По поводу Манижи – куда ниже?

Журналист, поэт и бард А.Бобров оскорблен за русскую женщину и возмущен ситуацией с нашим кандидатом на конкурс «Евровидение»:


Песня в России, как и вся высокая, истинно народная культура – стала коммерческим продуктом, она опошлена и унижена, особенно на ТВ.

Еще один политиканский парадокс и культурный провал Первого: ведущая Яна Чурикова пафосно объявила зрителям, что именно они решают – кто поедет на конкурс «Евровидение» и дали им выбор из... трех песен. ТРЁХ – одна другой хуже! То есть ленивой телепублике выбирать пришлось не лучшую композицию, а наименее отвратительную. И получилось, что 29-летняя певица таджикского происхождения Маниже Сангин будет представлять Россию на «Евровидении». Родилась эта композиция 8 марта 2020 – ровно за год до национального отбора – поздравление российским толстым бабам, так сказать:


Шо там хорохорится? Ой, красавица

Ждешь своего юнца, ой, красавица

Тебе уж за 30, алло, где же дети?

Ты в целом красива, но вот похудеть бы…


В соцсетях поднялась волна возмущения и разгорелись споры не по поводу самой бездарной песенки-речетатива, а больше «политические». Её защитники, особенно понаехавшие, пытаются уличить противников в шовинизме: дескать, вам не нравится, что она таджичка... Но дело не в национальности и даже не в том, что она ЛГБТ-активистка. Нельзя про русских теток – что угодно. Причем и откровенную ложь:

 

Борются, борются,

Все по кругу борются, да не молятся…


Что за бред? Наверное, гендиректор Эрнст и его музыкальный помощник Аксюта просто не догадываются, что православие в России стоит не столько на батюшках, сколько на русских женщинах, которые и пронесли веру сквозь борения, испытания, запреты.

Правда, теперь всем рулит вторая жена Аксюты – Караерова Светлана. Про нее известно только то, что она работала помощником (!) продюсера группы «Рефлекс» – в народе: «поющие трусы». Многие коллеги по цеху считают, что Караерова (экзотическая фамилия, то ли болгарская, то ли азербайджанская) – «серый кардинал», который стал главным в паре. Именно она диктует, кого выпустить на сцену Первого канала, кому пока придется подождать очереди. Работала всего лишь – помощником продюсера, а теперь рулит и Аксютой, и музыкой на Первом. О ней – мало что известно, даже в интернете нет биографии, в инстаграме у блондинки с ником svetamuzic – 0 публикаций, но зато 496 подписчиков. Чего они на ее странице читают? Безумные виртуальные времена!

Повторяю: соцсети и вменяемые СМИ переполнены негодованием, даже Алексей Пушков в субботнем выпуске авторской программы «Постскриптум» поставил критический, испепеляющий сюжет, но с Первого – как с гуся вода: никак не комментируют. Парадокс еще и в том, что некоторые защитнички талдычат: это ж телевизионный конкурс фриков, это ж для домохозяек: ну, телекомпания подтасовала так – пусть… И все это на фоне пространных телепрограмм и публикаций, яро обвиняющих частную компанию Твиттер: они, дескать, нарушают российские законы, наши моральные и нравственные принципы. Да, Твиттер и впрямь обнаглел с незаконным контентом, неприемлемым для нашего мировоззрения, хотя знает рамки: например, в его арабском сегменте никогда не появятся обнаженные фурии, поедающие свинину, а в русскоязычном – все можно. Но они же берут пример с нас самих: в России кощунство и издевательство над всеми нормами – допускается! Характерно, что ни слова по поводу Манижи не проронило министерство культуры: ну да, формально это – телевизионный конкурс, не они, мол, отбирают. Но у нас что – Первый вне культурного и нравственного поля?

Вспомним, насколько сильно таджикам не понравился пародийный образ Ровшана и Джамшуда из «Нашей Раши». Показ передачи в Таджикистане немедленно запретили, да и у нас перестали кривляться на эту тему… Здесь же все выглядит, я считаю, куда обиднее для русских женщин. И что, спикер Матвиенко, министр Любимова, защитница прав Москалькова?..


Александр БОБРОВ