САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Памяти друга и коллеги

13.11.2019
Памяти друга и коллеги 40 дней как ушел давний сотрудник «Литературной газеты», замечательный фотограф Евгений ФЕДОРОВСКИЙ.

Уникум

06.11.2019
Уникум Лев АННИНСКИЙ как явление.
О том, «каким он парнем был», вспоминает Александр НЕВЕРОВ.

Я помню его в слезах

03.11.2019
Я помню его в слезах Владимир БУШИН вспоминает Илью СЕЛЬВИНСКОГО и таинственные детали его биографии.

Позывной: Москвич (часть вторая)

15.11.2019
Позывной: Москвич (часть вторая) Продолжаем публиковать фрагменты записок русского добровольца – московского предпринимателя, отправившегося летом 2014 года на войну в Донбасс.

Во тьме грядущих новостей

09.11.2019
Во тьме грядущих новостей Стихи Нины ЯГОДИНЦЕВОЙ отличаются не только тщательной отделкой, но и пронзительной лиричностью.

Все равно продолжается жизнь

02.11.2019
Все равно продолжается жизнь Евгений СТЕПАНОВ не только поэт, но еще и редактор. А также издатель. И это не могло не отразиться в его стихах.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Встреча российских и армянских ученых

18.11.2019
Встреча российских и армянских ученых В Москве отметили 150-летие Комитаса и Ованеса Туманяна.

«Вы здесь ходите по золоту…»

16.11.2019
«Вы здесь ходите по золоту…» Юрий МАРТЫНЕНКО о 70-летии писательской организации Забайкалья.

«Я – неоромантик!»

13.11.2019
«Я – неоромантик!» Концерты Государственного симфонического оркестра Татарстана под управлением Александра СЛАДКОВСКОГО – всегда праздник.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Мигранты и демография

17.11.2019
Мигранты и демография Приезжие отнимают рабочие места у коренного населения, отмечает журналист и редактор Павел ПРЯНИКОВ.

Запад им поможет

11.11.2019
Запад им поможет О комичном «Форуме свободной России» в Литве высказывается Андрей ПЕСОЦКИЙ.

Профессор о профессоре

05.11.2019
Профессор о профессоре Иван ЕСАУЛОВ размышляет о природе русофобских высказываний Гасана ГУСЕЙНОВА.

5 САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 5. Е. П. Блаватская и И. С. Тургенев — о нигилистах.

5 САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 5. Е. П. Блаватская и И. С. Тургенев — о нигилистах.

Е.П. Блаватская была противником любых радикальных и революционных методов борьбы с политическим злом будь то в Индии или в России. Примером может служить ее статья «ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ» о романе И.С. Тургенева «Отцы и дети».

Писала она о Тургеневе для европейских читателей, потому что он был первым русским писателем, которого переводили на иностранные языки и которого при жизни Европа признала выдающимся писателем. Тургенев подолгу жил во Франции в доме актрисы Полины Виардо, и его, как и Блаватскую, считали не только русским, но и европейским писателем.

Елена Петровна выбрала для критики роман «Отцы и дети» не случайно. Во-первых, он вызвал жаркие и долгие споры в русской критике. Во-вторых, М.Н. Катков, публиковавший произведения Тургенева в своем журнале, высказал весьма критическое отношение к данному роману. Если  революционно-демократический лагерь увидел в лице Базарова (главного героя романа) новую социально-политическую силу, появившуюся в России и способную разрушить «до основания» русское самодержавие, то Блаватская высказала опасение по поводу революционного пути развития российского общества.

4738C325-4C6C-4217-B8BE-54D0F3056503.jpeg

Е.П. БЛАВАТСКАЯ о РОМАНЕ И.С. ТУРГЕНЕВА «ОТЦЫ и ДЕТИ».

1

В своей статьи Блаватская вначале анализирует ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ СОСЛОВИЙ И КЛАССОВ в России. Она подробно описывает, как формировалась русская аристократия из коренных славян, татар и обрусевших эмигрантов, и высказывает весьма любопытные мнения.

Первая группа аристократии состояла из потомков Рюриковичей. «Живя лишь своими воспоминаниями, они составляют отдельный класс и обитают на своего рода высоком социальном плато, откуда высокомерно взирают на простых смертных».

Вторая группа происходила из татарских княжеских фамилий – «ханов и вельмож Золотой Орды и Казани, столь долгое время державших Россию в порабощении... На них  с презрением взирают как «Рюриковичи», так и старинные литовские и польские княжеские фамилии, кои ненавидят русских потомков Рюрика так же, как те – своих римско-католических соперников».

Без труда обнаруживается четкая ПРАСЛАВЯНСКАЯ ПОЗИЦИЯ Блаватской в этой характеристике. В нескольких абзацах она отобразила те будущие противоречия, которые сыграют решающую роль в отношениях России с прибалтийскими и мусульманскими государствами в ХХ веке.

Третью группу составляли «старинные ливонские и эстляндские бароны и графы, курляндские аристократы и freiherrs, кичащиеся своим происхождением от первых крестоносцев и свысока глядящие на славянских аристократов, а также различные чужеземцы, коих приглашали в страну все сменявшие друг друга монархи – западный элемент, привитый русской нации».

В статье Блаватская сообщает некоторые данные о русском дворянстве, крестьянстве, мещанах, торговых мужах, потомственных гражданах, духовенстве и о более сотни различных национальностей и племен.

Она сомневается в том, что революция может произойти в России, если учесть русское бездорожье и малоразвитые средства коммуникации. «В то же время не стоит забывать и уроков истории, не раз являвшейся нам, как огромные просторы империи и отсутствие сплоченности среди ее поданных оказывались, в моменты величайших кризисов, мощнейшими факторами ее разрушения. Сердце России бьется в Москве, мозг же плетет заговор в Санкт-Петербурге, и любое движение, дабы быть успешным, должно охватить оба центра».

Она дает весьма нелестную характеристику Санкт-Петербургскому обществу: «Санкт-Петербург в действительности является аристократическим... местом бесстыдного распутства и дебошей, с такой малой толикой национального в нем, что даже само его название – немецкое. Это естественный порт ввоза всех континентальных пороков, равно как и порочных идей о нравственности, религии и социальном долге, столь широко распространенных ныне. Санкт-Петербург оказывает на Россию такое же растлевающее воздействие, какое Париж – на Францию».

Блаватская приводит выдержку из статьи, опубликованной во влиятельном российском журнале «Русская речь». В ней так описывалось Санкт-Петербургское общество: «казнокрады, расхитители общественной и частной собственности, воротилы и пенсионеры множества дутых акционерных предприятий, шантажисты, развратители женщин и детей, подрядчики, ростовщики, переметные адвокаты, кабатчики и кулаки всех национальностей, всяких религий, всех классов общества – вот современная общественная сила, вот ХИЩНАЯ ПОРОДА, ликующая, насыщающаяся, громко чавкающая своим не знающими отдыха челюстями, лезущая патронировать все – и науку, и литературу, и искусство, и даже самую мысль».  

Как видим, Блаватская была невысокого мнения, как о Европе, так и о России тех лет.

1AA60684-0A6A-4F4A-849B-BC57BE226479.jpeg А

2

Идеи нигилизма и социальной революции пришли в Россию из Западной Европы. Они стали тем разлагающим российское общество вирусом. Этот вирус, как она предсказывала, вызовет БОЛЕЗНИ, которые будут иметь трагические последствия для всех российских народов.

Блаватская сравнивает годы правления Николая I с правлением Александра II.

Царская реформа 1861 года обросла за двадцать лет серией административной, судебной, университетской реформ, реформ военного дела, цензуры и печати, и стала приносить свои плоды. Годы правления последнего были десятилетиями динамичного прорыва России к глубинным преобразований во всех сферах жизни российского общества. Развернулась земская, финансовая, коммерческая деятельность, возникали торговые фирмы и промышленные предприятия. Сеть железных дорог покрыла Россию. Империя развивалась в ногу с Европой.

Александр II упростил условия выезда за границу, и десятки тысяч русских устремились в путешествия по Европе. Они-то и импортировали в Россию «... модный порок и научный скептицизм. Имена Джона Стюарта Милля, Дарвина и Бюхнера не сходили с уст безусых юнцов и беспечных девиц в университетах и гимназиях. Первые проповедовали нигилизм, последние – права женщин и свободную любовь... Профсоюзы, зараженные идеями Интернационала, росли как грибы, и демагоги разглагольствовали в трактирах о конфликте между трудом и капиталом».

3

Далее она пишет о Тургеневе: «Знаменитый автор «Отцов и детей» слабо представлял тогда, в какую национальную деградацию его герой ввергнет русский народ двадцать пять лет спустя». «...Базаров был избран студентами университетов своим высшим идеалом. «Дети» стали разрушать то, что построили «отцы»... Вследствие особого переходного состояния, которое российское общество переживало с 1850 по 1860 год, сие название было с восторгом одобрено и принято, и нигилисты начали появляться на каждом углу. Они завладели национальной литературой, а их новоиспеченные доктрины стали молниеносно распространяться по всей империи. И ныне НИГИЛИЗМ претворился в некую державу – imperium in imperio. Но России приходится бороться уже не с нигилизмом, а с ужасающими последствиями идей 1850 года. Отныне «Отцы и дети» должны занять выдающееся место – и не только в литературе, как образец неординарного таланта, но и как произведение, открывшее новую страницу в российской политической истории, конца которой ни единый человек предсказать не может».

Блаватская знала и о трудах Маркса и Энгельса и к СОЦИАЛИЗМУ относилась с большой настороженностью, потому что НАСИЛИЕ являлось постоянной движущей силой развития российского общества после Петра I: «Похоже, Романовых преследует злой рок: после Петра Великого ни один из них не умер естественной смертью. Петр II умер еще в юности, отравленный. Анна, его преемница, скончалась при весьма подозрительных обстоятельствах. Иван VII, младенцем всего несколько месяцев отроду, был низложен с престола Елизаветою – и бесследно исчез. Елизавета Петровна, дочь Петра Великого, умерла весьма скоропостижно, и на престол вступил Петр III, сын ее сестры, который после нескольких месяцев царствования был умерщвлен в результате дворцового переворота, возглавленного его женою Екартериной II. По слухам – а в России их всегда подавляют – эта Императрица, хотя по крови и не совсем Романова, умерла от медленно действующего яда. Ее сын, Император Павел, был задушен в собственной постели. Александр I был отравлен и умер в Таганроге в 1825 году. Николай I принудил своего личного врача, д-ра Мандта, дать ему яду и покончил с собою, пожертвовав жизнью ради России, дабы его сын и наследник смог закончить губительную Крымскую войну, что самому ему не позволяла сделать уязвленная гордость».

Убийство императора Александра II вызвало у Блаватской буквально шоковое состояние. Даже журнал «Теософ» издававшийся на английском языке в Индии, вышел тогда в траурном оформлении. В статье «СОСТОЯНИЕ РОССИИ» она продолжила анализ причин убийства российского императора.

Она описывает хождение образованных юношей и девушек в народ. Подчеркивает особую преданность русского народа царю. Молодые террористы «...разбудили спящего монстра – слепую месть безрассудных масс, и пострадать могут еще тысячи безвинных жертв». Антицарский терроризм свидетельствовал о поражении идеализма народнических теорий, их утопического «общинного» социализма. Тактика террора народовольцев завела демократическое движение в тупик. Народ не поддержал террористов. Блаватская была настроена по отношению террористов так, как и М. Катков, и Достоевский (его роман «Бесы»), и Н. Лесков (его роман «Захудалый род»). Все они были противниками насильственных, революционных способов борьбы за демократические преобразования, потому что они не способствовали духовному развитию общества.

В статье о книге И.С. Тургенева Елена Петровна сделала вывод о том, что «состояние России столь же ПЛАЧЕВНО и ее будущее столь же МРАЧНО и НЕОПРЕДЕЛЕННО, как и всегда... Кончину почившего Царя – чудовищную низость, бесчестие и вечный позор для России – все же не следует рассматривать как национальную трагедию. Но если убьют его сына, то это преступление, несомненно обернется страшной бедой для всей страны».

В другой статье «БЛАГОТВОРНОЕ ВЛИЯНИЕ ГЛАСНОСТИ» она назвала нигилистов, социалистов, анархистов «исчадием Сил Разрушения».

И хотя она порою критически относилась к российскому, а не только к западному, обществу, стремясь к истине, она всегда защищала Россию от пустых и несправедливых обвинений, звучавших в зарубежной прессе. В 1890 году она опубликовала статью «ПЫЛИНКА и БРЕВНО» в теософском журнале «Люцифер», редактором которого она была, по поводу критики американских и британских филантропов жестокостей в Сибири, ими описываемые как страшные преступления против личности – наказание женщин кнутами в сибирских тюрьмах.

Она признавала, что подобные средства наказания не делают чести российской тюремной системе. Однако справедливости ради она напоминает читателям также и о жестокостях, творимых британскими колонизаторами в Индии, Цейлоне, Бирме, в колониальных тюрьмах в Калькутте или на Андаманских островах, о линчевании негров в США, об уничтожении большей части индейцев в Америке. Она напомнила европейским читателям о том, что еще в 1870-е годы английская женщина имела прав не больше негра на американских плантациях. Она делает вывод, что американские и английские филантропы видят соринку в чужом глазу, но не замечают бревна в своем.

Блаватская неустанно повторяла о том, что теософ не должен вмешиваться в политику, ибо его цель – создание планетарного братства через создание теософских духовных общин.

Рассуждая о России она всегда помнила слова А.С. Пушкина: «Не приведи Бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный». В одном ошибалась Блаватская. Она думала, что «от слепой мести безрассудных масс» может пострадать тысячи безвинных жертв, но что в 1917-1920 годах в России будет уничтожено несколько миллионов человек империалистическими державами в союзе с белыми армиями бывших господ, а в годы Великой Отечественной войны более 27 миллионов может погибнуть от рук еврофашистов только в СССР и еще столько же, если не больше, за его рубежами. Такого она не могла представить даже в самом страшном сне....

4

А теперь вернёмся в наши дни. Кто же оказался прав спустя полтора столетия после появления данной статьи, Блаватская и Катков, или революционеры-демократы, удобрявшие почву для большевистского переворота 1917 года?

Ведь не удержал советский пролетариат свою власть. Утратил диктатуру пролетариата. Часть руководства КПСС после Сталина превратилось в аристократическую прослойку, продавшую все богатства, созданные руками советского народа, за копейки иностранным корпорациям и банкам. За своё предательство народа они положили миллионы в свои бездонные карманы и превратили его большую часть в нищих.  

А из каких слоёв населения формировалась эта партийная «аристократия» в СССР? Из русскоязычных большевиков и «пламенных революционеров» типа Льва Троцкого. Из бывших нэпманов и кулаков. Из русской национальной интеллигенции, вроде Солоухина, ненавидевшей Ленина и Сталина всеми фибрами души и сегодня провозгласившей своими героями черносотенцев и власовцев.

РЕВОЛЮЦИЯ, благодаря гениальности Ленина и Сталина превратила Россию во вторую сверхдержаву мира, а КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ Горбачева и Ельцина отбросила Россию более чем на столетие назад, и позволила Европе и Америке вырваться вперед и создать условия, благоприятные для материального и духовного развития основной массы населения многих стран мира, но не русских в России.

Нет сомнения в том, что рано или поздно современная Россия вновь станет экономически равноправным членом европейского и мирового сообщества, но сколько потребуется десятилетий для восстановления разрушенного этой большевистской аристократией промышленного, сельскохозяйственного, научного и культурного потенциала не знает никто...

*****

Сотрудничество с российскими газетами и журналами, статьи на английском, написанные в защиту России и разоблачающие западное общество, вылилось в то, что колониальный режим объявил ее «русской шпионкой», хотя Блаватская с 1878 года, как мы знаем, была уже подданной США....

2D46649B-FE28-40C4-8B84-C969AB122D02.jpeg

На заседании Теософского общества в Лондоне.

А все начиналось с нигилистов, которых разглядел своим проницательным взором и умом в русском обществе великий русский писатель...

——————

Около 10 лет назад я выставил две электронные книги в библиотеке Рериховского общества ОРЕФЛАММА в г.  Донецке. Их можно целиком скачать с сайта общества.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ДОНЕЦКОГО РЕРИХОВСКОГО ВЕСТНИКА "ОРИФЛАММА"

 Поступления в электронную библиотеку

https://agni-age.net/n_biblio.htm

Юрий Горбунов

1. ПЕРО И МАГИЯ. Е. П. БЛАВАТСКАЯ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

2. ПЕРО И МАГИЯ. Е. П. БЛАВАТСКАЯ И ЗАПАДНАЯ КУЛЬТУРА

Юрий Горбунов©  

По вопросу издания книги или публикации отдельных глав за разрешением, а также с предложениями и пожеланиями обращаться к автору – ugor9@mail.ru  

(Продолжение следует)

Фото:



Новости
18.11.2019

В Петербурге продадут квартиру Пушкина

Именно в ней Александр Сергеевич написал «Капитанскую дочку».
18.11.2019

Орлуша финансирует АТО

Российский поэт признался в том, что перечисляет деньги украинской армии.
17.11.2019

Генрих Боровик отметил юбилей

Президент России Владимир Путин поздравил журналиста-международника с 90-летием.
16.11.2019

Умер Валерий Дударев

Известный поэт и редактор ушел на 55-м году жизни.
16.11.2019

В память о певце Урала

В Сыктывкаре состоялось вручение премии имени Дмитрия Мамина-Сибиряка.

Все новости

Книга недели
Самый объёмный за всю историю

Самый объёмный за всю историю

Вышел самый объёмный за всю историю выпуск «Дня поэзии»
Колумнисты ЛГ
Евстафьев Дмитрий

Чего хочет народ

Публикация результатов соцопроса Левада-Центра и Фонда Карнеги взбудоражила обще...

Крашенинникова Вероника

Фигура умолчания

Прошёл День народного единства. Празднику 15 лет, а народной любви и признания о...

Неменский Олег

Маша от Зеленского

Развод сил на пробных участках в Донбассе – это своего рода военный балет, никак...

Крашенинникова Вероника

Что видят, то и бредят

Если посредством сцены распространять нравствен­ный упадок, жестокость и насилие...

Макаров Анатолий

Ботинки и воронки

Наши телеведущие не смотрятся как нуждающие­ся.