Памяти поэта, просветителя, друга
Геннадий Хомутов

На 82-м году жизни скончался Геннадий Федорович Хомутов, поэт, просветитель, шесть десятков лет возглавлявший оренбургское областное литературное объединение.

 

Это скорбное известие тронуло и потрясло сотни людей в Оренбуржье, России и мире – все знали его, учителя, друга, просветителя, и в любой день вправе были ждать звонка или письма от «ГенФеда», потому что он знал и помнил всех до единого и никогда не терял связи с теми, кого любил, в кого верил, на кого надеялся.

О своем творчестве Геннадий Федорович Хомутов высказывался скупо, порой, иронично – отзываясь на включение собственных стихов в знаковые антологии и хрестоматии, – но вот это теперь останется навсегда:

 

Мои стихи забудутся, умрут,

Но я однажды сделал свое дело:

От слов моих вдова смеялась, пела,

Пускай недолго, только пять минут.

Но те минуты, заявляю смело,

Во мне поэта навсегда спасут.

 

Его самые юные воспитанники, из четвертого поколения, написали к 80-летию своего учителя: «Без Геннадия Федоровича литературная жизнь региона была бы более пресной, скучной и провинциальной. Именно он – ученик Бориса Слуцкого, товарищ Анатолия Передреева, Николая Рубцова, Николая Глазкова, Александра Вампилова, – поднял оренбургскую литературу на всероссийский уровень, принеся в жертву новым поколениям литераторов свой талант и художественный дар», – и это бесспорное утверждение.

Он не говорил своим ученикам напрямую: любите людей, интерес к человеку должен предшествовать интересу к литературе или науке – он вообще никогда и никому не сказал: делай так-то. И «делай, как я» не говорил. Но все его друзья, молодые и старинные, имеют представление об истоках его неистребимого человеколюбия – это все то же крестьянское убеждение: каждый знает что-то, чего не знаешь ты. А слушать он умел, как никто.

В хрестоматиях и антологиях поэт Геннадий Хомутов останется со своими стихами о советских 40-х, строчкой из «Огня» («А сколько спички стоили, кто скажет? У нас в тылу, во времена войны»): «Когда в душе моей огонь иссякнет – пойду к народу и займу огня», – и это один из главных заветов незабвенного учителя и друга.

Осиротели дочь, внук и внучка, правнук Геннадия Федоровича. Осиротели птенцы его «гнезд» – большого областного литобъединения и школьного «Расцветающий сад». Ушел в вечность мудрый наставник, бескорыстный покровитель, терпеливый садовник.

Покойся с миром. Память о тебе живет.

 

Владимир ПШЕНИЧНИКОВ