Профессор о профессоре
Уже который день в сети обсуждаются высказывания профессора ВШЭ Гасана Гусейнова про «убогий и клоачный русский язык». Доктор филологических наук, профессор Иван Есаулов, находящийся сейчас по работе за границей, нашел время для того, чтоб разобраться, что же все-таки сподвигло Гусейнова на такие откровения:


Мне из своего швейцарского далека тоже хотелось бы присоединиться к кампании в защиту Гасана Гусейнова от русских туземцев. Хотя бы раз, может быть, и мне за такую защиту перепадут какие-нибудь символические цацки. Боюсь опоздать засветиться. Не могу сказать, что я здесь слишком зависаю в социальных сетях, слава Богу, веду более размеренный, нежели в Москве, образ жизни, но заметил, что отдельные неразумные туземцы торопятся отправить Гасана Чингизовича даже не в Баку, а прямо-таки в какой-нибудь аул. Так уж они оскорбились за то, что русский язык – «язык клоаки», по авторитетному определению ув. Гасана Чингизовича. Полагают, что Г.Ч.Гусейнов оскорбил и русский язык, и русский народ.

Я уж напомню общеизвестное, только вот заранее прощу прощения, что эта правда может быть кому-то крайне неприятна. Вообще-то Гасан Чингизович не гастербайтер из горного аула, куда его надлежит «вернуть» под милицейским конвоем. Гасан Чингизович из семьи образцовой (в том числе, по своему происхождению) советской новиопской номенклатуры. И он, и папа, и мама являются идеальной иллюстрацией новой исторической общности – советского народа. Проживающей, естественно, не в ауле, а в столице СССР – советском «городе-герое» Москве. Поскольку они не рабочие хреновы (коих отлично показал тов. Маяковский в известном стихотворении), а показательно-образцовая советская ячейка общества, то родная (для них) советская власть дала возможность получить им прекрасное гуманитарное образование (привлекая лучших – уж какие остались в эсэсэсэре – «специалистов»).

После успешного завершения «проекта», который имел название «СССР», никто из подобного элитного «кадрового состава» советской номенклатуры не был обойден вниманием и заботой об их дальнейшем профессиональном и культурном развитии. Более того, идеологически близкие компаньоны советским элитным кадрам в западном университетском мире включились в программу «спасти-рядового-райана», а позже, когда у наших новиопских «райанов» наступило пенсионное время, их – столь же заботливо – подхватили уже здесь, в РФ. Показав, что для них, как и в их большевицкие 20-е гг., никаких «границ» нет, они вполне экстерриториальны. И куда более «защищены», чем не только обычная рфовская, но и английская, немецкая, французская профессура. У которой приходит пенсионное время – и адью, до свидания!

Что же касается местных туземных «обид», то только глубоким национальным обмороком объясняется тот прискорбный факт, что русский народ исхитряется до сих пор «не понимать», что бОльшей обиды, чем та обида, которую нанесла ему РФ, не может нанести ни Гасан Чингизович, ни сотни (или даже тысячи) подобных гусейновых. Если русский народ безропотно (!) принял рассечение народного тела, безропотно принял то, что десятки миллионов русских людей остались за подлыми и фальшивыми большевицкими границами, где они – на идиотском новиопском жаргоне – обозначались «русскоязычными», а не русским народом, то чего уж заходиться в ярости на профессора самого привилегированного кремлевского образовательного продукта – ВШЭ (да и к чему оскорблять кличкой «питомник либералов» одно из скрепообразующих РФ образований, которое «разогнать» возможно, наверное, только «разогнав» разве что саму РФ?)...

А вот почему народ находится в таком глубоком национальном обмороке – это вопрос отдельный. И я полагаю, что, действительно, большая, очень большая заслуга в этом именно нашей новиопской номенклатуры. Той, что заботливо заменили перерезанную русскую элиту. Так что, Гасан Чингизович, Вы спрашиваете, кто же убил язык? Вы и убили, Гасан Чингизович, Вы-с, и некому больше-с. Для того и было доверено «курировать», чтобы убить. И дело тут не в «языке», дело тут в отношении к исторической России, именно поэтому Вы, Гасан Чингизович, одновременно отлично вписываетесь как в советско-постсоветскую номенклатуру, так и в определенный сегмент европейского «левого» спектра (тот самый, для кого «советский эксперимент» 20-х гг. – «золотое время», но для кого историческая Россия – «проклятая царская»).

Во всяком случае, когда я – последние четверть века – пытался в западных аудиториях «защитить» историческую Россию (в основном, от советчины), показать разницу между «русским» и «советским», пытался очистить понимание русской классики от ее изображения в кривом зеркале «советского литературоведения», то у кого же это вызывало бешеное сопротивление, кто интриговал, клеветал, доносил, стремился сделать со мною то, что делала всевозможная красная сволочь с русской профессурой в «благословенные» 20-е гг.? Разве американцы, французы, немцы, норвежцы? Нет, что Вы! А кто же? А такие, как Вы, именно такие, как Вы, Гасан Чингизович. Посему, если то, что сейчас находится на месте уничтоженной России, и «клоака», то именно Вы (и такие, как Вы) все делали и делаете для того, чтобы на этом месте не возродилась Россия, настоящая Россия.

Так что, признайтесь уж, что «клоака» эта и есть Ваша родная среда, среда советско-постсоветской элитной номенклатуры, она Вам поэтому куда милее, чем то, что пытаюсь защитить (или, хотя бы очистить от наветов) я. Так что простите уж русских туземцев, Гасан Чингизович, Ваше счастье, что они пока еще не вполне понимают, что «советский» и «русский» не только не синонимы, но даже и не дальние родственники. А ведь мы-то с Вами, Гасан Чингизович, это отлично понимаем, не правда ли? Как и то, что и Вы, и правящая сейчас номенклатура РФ двадцать пять лет – совершенно сознательно – делают все, чтобы заморочить им сознание, уподобляя «русское» и «советское». А также отлично знаем, кто именно постарался превратить в «клоаку» то место, где когда-то была Россия.

Иван ЕСАУЛОВ