САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Памяти друга и коллеги

13.11.2019
Памяти друга и коллеги 40 дней как ушел давний сотрудник «Литературной газеты», замечательный фотограф Евгений ФЕДОРОВСКИЙ.

«Охватить, сопрячь, примирить»

06.11.2019
«Охватить, сопрячь, примирить» Памяти Льва АННИНСКОГО.
О том, «каким он парнем был», напоминает Александр НЕВЕРОВ.

Я помню его в слезах

03.11.2019
Я помню его в слезах Владимир БУШИН вспоминает Илью СЕЛЬВИНСКОГО и таинственные детали его биографии.

Во тьме грядущих новостей

09.11.2019
Во тьме грядущих новостей Стихи Нины ЯГОДИНЦЕВОЙ отличаются не только тщательной отделкой, но и пронзительной лиричностью.

Все равно продолжается жизнь

02.11.2019
Все равно продолжается жизнь Евгений СТЕПАНОВ не только поэт, но еще и редактор. А также издатель. И это не могло не отразиться в его стихах.

Позывной: Москвич

28.10.2019
Позывной: Москвич Публикуем фрагменты записок русского добровольца – московского предпринимателя, отправившегося летом 2014 года на войну в Донбасс.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Русский Рим – это любовь

12.11.2019
Русский Рим – это любовь Эксклюзивный репортаж собкора «ЛГ» Никиты БАРАШЕВА с церемонии награждения престижного русского фестиваля в Италии.

«Пойду за Тобой, хоть Ты и не сахар»

10.11.2019
«Пойду за Тобой, хоть Ты и не сахар» О поэтическом жанре «Трактатов» Веры ЗУБАРЕВОЙ размышляет Ирина РОДНЯНСКАЯ.

Вместо письма

08.11.2019
Вместо письма Мамеду ИСМАИЛУ – 80.
Читаем статью Михаила СИНЕЛЬНИКОВА, а также его переводы стихов юбиляра.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Запад им поможет

11.11.2019
Запад им поможет О комичном «Форуме свободной России» в Литве высказывается Андрей ПЕСОЦКИЙ.

Профессор о профессоре

05.11.2019
Профессор о профессоре Иван ЕСАУЛОВ размышляет о природе русофобских высказываний Гасана ГУСЕЙНОВА.

«Новый человек»: утопия или реальность?

01.11.2019
«Новый человек»: утопия или реальность? Концепцию «Красного реванша» прокомментировал президент Института национальной стратегии Михаил РЕМИЗОВ.  

8. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 8. Е.Б. Блаватская и русские писатели — Всеволод Соловьев. Ч. 1

8. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 8. Е.Б. Блаватская и русские писатели — Всеволод Соловьев. Ч. 1

Тему «Е.П. БЛАВАТСКАЯ и БРАТЬЯ СОЛОВЬЕВЫ» нельзя признать достаточно изученной в России. Несколько исследований, посвященных книге романиста Всеволода Соловьева (1849-1903), «Современная жрица Изида» о Блаватской и теософах, опубликованы на Западе. Большинство исследователей независимо друг от друга пришли к выводу о том, что данная книга русского автора является клеветнической. В свое время она наделала немало шума в России и в Европе.

Пройти мимо этой темы невозможно. В ней, как в зеркале, отразились многие проблемы развития не только теософского учения, но и всей русской религиозной философии, одним из самых ярких представителей которой был брат Всеволода – Владимир Соловьев, известный русский философ, писатель и публицист.

Оба брата принадлежат к семье выдающегося русского историка Сергея Михайловича Соловьева (1820-1879), оставившего богатое научное исследование, включающее 29 томов истории России. Сергей Михайлович был не очень высокого мнения  о таланте Всеволода. Он шутил иногда, говоря: «Я пишу историю, а мой сын ее искажает». Будь он жив, что сказал бы он о скандальной книге сына о Блаватской, признанной клеветнической? Опять исказил… теперь образ нашей великой соотечественницы?!

Мало кто знает также о том, что в 1896 году братья Соловьевы поссорились между собой из-за того, что Всеволод опубликовал фрагменты отцовских записок, весьма тенденциозно и односторонне характеризующих отца. Так что от Всеволода можно было ожидать чего угодно, раз он не побоялся оболгать отца родного. Но ни Блаватская, ни другие теософы не знали об этих чертах характера романиста.

1

Его если и вспоминают Всеволода Соловьева теософы, рериховцы и оккультисты сегодня, то только бранным словом и только в связи с его скандальной книгой о Блаватской. Всеми другим своими писаниями он не интересен.

Многие читатели воспринимает эту книгу как искреннее и правдивое описание реальных событий – знакомства романиста с Праматерью современной теософии. На самом деле это далеко не так. Если точнее определить ее жанр, то, на мой взгляд, это обыкновенное художественное произведение, вымышленное с начала до конца автором, с вкраплением кусочков из реально существовавших писем. Короче говоря, это обыкновенный роман, один из многих, написанных Вс. Соловьевым.

В нем почти все выдумано, присочинено. Реальные события деформированы, герои искусственны. Реальные факты вырваны из жизни известных деятелей международного теософского движения, переплетены с выдуманными писателем диалогами, письмами, феноменами. События, показанные в книге как действительно имевшие место, шиты черными нитками. Автор излагает события от первого лица и выступает в роли активного участника описываемых событий.

Публикуя свой пасквильный роман, после кончины Блаватской, писатель знал, что никто не привлечет его к судебной ответственности за клевету. Блаватской уже не было на этом свете, об ее соратниках он предусмотрительно никакого компромата в романе не дал. Да он их и не боялся. За его спиной стояли мощные силы: высшее православное духовенство в России, католическое на Западе, христианские фанатики повсюду, а также предводители Лондонского Общества психических исследований (ОПИ), манипулировавшие общественным мнением по вопросам исследования парапсихологических феноменов в странах Запада в 1880-е годы.

Короче говоря, Вс. Соловьевым выбрал удачный момент для возведения клеветы на теософов – самый разгар драматического разбирательства агентами ОПИ обвинений Блаватской в мошенничестве и шпионаже в пользу России, сфабрикованных экономкой штаб-квартиры Теософского общества в Адъяре и мадрасскими католическими миссионерами.

2

Правда, что в эти годы Вс. Соловьев увлекался столоверчением и спиритуализмом. Правда, что он написал несколько очерков о необъяснимом и о сверхъестественных феноменах. Правда и то, что он был знаком с Блаватской и другими деятелями международного теософского движения.

Дело было так. В 1884 году он приехал в Париж работать в библиотеке и собрать материалы для нового исторического романа. Приехал не один – с любовницей. Из газет узнал о приезде Блаватской. Он читал ее очерки об Индии. Он знал о скандале, развязанным против нее в Индии ее бывшей экономкой. Судьба подбросила ему шанс написать роман, которого он не собирался писать. Он решает использовать представившийся шанс познакомиться с Блаватской. Они знакомятся. Он вступает в парижскую теософскую ложу, становится членом ОПИ в Лондоне. Готовый сюжет для романа на актуальную тему.

Вс. Соловьев умел нравиться людям, умел добиваться расположения и доверия к себе со стороны людей, которые его интересовали. В книге он преувеличивает свои дружеские, якобы даже доверительные отношения с Блаватской. Соловьев дивился чудесам, совершаемым Примадонной Теософии. Особенно звуковым и световым феноменам Блаватской. Увиденные чудеса он описывал в своих письмах-очерках, публиковавшиеся в российском журнале «Ребус». Это был единственный журнал в России, в котором печатались статьи о спиритуализме и парапсихологии в 1880-е годы. В них он не скрывал, что был поклонником Блаватской, и предрекал ей великую славу.

Он просил Блаватскую посвятить его в тайны оккультизма и познакомить с Махатмами. Блаватская согласилась и вроде бы начала его посвящать в некоторые оккультные тайны. По крайней мере, так он пишет в своем сочинении. Когда на нее посыпались грязные обвинения со стороны деятелей ОПИ, он принимает ее сторону. Он разгневан беспочвенными обвинениями в ее адрес со стороны коллег по Лондонскому обществу и направляет заявление руководству о выходе из Общества психических исследований, членом которого он стал незадолго до скандала в знак протеста против надуманных обвинений.

Однако в ходе оккультных занятий он якобы замечает, что Блаватской не всегда, как ему кажется, удается продемонстрировать свои экстрасенсорные способности. Он якобы разоблачает ее попытки ввести его в заблуждение. Со временем, как он пишет в своем сочинении, он убеждается, что обвинения в ее адрес прозвучали в Лондоне и в Мадрасе не напрасно.

64B10749-4809-40FE-8C45-CFF7CCB40291.jpeg

Он сначала верит в существование Махатм, затем отказывается признавать их и воспринимает встречу с одним из них как галлюцинацию. Разочаровавшись в теософии и в оккультных способностях Блаватской, он выходит из Теософской ложи, отзывает свое заявление об отставке из ОПИ к радости руководства Общества и заявляет о своей солидарности с ним. Такова интрига, такова сюжетная линия сочиненного им романа.

3

В 1895 году его роман о Блаватской (кстати, единственный из всех им написанных) переводят на английский язык. Причем именно ОПИ выступает спонсором перевода. Лондонское общество торжествует еще одну пиррову победу.

Хотя роман является выдуманным и клеветническим от начала до конца, он до сих пор продолжает играть немалую роль в идеологической борьбе против теософского учения, особенно в России. Он отпугивает людей от теософии, отТеософского общества, от книг Блаватской и ее соратников. Он подрывает авторитет выдающейся русской оккультистки. Люди, читавшие эту книгу, наивно верят русскому клеветнику и Иуде.

Я не вижу ничего удивительного в этом явлении. Ложь всегда сопровождает великие учения. Всегда находятся защитники устаревшего учения и ниспровергатели нового. Везде и всегда обнаруживаются Иуды, предающие пророков. Так устроено человеческое общество. Зависть и тщеславие не дает покоя людям без чести и совести.

Почему роман Вс. Соловьева вызывал и вызывает доверие читателей? Во-первых, он легко написан, легко читается. Читается как художественное произведение. Образы получились яркими, герои – правдивыми. Во-вторых, он воспринимается как дневник писателя, рассказывающего о подлинных событиях, участником которых он неожиданно становится. Описание подлинных событий и собственных наблюдений сопровождается публикацией подлинных писем своих, Блаватской и ее сестры Веры Петровны Желиховской. Письма публикуются не целиком, как должно было бы быть в документальном исследовании, а в сокращенном виде. Это делается романистом для того, чтобы не сообщать читателю некоторых существенных подробностей о своей жизни. Эти подробности были известны многим в 1880-е годы, в том числе Блаватской, ее родственникам, французским теософам, Синнетту и Олькотту.

Какие подробности? Те, которые бы могли его скомпрометировать, будь они честно им сообщены в сочинении. Например, он приехал в Париж не с женой, а с ее младшей сестрой, которую он обесчестил, когда ей было 13 лет, и прижитым с ней ребенком. Об этом узнали парижские теософы. По этой причине его не принимали в светском обществе. Да и Блаватская принимала его, только потому что он русский по национальности.

Он умалчивает так же о том, что у него с Блаватской состоялось всего несколько встреч, как удалось установить исследователям, хотя из его описаний следует, что два месяца изо дня в день, Елена Петровна занималась только его обучением основам оккультизма. Из его сочинения следует, что ради него Елена Петровна забросила работу и над «Тайной Доктриной», и над очерками об Индии, и над статьями для теософских журналов; что она так его «полюбила» (правда, неизвестно за что), что не хотела расставаться с ним ни на минуту. В действительности этого не было и быть не могло. Из достоверных источников известно, что она не только в это время усиленно работала над своими сочинениями, но и постоянно встречалась со своими родственниками, приехавшими к ней в гости в то самое время, когда изредка в доме Блаватской появлялся и романист.

Он также скрывает от читателя то, что надеялся с помощью Блаватской выбиться в ведущие теософы, если не в Европе, то хотя бы в России. Уж лучше быть известным теософом, чем малоизвестным романистом, – видимо, рассуждал он.

О скрываемых романистом подробностях его жизни можно прочитать в опубликованных письмах Блаватской А.П. Синнетту. О них подробно пишет также и Биатрис Хастингс (1879-1943), известная английская журналистка в брошюре «Мошенничество Соловьева. Критический разбор книги «Современная жрица Изида». Она была опубликована  в журнале “Canadian Theosophist” («Канадский теософ») в 1943 году, позже она вышла отдельной брошюрой.

К сожалению, труд английской журналистки не переведен до сих пор на русский язык. О ней мало кто из россиян знает. В то же время клеветническая книга третьесортного писателя переиздавалась несколько раз в дореволюционной России. Ныне, когда переиздаются многие дореволюционные романы, не публиковавшиеся в советское время, ни один из исторических романов Соловьева не заинтересовал читателей. Они не интересны и потому не востребованы. Переиздается только его клеветническая книга о Блаватской. Кому-то это выгодно сегодня, а не только сто лет тому назад. Кому?

В первую очередь, христианским священникам и теологам – тех, кого Блаватская относила к сословию церковников, развращенному богатством и привилегиями. В том числе и православным. Они не могли смириться с ее суровой критикой, звучавшей и звучащей сегодня публично в адрес церковного христианства и его проповедников в ее трудах (но не в адрес учения Христа). Православная церковь отлучила от церкви в 1994 году (!) Рерихов и Блаватскую от церкви посмертно. С Блаватской получился конфуз, ведь в 1880 году она приняла, как известно, буддистскую веру и тем самым сама себя отлучила от церкви. Отлучать их посмертно церкви надо было только по идеологическим соображениям: чтобы лишний раз отпугнуть россиян от теософского учения.

Во вторую очередь, следователям (а не исследователям) и судьям из Лондонского ОПИ, российским и европейским философам и ученым – не всем, а только тем из них, о чьих трудах весьма критично отзывалась Блаватская в своих статьях и книгах. Всем участникам, задействованным в скандальной операции Британских спецслужб, проведенной в Индии и Англии в период с 1879 по 1886 год по выдворению Блаватской из Индии. Соловьев был причастен к этой операции. Об этом свидетельствует его предложение Блаватской работать на российскую разведку. Он шантажировал ее, заявив, что видел в Тайном отделении документы, в которых она якобы «предлагала себя в качестве шпионки российскому правительству».

(Продолжение следует)

См. мои блоги на.    razumei.ru.   и на   publicist.ru

Фото:



Новости
13.11.2019

«Реальный магизм»

Презентация сборника под таким названием пройдет в ЦДЛ.
13.11.2019

Близкий Даль

В Оренбурге откроют памятник «Словарю живого великорусского языка».
12.11.2019

«Чистая книга» огласила лонг-лист

Премия имени Федора Абрамова определилась с длинным списком претендентов.
12.11.2019

Назван победитель «Будущего времени»

Подведены итоги второго сезона проекта о перезагрузке научной фантастики.
11.11.2019

Для малых языков и литератур

В Новосибирске прошел 4-й Фестиваль национальных литератур народов России.

Все новости

Книга недели
Мой народ

Мой народ

Народный писатель Казахстана, лауре­ат Государственной премии Ф. Унгар­сынова (1939–2014) писала о любви и дружбе, об истории своего народа.
Колумнисты ЛГ
Крашенинникова Вероника

Фигура умолчания

Прошёл День народного единства. Празднику 15 лет, а народной любви и признания о...

Неменский Олег

Маша от Зеленского

Развод сил на пробных участках в Донбассе – это своего рода военный балет, никак...

Крашенинникова Вероника

Что видят, то и бредят

Если посредством сцены распространять нравствен­ный упадок, жестокость и насилие...

Макаров Анатолий

Ботинки и воронки

Наши телеведущие не смотрятся как нуждающие­ся.

Попов Валерий

Ты никого не обманешь

Я знал нескольких замечательных писателей и поэтов – и все они были удивительным...