САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Памяти друга и коллеги

13.11.2019
Памяти друга и коллеги 40 дней как ушел давний сотрудник «Литературной газеты», замечательный фотограф Евгений ФЕДОРОВСКИЙ.

Уникум

06.11.2019
Уникум Лев АННИНСКИЙ как явление.
О том, «каким он парнем был», вспоминает Александр НЕВЕРОВ.

Я помню его в слезах

03.11.2019
Я помню его в слезах Владимир БУШИН вспоминает Илью СЕЛЬВИНСКОГО и таинственные детали его биографии.

Позывной: Москвич (часть вторая)

15.11.2019
Позывной: Москвич (часть вторая) Продолжаем публиковать фрагменты записок русского добровольца – московского предпринимателя, отправившегося летом 2014 года на войну в Донбасс.

Во тьме грядущих новостей

09.11.2019
Во тьме грядущих новостей Стихи Нины ЯГОДИНЦЕВОЙ отличаются не только тщательной отделкой, но и пронзительной лиричностью.

Все равно продолжается жизнь

02.11.2019
Все равно продолжается жизнь Евгений СТЕПАНОВ не только поэт, но еще и редактор. А также издатель. И это не могло не отразиться в его стихах.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

«Вы здесь ходите по золоту…»

16.11.2019
«Вы здесь ходите по золоту…» Юрий МАРТЫНЕНКО о 70-летии писательской организации Забайкалья.

«Я – неоромантик!»

13.11.2019
«Я – неоромантик!» Концерты Государственного симфонического оркестра Татарстана под управлением Александра СЛАДКОВСКОГО – всегда праздник.

«Молчащее искусство» зазвучит через века

13.11.2019
«Молчащее искусство» зазвучит через века Худрук вокального ансамбля INTRADA Екатерина АНТОНЕНКО рассказывает об уникальности русской барочной музыки.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Мигранты и демография

17.11.2019
Мигранты и демография Приезжие отнимают рабочие места у коренного населения, отмечает журналист и редактор Павел ПРЯНИКОВ.

Запад им поможет

11.11.2019
Запад им поможет О комичном «Форуме свободной России» в Литве высказывается Андрей ПЕСОЦКИЙ.

Профессор о профессоре

05.11.2019
Профессор о профессоре Иван ЕСАУЛОВ размышляет о природе русофобских высказываний Гасана ГУСЕЙНОВА.

4 ДРУЗЬЯ И ВРАГИ О СССР: 100-80 лет назад.

4 ДРУЗЬЯ И ВРАГИ О СССР: 100-80 лет назад.

B894F9B9-A3FF-439B-9B7F-D1C2E368EF22.jpeg

Враждебность Запада к России сохраняется столетиями. То Наполеоновское нашествие в 1812 г., то Наполеон III под ручку с королевой Викторией гонят сотни тысяч своих войск в годы нового нашествия на Крым в середине XIX века. То объединённые вооружённые силы 14 империалистических государств, усиленные российской белой гвардией, предавшей русский народ, рвут Россию на части в годы Гражданской войны. То нашествие фашистской Европы на СССР, переросшее после поражения Запада во Второй мировой войне в холодную войну с мировой системой социализма.

1

Революция — великий праздник для рабочего люда и радость победы над жестокими эксплуататорами. и радость приобщения пролетариат к университетскому образованию, науке и высшей культуре. В то же время для буржуазии пролетарская революция — слезы утраты богатства, нажитого бесчестно эксплуатацией рабочих и грабежом других наций, а также власти над одурманенным лживой пропагандой пролетариатом.  

Как писал М. Горький:

«В мире существуют только две силы: класс капиталистов, раздираемый внутренними в нём противоречиями, жадностью, завистью, — класс людей, которые сделали своё дело, довели его до нелепости, до анархии, выродились, обессилели и — должны исчезнуть. Возникает к жизни, идёт на смену рабочий класс, сказочный Атлант, который держит на своих плечах земной шар, сила, создающая всё и, как свидетельствуют рабочие Союза Советов, способная создавать то, чего никогда не было и что считалось невозможным, — создаёт государство равных, социалистическое общество в мире капитализма.»Т. 26.

2

Первые 15 лет (с 1917 по 1932 гг.) после Великого Октября растерявшими после поражения в очередном нашествии на Россию, сосредоточила все своё внимание на осуждении первой мировой пролетарской революции и огромные средства тратила на ложь и разжигание фашистского конфликта.  

И все это время в мире, большей частью на Западе, издавались тысячи книг, публиковались сотни тысяч статей, написанные врагами России почти на многих языках. За последние три десятилетия в России появилось немало антисоветской литературы, в том числе доморощенными авторами. Не о ней речь.

   В данной статье мы рассмотрим лишь литературу, написанную за иностранными авторами, враждебно или дружественно настроенных по отношению к Советской власти.

Обратимся вновь к книге, о которой мы уже немного рассказали — «СССР ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ. 1917-1932 гг.»

3

     ... М. Живов, составитель данного сборника, начал своё предисловие с вопроса: Как встретила мировая буржуазия Октябрьскую революцию?

“Неистовствуя в своей злобе, она фабриковала че­рез своих литературных агентов сотни книг и брошюр, полных  самой бессовестной лжи, самой гнусной клеветы на советский пролетариат, на пролетарскую диктатуру.

“Стоит просмотреть одни названия большинства книг.

В первый период революции, появились книги:

  • «Россия, закусившая удила» аме­риканца Гарпер.
  • «Большевики в роли могильщиков» немца Бернгардта Эргарта.
  • «Волки» кратко охарактеризовал большевиков другой немец, Герварт Фольк.
  • «Большевистский ад. В Петрограде под властью коммуны и террора» француза Р. Вошэ.
  • «Варварская Со­ветская Россия» (Мак Брайд — Америка).
  • «Русские Содом и Гоморра» (К. Гальберг — Дания).
  • «Обманщики и обманутые» (А. Линдеман — Германия).
  • «Об удовольствиях, о грязи, о крови» Габриэля Домерга. Автор последне книги писал: «Зло велико, велико, как земля, на которой оно распространилось. Оно так глубоко, что искоренить его можно только ог­нем и мечом. Это то, что пытались сделать немцы. Мы не допу­стим этого... Россия покинула нас. Это правда. Но было бы не­ справедливо с нашей стороны переносить на всех русских ошиб­ки некоторых из них. Было бы неправильно и невыгодно обижаться и оставлять поле действия свободным для победителей. Наоборот, надо действовать и действовать без промедления, чтобы вырвать этих несчастных, сбившихся с пути и находящихся в руках наших врагов, и заставить их перейти к нам  для своего и нашего спасения».

    Когда Гитлер в начале 1920-х писал свою книгу «Майн кампф», ему было с кого брать пример. Полки магазинов были завалены макулатурой, написанной его подельниками и фашистами с лаем и воем .

Основное содер­жание этих и многих других книг — «бегство от советских ужасов, бегство от крас­ного террора, бегство из большевистского ада». Цели две. Буржуазия делала все, что было в ее силах: во-первых, чтобы «уничто­жить первую республику труда, и во-вторых, «чтобы не допустить до трудя­щихся масс правду о нашей революции.»

М. Горький писал о человечестве той послереволюционной эпохи:

«Мы выступаем в эпоху всеобщего одичания, озверения и отчаяния буржуазии, — отчаяния, вызванного ощущением её идеологического бессилия, её социального банкротства, в эпоху её кровавых попыток возвратиться, путём фашизма, к изуверству феодального средневековья».

Как точно сказано!

3

Позже стали раздаваться голоса в защиту Октябрьской революции в Англии, Германии, и Америке. Речи, произнесенные Бернардом Шоу в Англии, статьи Анри Барбюса во Франции, пламенные стихи Иоганнеса Бехера в Германии.

«Одновременно, несмотря на блокаду ряд писателей, более или менее близких к революции, пытались пробраться, несмотря на блокаду, в Страну советов и посмотреть собственными глазами, как строит новую жизнь пролетариат, взявший власть в свои руки....

Они писали другие книги. Например, Макс Бартель и Франц Юнг, «два типичных представи­теля мелкобуржуазной интеллигенции, в период революцион­ного подъема примкнувшие к революции, а потом, испугавшись трудностей борьбы, изменившие ей, в те годы написали не­большие книжки, правдиво, а порою далее страстно отразившие революционные победы советского пролетариата.»

В небольшой книжке Франца Юнга «Поездка в Россию» особенно ярко по­казано, как советская власть изменила положение женщины, какие новые широкие перспективы открыла она перед молодежью. У Бартеля имеется ряд книг, и самая интересная из них — это книга о Красном Урале, в которой он показывает, до чего довела контрреволюция богатую промышленность Урала, сколько че­ловеческих жизней стали жертвой белого террора колчаковских банд, в которой он разоблачает клевету и ложь буржуаз­ной печати о красном терроре революции.»

Чешский писатель Иван Ольбрахт, немецкий писатель, пацифист и гуманист Артур Голичер, немецкий писатель и эко­номист Альфонс Гольдшмидт, английский писатель и журналист Артур Рейсом, немецкий очеркист Альфонс Пакэ приезжали в Советский союз с искренними намерениями...

«Альфонсу Пакэ, казалось, что день 7 ноября — это «день бракосочетания идеи с хаосом», что «город скован, если в нем не кипит торговля, что жизнь кончена, если она не идет так, как в других столицах мира,...что это скованный город,в в котором нет никакой торговли, который бездельничает и обезлюдевает, не может стать ничем иным, как солнечными часами новых веков...»

4

Многие из этих писателей - пишет П. Живов - проявили «неумение полностью осознать и воспринять те вели­чайшие исторические сдвиги, которые совершила в стране Октябрьская революция.

«Характерна в этом отношении книга Герберта Уэллса «Россия во мгле». Воображение этого автора ряда фантастических романов не могло охватить перспективы, открывшиеся перед страной после Октябрьской революции. Он признает, что советское правительство «в настоящее время (речь идет о 1920 г.)— это единственное возможное в России правительство.... Он допускает, что крестьянам живется даже лучше, чем в 1914 году «так как у них теперь больше земли и они освободились от помещиков».

«Но Уэллс - это мещанин с головы до ног. Он изрекает: «Грубая марксистская философия, которая делит всех людей на буржуазию и пролетариат, которая рассматривает социальную жизнь как до глу­пости простую «борьбу классов», не имеет никакого понятия об условиях, необходимых для коллективной интеллектуальной жизни». Передавая свою беседу с Лениным, которого он назы­вает «кремлевским мечтателем», Уэллс еще больше показывает всю «глубину» своей фантазии и своего непонимания нашей ре­волюции. Когда Ленин рассказывал ему об электрификации, о перспективах нашего экономического развития, Узллс мог толь­ко развести руками. Ленин сказал ему: «Приезжайте опять в Россию через десять лет и посмотрите, что мы за это время сде­лаем». Уэллс не приехал больше в Россию. Он знает, что планы «кремлевского мечтателя» получили свое реальное осуществ­ление. Но это не помешало ему недавно выступить против Со­ветского союза. Это делает тем более интересной его книгу, одну из первых книг, написанную писателем с мировым именем о Советской республике.

5

В период нэпа участились приезды иностранцев в Советскую Россию. Это была пора, когда Страну советов посетили уже мно­гие делегации иностранных рабочих, когда наряду с клеветни­ческими книгами появились многие книги, освещавшие нашу революцию с пролетарской точки зрения.... В этот период нача­лись поездки «деловых людей Запада», которые отправлялись в Советскую республику, чтобы определить возможности тор­говых сношений с нами, чтобы устанавливать эти сношения... И вот все эти люди оказывались растерянными перед лицом тех «противоречий», которые представлялись им в нашей жиз­ни, когда, с одной стороны, власть в руках рабочих, ... а с другой стороны, открыты кафе и рестораны, магазины полны товаров, и все это доступно тем, у кого есть деньги, доступно нэпманам, которых рабочая власть терпит, несмотря на то, что легко могла бы покончить с ними, которым она как будто даже покровительствует».

«Буржуазные бытописатели Советской страны, конечно, не могли понять ни политики советской власти, ни значения нэпа. И они предпочитали делать сами желательный для них вывод: Советская Россия идет, мол, назад к капитализму. Один из тог­дашних путешественников Рудольф Аемис формулирует четко это свое мнение: «Коммунистическая партия, очевидно, утра­тила свои прежние цели борьбы после того, как она разрушила здание капиталистического хозяйства, а ее собственная эконо­мическая система в течение последних лет оказалась все более и более неосуществимой. Она вынуждена теперь вернуться назад к основам капиталистического хозяйства»...

«Мы знаем ряд книг, в которых нэп получил иное толкование, иное отражение.

Надо, однако, подчеркнуть, что и некоторые друзья Советской республики поддавались смущению, приезжая к нам в пе­риод нэпа... Но достаточно было быть другом Советской республики, чтобы разобраться во всех мнимых противоречиях, чтобы прими к правильным выводам: «Попасть теперь в Россию, — пишет Мартин Андерсен-Нексэ, — значит быть вовлеченным в головокружительный Мальстрем. Здесь меряется силами ста­рое и новое, отжившее и молодое, самые властные идеи будущего и самый зловредный материализм прошлого. Новая экономическая политика — нэп — видный участник в этом бою. Нэп есть попытка впрячь последние силы закатывающейся культу­ры в колесницу нового строя и воспользоваться их предсмерт­ными; непокорными порывами для продвижения колесницы  еще немного в гору». И еще дальше он пишет: «Чтобы старому времени открылся свободный путь, нужно сперва, чтобы весь русский пролетариат был стерт с лица земли».

  Давайте вспомним нэп, пышно расцветающий сегодня в Китае и Вьетнаме.  Разве не те же самые гадости о восточных нэпах пишет сегодня желтая пресса?!...

6

«Внимание всего мира к Стране советов было снова привлечено в тяжелые дни смерти Ленина. Поэты всех стран и народов слагали траурные гимны в честь великого вождя мирового про­ летариата, лучшие писатели посвящали его памяти строки, полные глубокого искреннего волнения. И это были не только слова о Ленине, это были слова о ленинском пути, о ленинских заветах, осуществляемых в одной шестой части мира.

«Британское правительство, — писал тогда Бернард Шоу,— к своему великому изумлению увидело, что английский пролетариат определенно осуждает его поддержку врагов Ленина и является решительным врагом такого рода антиленинизма. Я не сомневаюсь, что настанет день, когда в Лондоне будет воздвигнута статуя Ленина рядом со статуей Георга Вашинг­тона».

    Б. Шоу и в самом страшном сне представить себе не мог, что наступят в России времена, когда по приказу кремля Мавзолей Ленина станут закрывать тряпками и фанерой в дни великих побед советского народа....

А вот М. Горький не исключал такого варианта, когда писал о советском мещанине, кулаке, нэпмане. Он был ВЕЛИКИМ ТЕОРЕТИКОМ не только в литературе, но и в ПОЛИТИКЕ. Именно на эти его работы буржуазные литературоведы пытаются исключить из его богатейшего наследия. В будущем именно на них, надо верить, обратят внимание молодые исследователи его творчества.  

(Продолжение следует)



Новости
17.11.2019

Генрих Боровик отметил юбилей

Президент России Владимир Путин поздравил журналиста-международника с 90-летием.
16.11.2019

Умер Валерий Дударев

Известный поэт и редактор ушел на 55-м году жизни.
16.11.2019

В память о певце Урала

В Сыктывкаре состоялось вручение премии имени Дмитрия Мамина-Сибиряка.
15.11.2019

Впервые за всю историю

Эдуард Бояков и Иван Купреянов представляют проект «Сезон стихов: Третья сцена МХАТ».
15.11.2019

«Наш свет – театр»

В Москве пройдет крупная выставка акварели и графика из собрания А.Г.Егорова.

Все новости

Книга недели
Самый объёмный за всю историю

Самый объёмный за всю историю

Вышел самый объёмный за всю историю выпуск «Дня поэзии»
Колумнисты ЛГ
Евстафьев Дмитрий

Чего хочет народ

Публикация результатов соцопроса Левада-Центра и Фонда Карнеги взбудоражила обще...

Крашенинникова Вероника

Фигура умолчания

Прошёл День народного единства. Празднику 15 лет, а народной любви и признания о...

Неменский Олег

Маша от Зеленского

Развод сил на пробных участках в Донбассе – это своего рода военный балет, никак...

Крашенинникова Вероника

Что видят, то и бредят

Если посредством сцены распространять нравствен­ный упадок, жестокость и насилие...

Макаров Анатолий

Ботинки и воронки

Наши телеведущие не смотрятся как нуждающие­ся.