является ключевым в геополитике и в геоэкономике России?

По словам Оксаны Гаман-Голутвиной, отношение к России на постсоветском пространстве претерпело серьезные изменения. Трудно переоценить негативные последствия убежденности многих российских политиков в том, что соседи по СНГ никуда не денутся. Пока мы по инерции пребывали в благодушных иллюзиях, постсоветское пространство превратилось в место геополитической и геоэкономической конкуренции. Игроки мирового уровня развернули здесь сверхактивную деятельность.

Тем не менее, Россия еще сохраняет свои конкурентные преимущества на этом пространстве благодаря общему историческому прошлому со странами СНГ, опыту культурного общения, опыту общих побед и пережитого…

Россия, наконец, до сих пор гарант безопасности ряда государств ближнего зарубежья, эксклюзивный поставщик энергоресурсов. К нам едут миллионы рабочих из Таджикистана, Узбекистана, Казахстана… Российский рынок труда, как это принято считать, «поглощает избыточные демографические ресурсы соседей, что снижает остроту социальных противоречий в этих странах».

Парадокс лишь в том, что не всегда эти очевидные исторические преимущества России конвертируются в политические выгоды для нее.

 

Сергей РЫКОВ