САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Новая книга Максима Замшева

21.01.2020
Новая книга Максима Замшева В издательстве «Азбука» в серии «Азбука-бестселлер. Русская проза» выходит новый роман главного редактора «Литературной газеты».

Нас поздравил Дмитрий Медведев!

15.01.2020
Нас поздравил Дмитрий Медведев! Дмитрий Анатольевич Медведев поздравил «Литературную газету» со 190-летним юбилеем.

Грибоедов на реке Зуше

12.01.2020
Грибоедов на реке Зуше К 225-летию со дня рождения великого русского поэта, драматурга и государственного деятеля.
Краеведческие изыскания Григория ЛАЗАРЕВА.

Из давности давней

18.01.2020
Из давности давней Стихи Василия СИТНИКОВА можно отнести к «тихой лирике», но главное их достоинство в том, что они настоящие.

Скрипка

11.01.2020
Скрипка Рассказ Алены ДАЛЬ – о детстве, но при этом он совсем не детский.

Развалка

05.01.2020
Развалка Проза Ефима ГАММЕРА давно уже не оставляет равнодушными редакторов литературных изданий.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Постапокалипсис, но не страшилка

20.01.2020
Постапокалипсис, но не страшилка О популярном аудиосериале Дмитрия ГЛУХОВСКОГО рассказывает Лада БАСНИНА.

«Подземный бастион»

14.01.2020
«Подземный бастион» Подведены итоги юбилейного Всероссийского поэтического интернет-конкурса «Пегасьи бои».
Отчет Вячеслава ДЕМЧЕНКО.

Ничего не изменилось, или «Подвергай все сомнению»

10.01.2020
Ничего не изменилось, или «Подвергай все сомнению» Владимир СПЕКТОР разбирает роман Виктора ШЕНДРИКА «Девяносто первый, или Путь в бронзу».
  1. Какой Ваш любимый праздник?

Мишустин похож на слона

19.01.2020
Мишустин похож на слона Так считает Эдуард ЛИМОНОВ, видевший нового премьера в профиль.

Что американцу хорошо, то русскому – смерть!

13.01.2020
Что американцу хорошо, то русскому – смерть! Поэт и профессор Литинститута Олеся НИКОЛАЕВА против депутатов Госдумы, лоббирующих закон «О профилактике семейного насилия».

Дорога в пропасть

09.01.2020
Дорога в пропасть В России за минувший год «грохнулось» почти 100 мостов, утверждает Андрей КАРАУЛОВ.

ВОСПОМИНАНИЯ РУССКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА ОБ УТРАЧЕННОЙ РОДИНЕ. Глава 13.

ВОСПОМИНАНИЯ РУССКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА ОБ УТРАЧЕННОЙ РОДИНЕ. Глава 13.

Глава тринадцатая. КЕМ БЫТЬ?

В десятом классе я мечтал стать геологом. Меня тянуло в путешествия. Мне хотелось увидеть мир, открыть новые месторождения где-то в горах, в тайге. У студентов-геологов была красивая форма одежды с маленькими погончиками, почти как у офицеров и повышенная стипендия.

– Ну и будешь вечно болтаться вдали от дома. А жена, дети?! – говорила мама, а отец подливал масло в огонь:

– Ты книжник, как я. Ты любишь писать, читать. А геологу читать некогда. Он все время в пути, в палатке, в тайге.

Геологом я не стал, но мечта о путешествиях сбылась.

Летом 1956 года я закончил десятый класс.

45BF2349-BE80-438A-9180-ACB9B262935D.jpeg

Наш 10-Б школы № 6 в Уссурийске. В первом ряду сидят директор школы Корнеев и учителя. Игорь Синицын, наш аккордеонист, стоит во втором ряду вторым слева. 1956 г.

Отец хотел, чтобы я стал инженером. Он не раз мне расписывал преимущества  этой специальности. Вероятно, он сам мечтал стать инженером. Я уступил и после окончания школы подал документы в Хабаровский железнодорожный институт. Завалил математику.

Возвращаться домой было стыдно, и я отнес документы в строительный техникум. Поступил.

На весь сентябрь нас отправили в полунищий колхоз на уборку картошки. Состоялось мое знакомство с дальневосточными колхозами. Если вы не читали повести Астафьева "Печальный детектив", то прочитайте. В нем известный русский писатель точно описывает нужды, быт, тревоги, отношения русских людей в 1950-е годы в городах и деревнях России.

Со всем этим столкнулся и я. Не мог не столкнуться. Но тогда я не понял, почему так плохо жилось русским людям. Не знал, как должны жить люди. Считал, что другой жизни и быть не могло в нашей стране. Ее калечили то белогвардейцы, то русскоязычные комиссары, то еврофашисты. Все «друзья» и враги русского народа старались как можно нагадить ему, как можно больше награбить его богатств и разрушить при этом как можно больше городов и деревень. Разве не продолжается это до настоящего времени?  

Запомнилась беспросветная нужда колхозников с равнодушными, тупыми, смиренными лицами в кирзовых солдатских сапогах; непролазная грязь, бесконечные дожди, крепкая махорка в пачках, горы собранной картошки. Ее не успевал вывозить с полей старенькая полуторка.

В октябре я сидел в аудитории техникума на занятиях. Изучал высшую математику, геодезию и ходил учиться сварочным работам.

В ноябре я понял, что не этого жаждала моя душа. Я стал пропускать занятия и часами просиживал в читальном зале Областной библиотеки. Читал "Лаокоона" Лессинга и "Золотую розу" Паустовского.

Написал рассказ о бедном студенте. Послал его в «Хабаровскую правду». Литсотрудник отписал, что талант есть, но надо учиться. Заболел графоманией на всю жизнь, хотя очень скоро понял, что талант живописать словами у меня невелик.

В середине декабря вернулся в Уссурийск. Родители расстроились. После нового года как-то вечером отец сказал мне:

– Ну что, сынок. Не хочешь учиться – иди работай.

– Куда? Кем?

– Через дорогу кирпичный завод. За железной дорогой на Владивосток — сахарный завод.

Утром я пошел на кирпичный завод, и меня взяли чернорабочим. Мы с пацанами выносили теплый кирпич из печей и складировали его на поддоны. За неделю заработал рублей тридцать пять (после реформы – три с полтиной). Не густо.

Приходил домой, ел и падал от усталости на кровать. Все болело: спина, руки, ноги. Видел, что мама переживает за меня, но молчит. Молчал и отец.

На следующей неделе пошел работать на сахзавод грузчиком в ночную смену. Работа была простая. Сдвигаешь стокилометровой мешок с сахаром на тележку и везешь его на склад. Там сбрасываешь мешок на деревянный подстил. Затем сбрасывали мешки сами поверх первого ряда без особого труда. Самое трудное было бросать вдвоём или втроём мешок поверх четвёртого ряда. К утру мы выматывались и усталые брели домой. Опять все тело болело: спина, руки, ноги. Заработок чуть побольше, но мизерный: на хлеб без масла. Через неделю я уволился.

– Проси папу устроить тебя на ремзавод, – посоветовала мама.

Вечером я признался отцу, что грузчиком работать тяжело. - - Больше не могу.

Отец обещал подумать.

СЛЕСАРЬ ТРЕТЬЕГО РАЗРЯДА

Через неделю я уже шагал с отцом утром на работу на завод. В отделе кадров мне выписали трудовую книжку и сделали в ней первую запись: "ученик слесаря".

Отец отвел меня в цех ремонта станочного оборудования и познакомил меня с учителем. Его я звал "дядей Яшей".

– Ученика вам привел. Вы с ним построже. Я вам говорил: учиться в техникуме не захотел. Пусть учиться ремонту станков. В жизни такие навыки пригодятся.

Дядя Яша улыбнулся и вручил мне первый инструмент – ведро с соляркой и тряпку. Я стал отмывать от грязи и масла старые станки. Через неделю моя новенькая зеленая фуфайка уже лоснилась, как кожаная, от сажи и солярки. Теперь я ничем не отличался от других рабочих, когда по утру шагал с папой на завод.

******

У дяди Яши рабочее место  в большом цеховом помещении казалось просторным.  В этом кабинете стоял длинный рабочий стол, обитый железом. На нем пара тяжёлых тисков. В железном ящике под замком богатый набор инструментов. От остального цеха дядя Яша отгораживался станками, которые мы ремонтировали. Вернее сказать, ремонтировал дядя Яша. Я был на подхвате: подносил, мыл, бегал к токарям за готовыми деталями, заказанными дядей Яшей накануне.

Дядя Яша оказался человеком необычным. Неразговорчивый, аккуратный, трудолюбивый, умный, ловкий, с хитрецой. Довольно начитанный. Любил Пушкина – особенно стихи, посвященные Крыму и графине Воронцовой, Керн. Успел он закончить семилетку. Воевал танкистом. После демобилизации остался в Уссурийске на ремонтном заводе. Женился. Растил двух дочерей.

Станки, двигатели он знал, как свои пять пальцев. Объяснял коротко. Старался выработать у меня необходимые навыки. Придумал мне простой учебный курс – восстановление старого немецкого токарного станка, который нашли на складе. Я отмыл его от грязи и смазки, разобрал. Шабрил направляющие и научился шабрить, обрабатывать разными напильниками разные поверхности. Оказывается напильник – инструмент довольно умный, если умеешь им правильно пользоваться.

Дядя Яша учил меня работать вдумчиво: сперва осмотреть объект ремонта, определить причину поломки и только после этого осмотра планировать этапы ремонта. Что требовалось заменить, что заказать токарям, что подпилить, что шабрить. За месяц мне удалось восстановить станок и даже установить его самостоятельно в токарном цехе.

Дядя Яша никогда не торопился. Подолгу стоял над станком, когда нас вызывали на текущий ремонт станка в другой цех. На сложный ремонт начальники цеха вызывали именно дядю Яшу, уверенные в том, что на следующий день станок будет работать как новый.

Мы подружились с дядей Яшей. Я внимательно наблюдал за ним. Научился молчать, не донимать его своими вопросами. В цеху его уважали. Молодые приходили к нему за советом. Еще чаще просили какой-то инструмент в займы. Он давал, но предупреждал:

— Не забудь вернуть. Пора обзавестись им самому. Сколько раз уже приходил за ним, – ворчал он.

Давая совет он не говорил: сделай так или эдак. Он всегда говорил: "Я бы сделал это таким образом...".

Заканчивали мы ремонт очередного станка всегда раньше назначенного срока, но сдавать его в работу он не спешил.

— Пусть постоит. Хлеба не просит. Сдашь раньше. На следующем станке время урежут. Знаю я их!

Приходил начальник цеха.

– Ну что, готов?

– Нет еще. Сдавать 18-го. Мы успеем. Не беспокойся.

Начальник, тоже из рабочих, давно раскусил хитрость дяди Яши, но ждал 18-го...

– Все к вам приходят с вопросами. Начальник тоже приходит за советом. А чего сами не идете в начальники цеха? Не предлагали?

-Предлагали не раз. Я отказываюсь. Восемь часов отмантулил и дома.

– Больше платят.

– Не намного. Не по мне эта работа. Я технику люблю, ремонт. Станок мертвый. Над ним поработал, и он оживает. Я доволен своей работой. От начальства подальше. Начальник работает с людьми. Они разные. Один ленив – надо подгонять, другой туповат – сколько не ругай – не поумнеет. Третий пьет, жену бьет. Та ходит жалуется. Надо разбираться. Я не умею.

Через три месяца я сдал экзамен и получил специальность слесаря-ремонтника третьего разряда. Я проработал с дядей Яшей полгода и многому научился у этого большого мастера. Многие усвоенные навыки мне пригождались не раз в жизни, когда приходилось что-то ремонтировать.

Дядя Яша сетовал иногда на то, что ему не удалось закончить техникума:

– Женился, дочки родились. Если у тебя есть желание – учись. Поступай в институт. Слесарить ты уже научился. На хлеб заработаешь. После института будешь зарабатывать и на масло. У тебя голова светлая. Способности есть. Только не женись рано. Закончишь институт и перед тобой откроется совершенно новая жизнь....

Расстались мы с дядей Яшей в конце июля 1957 года. Мне преоставили отпуск для сдачи экзаменов в институте. Экзамены я сдал успешно и стал студентом. Получил расчет и пришел к дяде Яше. Обнялись, попрощались — и никогда больше с ним не виделись.

Таких людей, как дядя Яша, с золотыми руками, мудрой головой и добрым сердцем я встречал по жизни немало. Дядя Яша был первым, и я его запомнил на всю жизнь. Останься я слесарем на заводе, я бы очень хотел достичь такого мастерства и уважения, какие он, мой первый учитель, имел.

Позднее отец признался, что отправил меня в грузчики, чтобы я смог понюхать жизнь такой, какая она есть. Чтобы выработать в своем характере чувство самостоятельности и ответственности за себя, за свои поступки. Пристроил к дяде Яше, чтобы тот научил меня быть ответственным, чтобы привил рабочие навыки.

– Когда уговаривал его взять тебя учеником, просил тебя не жалеть, поручать самую грязную и тяжелую физическую работу. Настраивать тебя на учебу в институте, – рассказывал отец.

– Дядя Яша с уважением относился к тебе. Говорил, что тебя все рабочие уважают, потому что ты справедлив и не подкупен, никогда на ветер обещаний не бросаешь. Таких людей рабочий класс уважает. Когда ты попросил меня взять в ученики он не мог тебе отказать, – отвечал я.

*****

Не могу объяснить, почему рабочие уважали отца. Может, потому что он был русским. Начальник завода и главный инженер, оба подполковника, были советскими евреями и замечательными специалистами.

Я дружил с дочерью начальника завода подполковника Великосельского. Ее звали Кларой. Мы учились с ней в одной школе, в одном классе. Она была похожа на мать: круглолица, черноглаза. Волосы черные, кучерявые. Еврейская семья обрусела, ассимилировалась и в Израиль, когда волна качнула евреев на Запад, не сбежала. Тогда ни меня, ни папу, ни маму еврейский вопрос не интересовал вовсе.

У главного инженера детей не было. Внешне он выглядел чистокровным евреем: лупоглазый, крючконосый, толстогубый. Мы этого не замечали. Вернее, не обращали внимания. Нашими соседями были армяне, татары, украинцы, не только евреи.

Жена главного инженера не была похожа на еврейку. Она была доброй и милой женщиной. Не успела окончить филфак. Муж сорвал ее с учебы. Она питала горячую любовь к русской и зарубежной литературе. Они приобретали все собрания сочинения классиков, на которые в те годы можно было свободно подписаться.

Когда я поступил на филфак, она предложила мне пользоваться их домашней библиотекой. Я перечитал много книг из их библиотеки. В ней я обнаружил великий роман "Семья Тибо" Дю Гара.  До сих пор я благодарен ей за книги, которые было в то время не так просто найти в публичных библиотеках...

*****

Прошло много лет. В начале декабря 2012 г. "Советская Россия" сообщила:

"Знаменитый Бронетанковый завод в Уссурийске доживает последние дни. Типичный объект пореформенной оборонки. Три года назад на основании приказа министра обороны Сердюкова предприятие было преобразовано в открытое акционерное общество «206-й Бронетанковый ремонтный завод». Завод не смог справиться с долгами, поэтому начал распродавать имущество.

На данный момент предприятие признано банкротом и по нему ведутся судебные разбирательства; но уже сейчас огромная территория «распилена» на куски, а цеха, в которых некогда собирались машины, необходимые для обороны страны, сданы в аренду под покраску автомобилей. Также на территории созданы автобазы и склады, некоторые участки проданы. Остатки техники «допиливают» и вывозят с территории металлисты...»

И буржуазной власти сегодня наплевать и на бывшую госсобственность, и на более тысячи рабочих, безжалостно выброшенных на произвол судьбы?!...




Новости
21.01.2020

«Некрасовские пятницы» празднуют четырехлетие

В Доме поэтов состоится сороковой вечер известного литературного клуба.
21.01.2020

«Искусство и технологии»

Русский музей и БФ «Система» запускают бесплатную образовательную программу для детей.
20.01.2020

«Ум и дела твои бессмертны в памяти русской…»

Вечер, посвященный 225-летию Александра Сергеевича Грибоедова, пройдет в ЦДЛ.
20.01.2020

В Минске осквернили памятник Пушкину

Вандалы раскрасили монумент великому русскому поэту красной краской.
19.01.2020

Исаковскому – 120

19 января исполняется 120 лет со дня рождения замечательного поэта.

Все новости

Книга недели
Признание в любви

Признание в любви

Новая книга народного поэта Якутии Натальи Харлампьевой о глубинных корнях духовного родства народов России.
Колумнисты ЛГ
Евстафьев Дмитрий

Три вызова

2019 год избавил наше общество от многих иллюзий. Мы подошли к черте, за которой...

Сазанович Елена

Избранный

Есенин был создан исключительно для поэзии! Не для прозы жизни! Застёгнутой на в...

Воеводина Татьяна

Ёлки-палки

В Кемерове потратили на новогоднюю ёлку 18 млн бюджетных денег

Сазанович Елена

Великий магнат

21 декабря 1940 года умер Френсис Скотт Фицдже­ральд. Классик американской литер...

Купреянов Иван

Большой куш

Поэтических премий в России пруд пруди. Только вот есть небольшая проблема: кро­...