Живое слово вытесняется цифрой

Современная литература больна и потеряна, как болен и потерян современный человек. Поневоле вспоминаются слова Сартра: «Мир прекрасно обошелся бы без литературы; еще лучше он обошелся бы без человека». Слова безжалостные и согласимся, увы, актуальные. Нужна ли литература человечеству, которое не нуждается само в себе, человечеству, отринувшему религию, традицию, культуру и семимильными шагами шествующему в цифровой рай? Ответ очевиден…

Конечно, литература и книга не умрут в одночасье, всегда будут люди, бережно относящиеся к художественному слову, литературному наследию, традиции. Однако зафиксируем и согласимся с некоторыми вещами: печатное живое слово уступает место цифровому, подлинная художественная литература проигрывает утилитарному коммерческому чтиву, толстые литературные журналы, некогда правящие бал и заказывающие музыку, доживают последние дни. Бумажная книга из атрибута духовности все больше превращается в архаику и анахронизм, пропахший пылью и некстати занимающий дорогие квадратные метры в городских многоэтажках.

Интернет создал альтернативную литературную жизнь: писать можно теперь всем и обо всем, цензуры нет, как нет и экспертного профессионального сообщества. Сеть примет и переварит все. «Виртуальное качество» сетевой литературы определяется «лайками» и «подписчиками», что само по себе забавно и грустно. А вдобавок ко всему гуру от цифрового рая хвастаются новыми передовыми свершениями: современные алгоритмы уже способны создавать произведения, не уступающие по мастерству Толстому, Чехову, Бунину… Аж дух сводит от «творческих прорывов» цивилизации. Судя по всему, прилепины, яхины и сорокины для гениальных алгоритмов этих – лишь задачки из начальной школы. Да и зачем вообще пыхтеть нынешнему творческому люду, если «Великий Лев» и компания готовы выдавать по взмаху дирижерской палочки шедевры мировой классики? То ли еще будет…

Какое «удобное» и сумасшедшее будущее нас ожидает, где одновременно творят великие литературные алгоритмы, работающие под Шекспира, Пушкина, Толстого. Закон рынка превыше всего, спрос определяет предложение. Нам же, неразумным, при этом объясняют, что за таким творчеством будущее. И в самом деле, эти новоявленные «творцы» не запьют, не загуляют, не окажутся на каторге и не испытают «арзамасского ужаса». Все стабильно. Не будут, в конце концов, нелепо гибнуть на дуэлях, не станут вешаться... И при этом готовы работать без сна и выходных. Плюсы, что называется, очевидны. Да и на гонорарах сэкономить можно.   

Вслед за героем любимого советскими зрителями фильма, вторя ему на современный лад, подытожим: «Через двадцать лет будет один сплошной интернет»! Разве не очевидно, что «железный конь идет на смену крестьянской лошадке»?! Эволюция, прогресс, цивилизация! Только вот незадача, в роли вчерашних лошадок в результате окажется сегодняшнее человечество. Впрочем, в большинстве своем еще не осознавшее сути грядущей рокировки.

Вспомним Илью Ильича и его деятельного друга с немецкими корнями:

– Где же тут человек? Где его целость? Куда он скрылся, как разменялся на всякую мелочь?

– Что-нибудь да должно же занимать свет и общество, - сказал Штольц.

Комментарии, что называется, излишни…

Как же произошла подмена, как человек разумный скатился в постчеловека, в жалкое, обмельчавшее подобие себя вчерашнего, в симулякр, растративший свое великое наследство и ставший в очередь в химчистку на оцифровку изношенной души? Когда произошел этот разворот, почему?

Увы, вывод напрашивается сам собой. Человек, отринувший идею Бога, констатирующий его смерть и верящий в научно-доказанное обезьянье родство вряд ли мог придти к иному финалу. Без идеи Бога, отказавшись от глубинного, сакрального измерения в себе, самонадеянно водружая себя в центр мироздания, человек отсек путь восхождения к духовному Олимпу, а значит, открыл движение вниз, к зверю.

«Тут дьявол с богом борется, а поле битвы – сердца людей», – это говорит Дмитрий Карамазов. На одном полюсе – Алеша, на втором – Иван. Если допустить, что Алеша отступает и принимает сторону среднего брата, то что остается? По Достоевскому – диалог с чертом и сумасшествие. Ничего не напоминает? То-то…

Очевидно, что девальвация человека идет по всем фронтам. Нигилизм, как стая термитов, подъедает и превращает в труху все, к чему прикасается. Культура постмодерна – ознаменование надвигающегося духовного конца человечества. Поэтому не стоит удивляться, когда на место разложенных до основания культуры, религии, традиции новые апостолы прочат датаизм и всеобщую оцифровку человечества. Иммунитета у этого человечества практически не осталось. Цифровая воронка, постоянно расширяясь, втягивает в свою орбиту все больше и больше человеческого материала.

И все же каждый пишет свой жизненный сценарий самостоятельно. Свобода выбора (пусть и далеко не абсолютная) у современного человека все же есть. Важно найти лишь точку опоры, устоять, доверяясь разуму и совести, лучшим традициям своего народа и семьи.

Автору статьи представляется, что литература – хороший фундамент, позволяющий современному человеку оставаться в лоно мировой культуры, философских исканий, преемственности традиций. На протяжении двух с лишним тысяч лет писатели, философы, драматурги и поэты кропотливо работая с материалом, бережно возводили общечеловеческий храм духовной культуры, триумф человеческой творческой деятельности. Согласимся, что наследие это грандиозно, всеобъемлюще и актуально. Актуально хотя бы потому, что в сути своей человек не изменился, его как и раньше волнуют вечные вопросы, как раньше он наступает на те же грабли и раздираем теми же страстями и сомнениями.

Восемь лет назад несколько энтузиастов-чудаков решили организовать в Петербурге литературно-философский клуб. Назвали клуб «Синим жирафом». Так получилось, что членами клуба стали представители самых разных профессий, научных степеней, возрастов. Всех этих людей, которые вряд ли когда-нибудь и где-нибудь могли пересечься в обычной жизни, объединяет любовь к литературе, живой книге, чтению, литературным традициям. Вместе одноклубники проштудировали не одну сотню книг, входящих в золотой фонд мирового литературного наследия. И вполне естественно, что основным фундаментом клуба явилась русская классическая литература, исследуя которую, клуб пытается постигнуть загадку русской истории, ее народа и культуры.

В литературной гостиной почти на всех встречах кипят интеллектуальные баталии, в ходе которых участники ищут и доводят до других свою правду и отношение к предмету обсуждения. Участники литературных встреч, как правило, люди яркие, живые и не равнодушные. Их часто диаметрально противоположные позиции высекают в ходе дискуссий огонь подлинно духовной жизни, и огонь этот воспламеняет и заражает сердца и умы всех собравшихся. Как участник почти всех встреч клуба, признаюсь, что подобного интеллектуально-духовного вихря где-либо еще мне видеть и слышать не доводилось. Участники свободны в своем живом слове и вдвойне отрадно, что члены профессиональных научных сообществ, побывавшие в «Синем жирафе» на дискуссиях, с удивлением и интересом обнаруживают и признают наличие в клубе особой завораживающей и неповторимой интеллектуальной атмосферы и энергии, свойственной исключительно «Синему жирафу».

Трудно живется современному российскому обществу. Неурядиц хватает и вряд ли они когда-либо будут преодолены. Предкризисное состояние становится нормой, отсутствие позитивного образа будущего страны способно вызвать уныние у большинства населения, извечные русские болезни зашкаливают. Как не достает нам всем твердой духовной почвы под ногами, того, чем мы можем по-настоящему гордиться, что не подвластно времени, ветреной моде, капризам рыночной экономики и проходящих политиков. Настоящие, подлинные скрепы нужны нашей стране для оздоровления. И они есть. Это литературное наследие наших великих предков. И пусть Россия уже не является литературоцентричной страной, каковой была в ХIХ и ХХ веках, но в наших силах верить, возрождать и бережно поддерживать очаги культуры. Делать то, что минувшие восемь лет делал клуб «Синий жираф».

 

Александр ГАЙДЫШЕВ, председатель литературно-дискуссионного клуба «Синий жираф»