САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Варвары – не путешествуют

14.10.2019
Варвары – не путешествуют О вручении нобелевских премий по литературе за 2018 и 2019 гг. размышляет Александр БОБРОВ.

«Есенинка» подвела итоги

09.10.2019
«Есенинка» подвела итоги Состоялось награждение дипломантов и лауреатов литературной премии «О Русь, взмахни крылами...»

Встреча с Максимом Замшевым

06.10.2019
Встреча с Максимом Замшевым Главный редактор «Литературной газеты» выступит в Библиотеке искусств имени А.П.Боголюбова.

«Плыву в мирах…»

12.10.2019
«Плыву в мирах…» Елена СЕМЕНОВА может удивить не только смелым имиджем, но и стихами.

Ищи плоть толпищи!

05.10.2019
Ищи плоть толпищи! Палиндромы Вадима ГЕРШАНОВА – это всегда остроумно и смешно.

«Прежде чем погрузиться в нирвану…»

01.10.2019
«Прежде чем погрузиться в нирвану…» Евгений МЯКИШЕВ подчас вызывает противоречивые чувства своими текстами, но при этом поэт он, безусловно, настоящий.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Его интересовал только театр

11.10.2019
Его интересовал только театр 40 дней как не стало замечательного актера и режиссера Георгия ЧЕРВИНСКОГО. Рассказывает о нем Юлия ВЕЛИКАНОВА.

Слово – дальняя жар-птица!

09.10.2019
Слово – дальняя жар-птица! Виктор СОШИН о том, как на Тамбовской земле прошли традиционные Богдановские чтения

Русский костюм Пушкина

08.10.2019
Русский костюм Пушкина Олег ПЕТУХОВ рассуждает о народолюбии Пушкина после прочтения книги профессора Е.М.ВЕРЕЩАГИНА.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Я – за смертную казнь

13.10.2019
Я – за смертную казнь Протоиерей Всеволод ЧАПЛИН считает, что милосердие к извергам – это поощрение прошлых и будущих преступлений.

О неприязни к «этой стране»

07.10.2019
О неприязни к «этой стране» Виктор ШАЦКИХ напоминает, что такие настроения появились не сегодня и даже не вчера.

Москва богаче Таллина, но Россия беднее Эстонии

30.09.2019
Москва богаче Таллина, но Россия беднее Эстонии «Грубые» подсчеты Павла ПРЯНИКОВА могут удивить и серьезно озадачить.

Читая Горького и других классиков.... - Сообщения с тегом "Юрий Горбунов"

  • Архив

    «   Октябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      

3. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 3. «Университеты» Е.П. Блаватской.

Как известно, у М. Горького были свои университеты. Они помогли ему стать гениальным писателем и теоретиком новой социалистической литературы. Все выпускники, продолжающие работать над повышением своего профессионального, культурного и духовного уровня тоже имеют свои «университеты».

У Елены Петровны Блаватской были свои «университеты», но совершенно иного плана: она провела свои годы учебы в бесконечных и необычных странствиях по планете. И у неё были с 1851 года свои «учителя». Она называла их «МАХАТМАМИ».

Обывателю трудно понять ее непоседливость. Казалось бы, у нее было все, что положено аристократке: и муж генерал, и поместье, и положение в аристократическом обществе. Ну что ещё надо молодой особе? Зачем надо ехать в Европу? Зачем надо было всю жизнь скитаться по планете? Почему Елену притягивал, как магнит, Восток?

УНИВЕРСИТЕТЫ   Е.П. БЛАВАТСКОЙ.

I

Еще в детстве, путешествия по Калмыкии и Сибири с дедом генералом Фадеевым, она столкнулась с буддистской культурой, совершенно не похожей на христианскую, привычную, и милую ее сердцу. Эта новая культура поразила ее детское воображение, показалась ей сказкой, загадкой, тайной, которую она, повзрослев, мечтала разгадать.

Она встретилась рано в своей жизни с несколькими мирами – с теми, что видят все люди, и с теми, которые видела только она.

Нередко взрослые не понимали, что у нее были развиты какие-то способности, которых нет у нормальных людей. Они думали, что ее рассказы об увиденном, всего лишь плоды ее фантазии. Она понимала, что родственники, гувернантки не понимают, что существует другой мир – оккультный, таинственный мир, в который она имеет доступ. Она пыталась искать ответы на вопросы, которые у нее постоянно возникали. Кроме того, у нее рано пробудилась жажда к познанию оккультных наук, о которых она читала в книгах. В них она узнала, что эти тайные науки можно изучить только с помощью учителей, живущих в странах Востока.

Важно понять также, что интерес Елены к оккультным наукам не мог быть удовлетворен в России. Центром спиритизма (медиумизма) и оккультизма были в то время  США и Франция. Туда она и направила свои стопы.

Спиритуализм получил более широкое распространение в Англии и Америке. Книги по средневековому оккультизму и каббале, по восточным учениям удобнее было искать в европейских библиотеках. Там же она могла также встретить немало единомышленников, с которыми можно было обсуждать вопросы, ее интересующие.

Такова была ее четко обозначенная цель, ради осуществления которой она была готова терпеть грязные комнаты гостиниц и неудобные каюты пароходов, трудности и лишения путешествий, длившихся нередко неделями и месяцами.

Из европейских портов она могла свободно путешествовать по Старому и Новому свету, чем она не преминула воспользоваться. Это было дешевле и проще, чем поездки из России. Ее влекли Индия и Тибет, Арабский Восток и Америка. В этих краях она могла изучать мировые религии, собирать, как пчелка с цветка, тайные знания, добывать сведения по оккультной философии, каббале, суфизму. В России в середине 19-го столетия не издавались ни философские, ни спиритуалистические журналы. Беспощадная государственная и церковная цензура душила свободную мысль и не позволяла ни масонам, ни философам играть с огнем оккультизма.

II

В 1849-1859 годах она много путешествует по Европе, Америке и Азии. Из Турции в 1849-1850 годах она уезжает в Грецию, Восточную Европу, затем в Египет и Индию. В 1850-1851 годах она живет то в Париже, то в Лондоне. Предположительно осенью 1851 года она перебирается в Канаду, живет в Квебеке, затем едет в Новый Орлеан, и через Техас – в Мексику. В 1852 году она путешествует по странам Центральной и Южной Америки. Посещает руины древних американских цивилизаций.

Из Америки она плывет через Атлантику в Индию. Это был ее второй приезд в эту страну чудес и волшебства. Она искала настоящих мистиков и оккультистов среди аскетов. Однако встречались они тогда так же редко, как и сегодня. Чаще встречаются фокусники и шарлатаны. Вот что она писала об исполнителях «чудес» в одной из своих статей: «...мы убеждаемся, что если аскет предпочитает подземную пещеру..., дает обет молчания и предается медитации, отказывается прикасаться к деньгам... и, наконец, проводит дни свои за занятиями, кажущимися наиболее смехотворными изо всех – в сосредоточении мысли на кончике носа – то он делает это не ради того, чтобы разыграть нелепую комедию, и не из слепого предрассудка, но в качестве физической тренировки, основанной на строго научных принципах. Тысячи факиров, госсейнов, байрагов и иных нищенствующих монахов, наводняющих деревни и религиозно-благотворительные базары Индии в нынешний век, могут быть – и, несомненно, являются – никчемными и праздными бродягами, современными шутами, подражающими великим ученым философам древности».

Она принимает решение пробраться в Тибет. Но британские пограничники преграждают ей путь. В течение двух лет она путешествует по Индостану, плывет на Яву, в Сингапур и возвращается в Лондон.

Из Англии летом или осенью 1854 года она отправляется в Америку во второй раз. Из Нью-Йорка она сначала едет в Чикаго, затем в фургоне по пыльным дорогам через всю Америку в Сан-Франциско и пароходом вновь в Южную Америку. Осенью 1855 года она пересекает Тихий океан и в Индии вновь ищет попутчиков для поездки в Центральный Тибет. По некоторым данным ей удалось их найти, но пробраться в Тибет не удалось. Она путешествует по Бирме, Сиаму и Асаму. В начале 1858 года она возвращается в Европу, а в самом конце года, на рождество, неожиданно появляется у родственников в Одессе. Там встречает отца, с которым не виделась с 1851 года. Более четырех лет она живет в этот приезд в России.

Десять лет странствий многому научили Блаватскую. Ее экстрасенсорные возможности раскрылись неожиданно в медиумизме.

Ее сестра вспоминала: «Она возвратилась из своих странствий человеком одаренным исключительными свойствами и силами, проявившимися немедленно и поражавшими всех ее окружавших. Она оказалась сильнейшим медиумом, состояние, которое она впоследствии сама сильно презирала, считая его не только унизительным для человеческого достоинства, но и очень вредным для здоровья. Позже ее психические силы, развернувшись, дали ей возможность подчинить своей воле и контролировать внешние проявления медиумизма; но в 27 лет они проявлялись помимо воли ее, редко ей повинуясь. Ее окружали постоянные стуки и постоянное движение, которых происхождения и значения она тогда еще не умела объяснить...».

III

Но не столько Запад интересовал ее. Восток притягивал ее к себе сильнее: она знала, что на Востоке люди, обладающие экстрасенсорными способностями, имели возможность открыто их совершенствовать и демонстрировать. Там их считали не только нормальными, но продвинутыми людьми, и почитали тех из них, кто достиг определенных высот в духовном самоусовершенствовании. Блаватская утверждала не раз, что многие путешествия она совершала по рекомендации своего Махатмы (или Учителя Мудрости), которого впервые встретила в Лондоне в 1851 года.

Немалые деньги уходили у нее на путешествия. За свою жизнь она «пропутешествовала» огромное состояние.

Особенно притягивала ее Индия. Там, в Гималаях, жили ее Наставники – Махатмы.

A3AD4413-D642-4834-B8ED-4C3658DD3C6D.jpeg

Там в горных монастырях можно было найти неизвестные науке манускрипты, запечатлевшие информацию, добытую архаичной наукой о Вселенной и человечестве.

В Европе христианские «цивилизаторы» систематически и целенаправленно уничтожали древние научные трактаты или прятали их в спецхранах Ватиканской библиотеки в Риме. Их можно было найти лишь в древних храмах Востока. «Мы, европейцы, только начали выходить из низовья нового цикла и развиваться по восходящей линии, в то время как азиаты – особенно индусы – являются оставшимися представителями народов, населявших мир и в предшествующие и ныне уже минувшие   , – писала Блаватская в 1880 году.

Там, в Индии, можно было встретить серьезных оккультистов, мистиков, исследователей и знатоков древних религий и философии. Путешественники, ее современники, живо и красочно описывали чудеса Индии, йогов, совершавших умопомрачительные фокусы. Над фокусами она смеялась. Она точно знала, что чудес в природе не бывает, что человеческая психика пока – это нечто малоизвестное и даже таинственное неизведанное поле для науки.

Она прожила в общей сложности около десяти лет в Индии,  изучая не только классическую философскую и духовную литературу, но и наблюдая редкие феномены — йогов.

Изучение оккультизма не поощрялось в среде русской аристократии. Оккультизм, искалеченный и исковерканный по приказу власть имущими, был идеологией масонских лож, а они были запрещены. Такой оккультизм с европейской горькой начинкой она не привечала. Поэтому Елена Петровна не любила рассказывать и писать о своих длительных и утомительных странствиях по планете. Иногда она даже скрывала свое местонахождение от родственников. Особенно мало информации сохранилось о ее путешествиях, совершенных в 1848-1858 годах, и о времени, проведенном в Тибете (1864?-1870?).

Известны многие страны, по которым пролегали маршруты ее путешествий. Известны некоторые люди, с которыми она путешествовала или встречалась во время странствий. Но известно далеко не все.

В ее книгах содержатся намеки на ее встречи с масонами, суфиями, каббалистами, спиритами и спиритуалистами в Европе и Америке. Можно с уверенностью сказать только одно: ее интересовали тайные общества, спиритуалистические организации и секты, магия и подлинный, — белый оккультизм, а также тайны исчезнувших цивилизаций Атлантиды, Гипербореи и Лемурии, южноамериканские и азиатские цивилизации, тибетское учение Калочакры, архаическая космология и мистические психотехники.

Она собрала уникальную информацию об оккультных науках, медиумизме (спиритизме) и спиритуализме; изучила космологические мифы, волшебные сказки и легенды разных народов, символы. Она перечитала труды известных и малоизвестных востоковедов, а также священные писания народов Востока, и труды средневековых каббалистов и оккультистов, опубликованные в XIX веке.

5E2ED1CA-2F19-46A6-8563-0D54DC30BDD3.jpeg

Таковы были первые два десятилетия учебы в её университетах — путешествия по белому свету, встречи с интересными учителями тайных восточных знаний и книги, которые можно было найти в библиотеках Запада. больше всего ее притягивали очень редкие неизвестные современной науке манускрипты с зашифрованными данными о Вселенной и Человечестве, на страницы которых ПОСВЯЩЁННЫЕ когда-то, давным-давно заносили тайные духовные учения Востока...

(Продолжение следует)

——————

Около 10 лет назад я выставил две электронные книги в библиотеке Рериховского общества ОРЕФЛАММА в г.  Донецке. Их можно целиком скачать с сайта общества.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ДОНЕЦКОГО РЕРИХОВСКОГО ВЕСТНИКА "ОРИФЛАММА"

 Поступления в электронную библиотеку

https://agni-age.net/n_biblio.htm

Юрий Горбунов

1 ПЕРО И МАГИЯ. Е. П. БЛАВАТСКАЯ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА.

2 ПЕРО И МАГИЯ. Е. П. БЛАВАТСКАЯ И ЗАПАДНАЯ КУЛЬТУРА

Юрий Горбунов©  

По вопросу издания книги или публикации отдельных глав за разрешением, а также с предложениями и пожеланиями обращаться к автору – ugor9@mail.ru  

             

2. ИСКУССТВО, М. ГОРЬКИЙ И ЭЖЕН ДЕЛАКРУА. Часть 1.

F7C14327-B4A7-475A-8856-AA72452C859A.jpeg

ЭЖЕН ДЕЛАКРУА: «СВОБОДА НА БАРРИКАДАХ».

Жизнь учит человека мудрости. Нельзя, изучая всемирную литературу, не интересоваться историей мирового искусства. Молодой М. Горький, гениальный самоучка, в годы отрочества и юности увлекался чтением романов, особенно французских. Весь образованный класс России увлекался не только французской литературой, но предпочитал французский язык всем остальным европейскими языкам. Он знал и любил французское искусство — самое развитое и богатое в XIX веке. Все крупные революционные выступления масс происходили, начиная с 1789 г. во Франции. Все новые художественные методы отражения этих выступлений в искусстве и литературы рождались тоже в этой стране.

Жизнь в классовом обществе рождает революцию. Революция, происходящая в обществе, рождает революционную литературу, а литература — искусство. В XIX веке классицизм перерос в революционный романтизм и открыл дорогу буржуазному реализму — сперва критическому, а затем и социалистическому.Только советское искусство ХХ столетия можно сравнить с французским искусством XIX века по его глубочайшему влиянию на мировое искусство. Именно во Франции гениальные писатели и живописцы открыли тему революции.

Только советское искусство ХХ столетия можно сравнить с французским искусством XIX века по его глубочайшему влиянию на мировое искусство. Именно во Франции гениальные писатели и живописцы открыли тему революции.

Именно там - в Париже - в спящей феодальной Европе революционеры со знаменем свободы в руке смело взошли на баррикады и вступили в бой с королевскими войсками в конце XVIII века. Они разбудили человечество и призвали писателей и живописцев показать революцию и баррикады в литературе и в искусстве.

Там в Париже впервые в мировом искусстве родилась

тема революционной борьбы буржуазии и простых людей с королевскими войсками и баррикады стали писать крупные художники.

Трудно понять, как могла родиться революционная тема в голове молодого замечательного художника, выросшего на монархических идеалах при Наполеоне I и Бурбонах. Имя этого художника - Эжен Делакруа (1798-1863).

Делакруа сделал для искусства то, что сделал М. Горький для всемирной литературы — он заложил основы для развития революционной темы в живописи и... для применения в ней МЕТОДА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА.

********

Оказывается, в искусстве каждой исторической эпохи можно обнаружить зерна будущего художественного метода (и направления) отображения классовой и политической жизни человека в социальной среде общества окружающей его жизни. Зерна дают всходы только тогда, когда гениальные умы удобрят свою интеллектуальную и художественную эпоху и создадут новые образы и свежие идеи  для понимания многообразной и вечно объективно меняющейся жизни общества.

Первые семена буржуазного реализма во европейском искусстве были посеяны в Европе Великой Французской революцией. Во французском искусстве первой половины XIX века Июльская революция 1830 г. создала условия для появления нового художественного метода в искусстве, который лишь сто лет спустя – в 1930-е годы в СССР назвали "социалистическим реализмом".

Буржуазные историки ищут любого повода, чтобы принизить значение ВКЛАДА ДЕЛАКРУА в мировое искусство, как и ВКЛАДА М. ГОРЬКОГО во всемирную литературу. До сегодняшнего дня они стараются во чтобы-то ни стало исказить их великие открытия, стереть их из памяти человечества. Они собрали все сплетни и анекдоты, придуманные их собратьями и критиканами за полтора столетия. И вместо исследования причин ИХ особой популярности в прогрессивных слоях общества творчества двух гениев - Делакруа и Горького - им приходится врать, выкручиваться и выдумывать небылицы. Применяют они самые мощные идеологические экскаваторы для выгребания из человеческой памяти всех прогрессивных деяния творческой интеллигенции.

«СВОБОДА, ВЕДУЩАЯ НАРОД»

В 1831 г. видный французский живописец Эжен Делакруа (1798-1863)  выставил в Салоне свою картину "Свобода на баррикадах". Первоначально название картины звучало как «Свобода, ведущая народ». Он посвятил ее теме Июльской революции, взорвавшую Париж в конце июля 1830 г. и свергнувшую монархию Бурбонов. Банкиры и буржуи воспользовались недовольством трудящихся масс, чтобы заменить одного невежественного и жёсткого короля более либеральным и покладистым, но таким же алчным и жестоким Луи Филиппом. Его позднее прозвали «королем банкиров».

Июльская революция стала особым переходным этапом в развитии капитализма во Франции. Буржуазия искала пути примирения с аристократией и потому использовала недовольство народа в своих интересах. Ей, точнее банкирам, нужен был управляемый король. Эту роль Луи Филипп сыграл великолепно.

На картине изображена группа революционеров с республиканским триколором. Народ объединился и вступил в смертельный бой с правительственными войсками. Крупная фигура отважной француженки с национальным флагом в правой руке возвышается над отрядом революционеров. Она призывает восставших парижан дать отпор правительственным войскам, защищавшим насквозь прогнившую монархию.

Воодушевленный успехами революции 1830 г., Делакруа приступил к работе над картиной 20 сентября, чтобы прославить Революцию. В марте 1831 г. он получил за нее награду, а в апреле выставил картину в Салоне. Картина своей неистовой силой прославлявших народных героев отталкивала буржуазных посетителей. Они упрекали художника за то, что он показал только "чернь" в этом героическом действии. В 1831 года министерство внутренних дел Франции купило "Свободу" для Люксембургского музея. Через 2 года "Свободу", сюжет которой посчитали слишком политизированным Луи Филипп, напуганный ее революционным характером, опасным в период царствования союза аристократии и буржуазии, приказал свернуть картину в рулон и возвратить автору (1839). Аристократических бездельников и денежных тузов не на шутку испугал ее революционный пафос.

ДВЕ ПРАВДЫ

"Когда возводят баррикады, то всегда возникает две правды – по одну и другую сторону. Не понимает этого только идиот" – такую мысль высказал выдающийся советский русский писатель Валентин Пикуль.

Две правды возникают и в культуре, искусстве и литературе – одна буржуазная, другая – пролетарская, народная. Эту вторую правду о двух культурах в одной нации, о классовой борьбе и диктатуре пролетариата высказали К. Маркс и Ф. Энгельс в "Коммунистическом манифесте" в 1848 году. А вскоре – в 1871  г. – французский  пролетариат поднимет восстание и установит свою власть в Париже. Коммуна – вторая правда. Народная правда!

Французские революции 1789, 1830, 1848, 1871 годов подтвердят наличие историко-революционной темы не только в искусстве, но и в самой жизни. И за это открытие мы должны быть благодарны Делакруа.

Вот почему буржуазным историкам искусства и искусствоведам так не нравиться эта картина Делакруа. Ведь он не просто изобразил борцов с прогнившим и сдыхающим режимом Бурбонов, а прославил их как народных героев, смело идущими на смерть, не боясь погибнуть за правое дело в боях с полицейскими и войсками.

Образы, им созданные, оказались настолько типичными и яркими, что они навсегда врезались в память человечества. Не героями только Июльской революции стали созданные им образы, а героями всех революций: французских и русских; китайских и кубинских. Гром той революции звучит до сих пор в ушах мировой буржуазии. Ее герои звали народ на восстания в 1848 году в странах Европы. В 1871 г. громили буржуазную власть коммунары Парижа. Революционеры  подняли массы трудящихся на борьбу с царским самодержавием в России в начале ХХ века. Эти французские герои до сих пор зовут на войну с эксплуататорами народные массы всех стран мира.

"СВОБОДА НА БАРРИКАДАХ"

Советские русские искусствоведы с восхищением писали об этой картине Делакруа. Самое яркое и полное описание ее дал один из замечательных советских авторов И. В.   Долгополов в первом томе очерков об искусстве «Мастера и шедевры»: "Последний штурм. Ослепительный полдень, залитый жаркими лучами солнца. Звенит набат. Рокочут пушки. Клубятся облака порохового дыма. Вольный ветер развевает трехцветное республиканское знамя. Его высоко подняла ввысь величественная женщина во фригийском колпаке. Она зовет восставших в атаку. Ей незнаком страх. Это сама Франция, призывающая своих сынов к правой битве. Свистят пули. Рвется картечь. Стонут раненые. Но непреклонны бойцы «трех славных дней». Парижский гамен, дерзкий, юный, что-то гневно кричащий в лицо врагу, в лихо надвинутом берете, с двумя огромными пистолетами в руках. Рабочий в блузе, с опаленным боями, мужественным лицом. Молодой человек в цилиндре и черной паре – студент, взявший оружие.

Смерть рядом. Безжалостные лучи солнца скользнули по золоту сбитого кивера. Отметили провалы глаз, полураскрытый рот убитого солдата. Блеснули на белом эполете. Обрисовали жилистые голые ноги, залитую кровью рваную рубаху лежащего бойца. Ярко сверкнули на кумачовом кушаке раненого, на его розовой косынке, восторженно взирающего на живую Свободу, ведущую его братьев к Победе.

«Поют колокола. Грохочет бой. Яростно звучат голоса сражающихся. Великая симфония Революции радостно рокочет в полотне Делакруа. Все ликование раскованной силы. Народный гнев и любовь. Вся святая ненависть к поработителям! Живописец вложил свою душу, молодой жар сердца в этот холст.

"Звучат алые, пунцовые, багряные, пурпурные, красные цвета, и согласно вторят им голубые, синие, лазурные колера, сочетаясь с яркими ударами белого. Синий, белый, красный – цвета стяга новой Франции – ключ колорита картины. Мощна, энергична лепка полотна. Полны экспрессии, динамики фигуры героев. Незабываем образ Свободы.

Делакруа создал шедевр!

«Живописец соединил, казалось, невозможное – протокольную реальность репортажа с возвышенной тканью романтической, поэтической аллегории.

«Колдовская кисть художника заставляет нас поверить в реальность чуда – ведь сама Свобода стала плечом к плечу с восставшими. Эта картина – поистине симфоническая поэма, воспевающая Революцию».

Совсем иначе описывали эту картину наемные борзописецы "короля банкиров" Луи Филлипа. Долгополов продолжает: «Отзвучали залпы. Затихли бои. Спета «Марсельеза». Изгнаны ненавистные Бурбоны. Наступили будни. И снова разгорелись страсти на живописном Олимпе. И снова мы читаем слова, полные грубости, ненависти. Особенно постыдны оценки фигуры самой Свободы: «Эта девка», «мерзавка, сбежавшая из тюрьмы Сен-Лазар».

«Неужели в эти славные дни на улицах была одна только чернь?» – вопрошает другой эстет из лагеря салонных лицедеев. И этого пафоса отрицания шедевра Делакруа, этого бешенства «академистов» хватит еще надолго. Кстати, вспомним маститого Синьоля из Школы изящных искусств.

Максим Декан, потеряв всякую сдержанность, писал: «Ах, если Свобода такова, если это девка с босыми ногами и голой грудью, которая бежит, крича и размахивая ружьем, она нам не нужна, нам нечего делать с этой постыдной мегерой!».

Примерно так ее содержание характеризуют буржуазные историки искусства и искусствоведы сегодня. Посмотрите на досуге фильм ВВС в архиве канала «Культура», чтобы убедиться в моей правоте.

«Парижская публика через два с половиной десятилетия вновь увидела баррикады 1830 года. В роскошных залах выставки звучала «Марсельеза», гремел набат.» – так писал И. В. Долгополов о выставленной картине в салоне 1855 г.

«Я БУНТОВЩИК, А НЕ РЕВОЛЮЦИОНЕР».

«Я выбрал современный сюжет, сцену на баррикадах. .. Если я и не сражался за свободу отечества, то, по крайней мере, должен прославить эту свободу», - сообщал Делакруа своему брату, имея в виду картину «Свобода, ведущая народ».  

Между тем, Делакруа не может быть назван революционером в советском смысле этого слова. Он родился, вырос и прожил жизнь аримтократическом обществе. Он писал свои картины на традиционные исторические и литературные темы в монархические и республиканские времена. Они вытекали из эстетики романтизма и реализма первой половины XIX века.

Понимал ли сам Делакруа, что он "натворил" в искусстве, внеся дух революционности и создав образ революции и революционеров в мировое искусство?! Буржуазные историки отвечают: нет, не понимал. Действительно, откуда он мог в 1831 году знать, какими путями будет развиваться Европа в ближайшие столетие. До Парижской коммуны он не доживет.

Советские историки искусства писали, что «Делакруа... не переставал быть горячим противником буржуазного порядка с его духом корысти и наживы, враждебным свободе человека. Он испытывал глубокое отвращение как к мещанскому благополучию, так и к той лощеной пустоте светской аристократии, с которой ему нередко случалось соприкасаться...». Однако, "не признавая идей социализма, он не одобрял революционного способа действия". (Всеобщая история искусства, Том 5).

Всю творческую жизнь Делакруа искал куски жизни, которые до него находились в тени и на которые никому в голову не приходило обратить внимание. Задуматься, почему эти важные куски жизни играют такую огромную роль в современном обществе? Почему они требуют внимания творческой личности к себе не меньше, чем портреты королей и наполеонов? Не меньше чем полуголые и приодетые красотки, которых так любили писать неоклассики, неогреки, помпейцы.  

И Делакруа отвечал, потому что "живопись – это сама жизнь. В ней природа предстает перед душой без посредников, без покровов, без условностей."

По воспоминаниям современников Делакруа был монархистом по убеждениям. Утопический социализм, анархические идеи его не интересовали. Научный социализм появится только в 1848 г.

В Салоне 1831 года он показал картину, которая — правда на короткое время — сделала его славу официальной. Ему даже вручили награду - ленточку Почетного легиона в петлицу. Ему хорошо заплатили. Продались и другие холсты:

«Кардинал Ришелье слушает мессу в Пале-Рояле» и «Убийство архиепископа Льежского»,  и несколько больших акварелей, сепия и рисунок «Рафаэль в своей мастерской». Эжен имел основания быть довольным новой монархией: были деньги, успех и слава.

В 1832 г. его пригласили выехать с дипломатической миссией в Алжир. Он с удовольствием отправился в творческую командировку.

Хотя отдельные критики восхищались талантом художника и ожидали от него новых открытий, "Свободу на баррикадах" правительство Луи Филиппа предпочло держать в хранилище.

После того как в 1833 г. Тьер поручил ему роспись салона, заказы подобного рода следуют вплотную, один за другим. Ни одному французскому художнику в девятнадцатом веке не удалось расписать такое количество стен.

(Продолжение следует

Памятники М. Горькому в Италии и в Москве.

Как огнём обожгло меня сообщение об ОТКРЫТИИ ПАМЯТНИКА МАКСИМУ ГОРЬКОМУ В СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ.

Обожгло меня это сообщение потому, что на родине великого писателя не открывают новых памятников великому классику мировой литературы, как это сделали в Сорренто.

Однако в то же время продолжается процесс возвеличивания и открытия памятников и развешивание мемориальных досок известным антисоветчикам и белогвардейцам, а также классикам антисоветской литературы. Может я ошибаюсь?

1

Спасибо московской мэрии за то, что вернули этим летом памятник Буревестнику русских революций на  постамент возле Белорусского вокзала после 12-летнего «ремонта».

Все эти годы демонтированный памятник, перемещенный в Музеон, валялся под открытым небом до конца июля 2007 г. Почему валялся? Почему было проявлено такое неуважение к творчеству крупных советских скульпторов И. Д. Шадра (1887-1953) и В. И.  Мухиной (1889—1953), создавших немало ВЕЧНЫХ СИМВОЛОВ советской эпохи?

Затем кому-то в голову пришла мысль поставить статую вертикально. Из-за небрежного хранения на памятнике, сотворённого из бронзы, образовалось несколько трещин. В ночь на 31 июля 2018 г. памятник наконец вернули на своё место.  Почему не днём? Почему украдкой? Стыдно стало кому-то?

2

М. ГОРЬКИЙ В  СОРРЕНТО, ИТАЛИИ

Церемония открытия памятника советскому русскому писателю Максиму Горькому, признанному ВЕЛИКИМ всей прогрессивной общественностью мира, в СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ состоялась 27 октября в рамках российско-итальянского фестиваля "Возвращение в Сорренто: Максиму Горькому - 150 лет". Фестиваль был организован мэрией Сорренто совместно с Фондом "Дом национальных литератур" и Институтом мировой литературы им. Максима Горького РАН при поддержке Посольства Италии в России.

В Италии М. Горький провел в общей сложности 17 лет; в том числе в Сорренто он прожил девять лет - с 1924 по 1933 г.

9404EDE7-C59A-47CB-ABDA-206B01F04000.jpeg  

Бюст писателя установлен на античной колонне. Буревестника несут две чайки.  

Скульптор - известный русский скульптор Александр Рукавишников.

654E4777-5953-4F15-BC02-C4FE00DE58BA.jpeg

*******

Молодцы итальянцы! Спасибо прогрессивным деятелям Италии и Институту мировой литературы им. Максима Горького РАН за реализацию данного проекта. О нем было известно в Москве давно: скульптурные памятники создаются не за десять минут.

Трудно понять, почему нынешние менеджеры и коммерсанты так не любят крупнейшего писателя русской и советской литературы, которым гордится вся прогрессивная интеллигенция мира?

3

Не могу не напомнить читателям об истории памятника, установленного  на площади у Белорусского вокзала в Москве. Обращаюсь не к писаниям либералов, рождённых после войны и ничего не знающих и не видевших кроме писаний своих коллег в жизни, а к опубликованным документам, написанным современниками Горького и собранными в двухтомнике: «МАКСИМ ГОРЬКИЙ В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ.» (Том 2. М., 1981, С. 149-152).

Сегодня можно прочитать о М. Горьком немало небылиц, сочинённых НАШИМИ современниками, о том: что он якобы не хотел возвращаться на родину из Италии. Что Сталин чуть ли не в приказном порядке заставил его вернуться и писать книгу о нем. Что писатель якобы ненавидел советский режим и поэтому писал только «Несвоевременные мысли». И даже ищут доказательства того, что якобы по распоряжению Сталина могли убрать и самого писателя, и его сына. Какие только фейки за деньги не придумают и не напишут профессиональные антисоветчики-халдеи!?...

Стоило обратиться к первоисточнику, как стала вырисоваться совсем другая картина событий, написанная в духе народной правды.

М. ГОРЬКИЙ В МОСКВЕ В 1951 г.

02E74BC0-1754-4C79-A40D-70635AE05B43.jpeg

Как относились советские люди к М. Горькому, когда устанавливался памятник на площади у Белорусского вокзала и почему именно там. Когда он приехал на родину из Италии в 1928 г., трудящиеся встречали его именно на этом вокзале. Вот что рассказал один из очевидцев тех двух событий — В. М. БАХМЕТЬЕВ. НА РОДНОЙ ЗЕМЛЕ:

«Десятого июня 1951 года многие тысячи москвичей участвовали в торжественном открытии на площади Белорусского вокзала памятника А. М. Горькому. И среди участников этого всенародного праздника было немало тех, кто, взирая на бронзовое изваяние великого русского писателя, невольно отдавался воспоминанию о событии, которое произошло без малого четверть века назад,— то была торжественная встреча здесь же, у Белорусского вокзала, Алексея Максимовича в день возвращения его на родину.

МОСКВА. «СОЛНЕЧНЫЙ МАЙ 1928 ГОДА.

— продолжает свой рассказ В. М. БАХМЕТЬЕВ: «Колонны москвичей за­полняют площадь, колышутся красные знамена, звучат Оркестры, слышатся молодые, звонкие голоса, исполняющие революционные песни. А на перроне вокзала — ря­ды красноармейцев в почетном карауле, и тут же живою построю лентой выстраиваются пионеры с букетами цве­тов в руках. Из распахнутых дверей вокзала на перрон проходят представители партии и правительства, делега­ции рабочих, работников пауки и искусства, писатели.

«Нарастает, приближаясь, железный рокот, и вот все живое здесь, на перроне, устремляется навстречу экспрес­су. Множество вскинутых приветственно рук. Гремит мо­гучее «ура», перекатываясь с перрона на площадь, с пло­щади в устье Тверской магистрали, заполненной тол­пами народа... И чудилось, что вся Москва шлет свое голосистое, радостное приветствие тому, кто и вдали от неё был с нею, жил ее чаяниями, ненавидел и бичевал ее врагов.

«А вот и он! Взволнованный, с горячими, влажными от слез глазами, он намеревается спуститься из тамбура вагона, но, подхваченный с подножек на руки, оказывается на гребне живой волны: она влечет его вперед, он, улыбаясь, вскидывает руку с зажатою в ней широкополою шляпой, пытается освободиться из ласковых объятий. И когда наконец это ему удается, его с звонкими возгласами окружают пионеры, хватают за полы серого, широко распахнутого пальто, жмутся к коленям его. Он наклоняется к детям, касается рукою их плеч, поглаживает обнаженные головы и что-то говорит, но тут десятки пар дюжих рук вновь подхватывают его, подымают над тесно сомкнутыми плечами и несут к выходу.

«И вот он на трибуне, высокий, широкоплечий, с неразлучной своей тростью в руке, с глазами, зорко, по-соколиному, устремленными к народу,— совсем такой, ка­ким увековечен ныне ваятелями в бронзе памятника.

«Вот Горький у микрофона. Глаза и впалые скуластые щеки его влажны; нависшие к самому, казалось, подбород­ку светловолосые усы подрагивают. Видно, как, стремясь выразить в живом слове радость этой встречи с народом, Алексей Максимович пытается унять волнение.

Площадь затихает, люди таят дыхание, вслушиваясь, ловя порывистые фразы, которыми Горький желал пе­редать свое счастье, счастье видеть и слышать тех, чье величайшее в мире дело — дело построения невиданного под солнцем государства — потрясло его там, на чужбине, за тысячи километров от родной земли.

— Я взволнован и потрясен, дорогие товарищи! —, Он беспомощно взмахивает шляпой, а другою рукой про­водит по темно-русым, подстриженным бобриком волосам на голове.— Вы уже простите меня, я не умею говорить, я уж лучше напишу, что сейчас чувствую.

Взрыв аплодисментов, как бы одобряющих его ре­шение, и затем под восторженные крики «ура», под лику­ющий марш оркестра Алексей Максимович сходит с три­буны, усаживается в автомобиль. Продвигаясь среди тол­пы, машина напоминает ладью среди взволнованных мор­ских вод. Жмурясь под солнцем, Алексей Максимович ловит протянутые к нему руки, пожимает их на лету, а с той и другой стороны на него сыплются цветы.

Сердцем и мыслями тянулись труженики Москвы к Горькому, а тот, в свою очередь, тянулся к ним, чтобы почерпнуть «живой воды» из родников чудесной, изуми­тельной действительности.»....

«...На следующий день, 29 мая, отправился на происходивший в то время съезд железнодорожников страны. Встреченный здесь бурею приветствий, он взял слово, в котором, выразил свой восторг перед героизмом вольного труда, перед людьми, которые не останавливаются ни перед какими трудностями, которые осуществляют прекрасную мечту человечества.

— ...Вы,—закончил он свою речь, обращаясь к собранию,— вы самое великое, самое прекрасное и самое замечательное явление на земле... Привет вам, мои дорогие товарищи, привет, родные мои!...

«31 мая Алексей Максимович был в Мавзолее Ленина и оставался у изголовья своего великого друга и учителя свыше часа. О том, что пережил и передумал он здесь, можно судить по его выступлению в тот же день на пленуме Московского Совета в Большом театре. Он говорил о своем посещении Мавзолея, которое «потрясло его сильно, очень сильно», однако он тут же глубоко осознал, что — нет! — Ленин не умер.

— Ленин не умер, нет! — закончил он, обращаясь к Переполненному залу театра.— Ленин живет в созидаемой нами самой передовой в мире общечеловеческой культуре. Он живет в героическом вашем труде. Он по-человечески живет в каждом из вас...

Голос Алексея Максимовича окреп: — Дорогие товарищи! Там, па Красной площади, лежит Владимир Ильич Ленин. Но я вижу его здесь, в этом зале... В вашем лице передо мной коллективный Ленин!

Последняя фраза его о том, что все это говорит им, собравшимся на пленум, «не художник, не литератор, а простой рабочий, русский человек», сопровождалась долго не смолкаемыми аплодисментами.» (Том 2. М., 1981, С. 149-152).

4 ДРУЗЬЯ И ВРАГИ О СССР: 100-80 лет назад.

B894F9B9-A3FF-439B-9B7F-D1C2E368EF22.jpeg

Враждебность Запада к России сохраняется столетиями. То Наполеоновское нашествие в 1812 г., то Наполеон III под ручку с королевой Викторией гонят сотни тысяч своих войск в годы нового нашествия на Крым в середине XIX века. То объединённые вооружённые силы 14 империалистических государств, усиленные российской белой гвардией, предавшей русский народ, рвут Россию на части в годы Гражданской войны. То нашествие фашистской Европы на СССР, переросшее после поражения Запада во Второй мировой войне в холодную войну с мировой системой социализма.

1

Революция — великий праздник для рабочего люда и радость победы над жестокими эксплуататорами. и радость приобщения пролетариат к университетскому образованию, науке и высшей культуре. В то же время для буржуазии пролетарская революция — слезы утраты богатства, нажитого бесчестно эксплуатацией рабочих и грабежом других наций, а также власти над одурманенным лживой пропагандой пролетариатом.  

Как писал М. Горький:

«В мире существуют только две силы: класс капиталистов, раздираемый внутренними в нём противоречиями, жадностью, завистью, — класс людей, которые сделали своё дело, довели его до нелепости, до анархии, выродились, обессилели и — должны исчезнуть. Возникает к жизни, идёт на смену рабочий класс, сказочный Атлант, который держит на своих плечах земной шар, сила, создающая всё и, как свидетельствуют рабочие Союза Советов, способная создавать то, чего никогда не было и что считалось невозможным, — создаёт государство равных, социалистическое общество в мире капитализма.»Т. 26.

2

Первые 15 лет (с 1917 по 1932 гг.) после Великого Октября растерявшими после поражения в очередном нашествии на Россию, сосредоточила все своё внимание на осуждении первой мировой пролетарской революции и огромные средства тратила на ложь и разжигание фашистского конфликта.  

И все это время в мире, большей частью на Западе, издавались тысячи книг, публиковались сотни тысяч статей, написанные врагами России почти на многих языках. За последние три десятилетия в России появилось немало антисоветской литературы, в том числе доморощенными авторами. Не о ней речь.

   В данной статье мы рассмотрим лишь литературу, написанную за иностранными авторами, враждебно или дружественно настроенных по отношению к Советской власти.

Обратимся вновь к книге, о которой мы уже немного рассказали — «СССР ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ. 1917-1932 гг.»

3

     ... М. Живов, составитель данного сборника, начал своё предисловие с вопроса: Как встретила мировая буржуазия Октябрьскую революцию?

“Неистовствуя в своей злобе, она фабриковала че­рез своих литературных агентов сотни книг и брошюр, полных  самой бессовестной лжи, самой гнусной клеветы на советский пролетариат, на пролетарскую диктатуру.

“Стоит просмотреть одни названия большинства книг.

В первый период революции, появились книги:

  • «Россия, закусившая удила» аме­риканца Гарпер.
  • «Большевики в роли могильщиков» немца Бернгардта Эргарта.
  • «Волки» кратко охарактеризовал большевиков другой немец, Герварт Фольк.
  • «Большевистский ад. В Петрограде под властью коммуны и террора» француза Р. Вошэ.
  • «Варварская Со­ветская Россия» (Мак Брайд — Америка).
  • «Русские Содом и Гоморра» (К. Гальберг — Дания).
  • «Обманщики и обманутые» (А. Линдеман — Германия).
  • «Об удовольствиях, о грязи, о крови» Габриэля Домерга. Автор последне книги писал: «Зло велико, велико, как земля, на которой оно распространилось. Оно так глубоко, что искоренить его можно только ог­нем и мечом. Это то, что пытались сделать немцы. Мы не допу­стим этого... Россия покинула нас. Это правда. Но было бы не­ справедливо с нашей стороны переносить на всех русских ошиб­ки некоторых из них. Было бы неправильно и невыгодно обижаться и оставлять поле действия свободным для победителей. Наоборот, надо действовать и действовать без промедления, чтобы вырвать этих несчастных, сбившихся с пути и находящихся в руках наших врагов, и заставить их перейти к нам  для своего и нашего спасения».

    Когда Гитлер в начале 1920-х писал свою книгу «Майн кампф», ему было с кого брать пример. Полки магазинов были завалены макулатурой, написанной его подельниками и фашистами с лаем и воем .

Основное содер­жание этих и многих других книг — «бегство от советских ужасов, бегство от крас­ного террора, бегство из большевистского ада». Цели две. Буржуазия делала все, что было в ее силах: во-первых, чтобы «уничто­жить первую республику труда, и во-вторых, «чтобы не допустить до трудя­щихся масс правду о нашей революции.»

М. Горький писал о человечестве той послереволюционной эпохи:

«Мы выступаем в эпоху всеобщего одичания, озверения и отчаяния буржуазии, — отчаяния, вызванного ощущением её идеологического бессилия, её социального банкротства, в эпоху её кровавых попыток возвратиться, путём фашизма, к изуверству феодального средневековья».

Как точно сказано!

3

Позже стали раздаваться голоса в защиту Октябрьской революции в Англии, Германии, и Америке. Речи, произнесенные Бернардом Шоу в Англии, статьи Анри Барбюса во Франции, пламенные стихи Иоганнеса Бехера в Германии.

«Одновременно, несмотря на блокаду ряд писателей, более или менее близких к революции, пытались пробраться, несмотря на блокаду, в Страну советов и посмотреть собственными глазами, как строит новую жизнь пролетариат, взявший власть в свои руки....

Они писали другие книги. Например, Макс Бартель и Франц Юнг, «два типичных представи­теля мелкобуржуазной интеллигенции, в период революцион­ного подъема примкнувшие к революции, а потом, испугавшись трудностей борьбы, изменившие ей, в те годы написали не­большие книжки, правдиво, а порою далее страстно отразившие революционные победы советского пролетариата.»

В небольшой книжке Франца Юнга «Поездка в Россию» особенно ярко по­казано, как советская власть изменила положение женщины, какие новые широкие перспективы открыла она перед молодежью. У Бартеля имеется ряд книг, и самая интересная из них — это книга о Красном Урале, в которой он показывает, до чего довела контрреволюция богатую промышленность Урала, сколько че­ловеческих жизней стали жертвой белого террора колчаковских банд, в которой он разоблачает клевету и ложь буржуаз­ной печати о красном терроре революции.»

Чешский писатель Иван Ольбрахт, немецкий писатель, пацифист и гуманист Артур Голичер, немецкий писатель и эко­номист Альфонс Гольдшмидт, английский писатель и журналист Артур Рейсом, немецкий очеркист Альфонс Пакэ приезжали в Советский союз с искренними намерениями...

«Альфонсу Пакэ, казалось, что день 7 ноября — это «день бракосочетания идеи с хаосом», что «город скован, если в нем не кипит торговля, что жизнь кончена, если она не идет так, как в других столицах мира,...что это скованный город,в в котором нет никакой торговли, который бездельничает и обезлюдевает, не может стать ничем иным, как солнечными часами новых веков...»

4

Многие из этих писателей - пишет П. Живов - проявили «неумение полностью осознать и воспринять те вели­чайшие исторические сдвиги, которые совершила в стране Октябрьская революция.

«Характерна в этом отношении книга Герберта Уэллса «Россия во мгле». Воображение этого автора ряда фантастических романов не могло охватить перспективы, открывшиеся перед страной после Октябрьской революции. Он признает, что советское правительство «в настоящее время (речь идет о 1920 г.)— это единственное возможное в России правительство.... Он допускает, что крестьянам живется даже лучше, чем в 1914 году «так как у них теперь больше земли и они освободились от помещиков».

«Но Уэллс - это мещанин с головы до ног. Он изрекает: «Грубая марксистская философия, которая делит всех людей на буржуазию и пролетариат, которая рассматривает социальную жизнь как до глу­пости простую «борьбу классов», не имеет никакого понятия об условиях, необходимых для коллективной интеллектуальной жизни». Передавая свою беседу с Лениным, которого он назы­вает «кремлевским мечтателем», Уэллс еще больше показывает всю «глубину» своей фантазии и своего непонимания нашей ре­волюции. Когда Ленин рассказывал ему об электрификации, о перспективах нашего экономического развития, Узллс мог толь­ко развести руками. Ленин сказал ему: «Приезжайте опять в Россию через десять лет и посмотрите, что мы за это время сде­лаем». Уэллс не приехал больше в Россию. Он знает, что планы «кремлевского мечтателя» получили свое реальное осуществ­ление. Но это не помешало ему недавно выступить против Со­ветского союза. Это делает тем более интересной его книгу, одну из первых книг, написанную писателем с мировым именем о Советской республике.

5

В период нэпа участились приезды иностранцев в Советскую Россию. Это была пора, когда Страну советов посетили уже мно­гие делегации иностранных рабочих, когда наряду с клеветни­ческими книгами появились многие книги, освещавшие нашу революцию с пролетарской точки зрения.... В этот период нача­лись поездки «деловых людей Запада», которые отправлялись в Советскую республику, чтобы определить возможности тор­говых сношений с нами, чтобы устанавливать эти сношения... И вот все эти люди оказывались растерянными перед лицом тех «противоречий», которые представлялись им в нашей жиз­ни, когда, с одной стороны, власть в руках рабочих, ... а с другой стороны, открыты кафе и рестораны, магазины полны товаров, и все это доступно тем, у кого есть деньги, доступно нэпманам, которых рабочая власть терпит, несмотря на то, что легко могла бы покончить с ними, которым она как будто даже покровительствует».

«Буржуазные бытописатели Советской страны, конечно, не могли понять ни политики советской власти, ни значения нэпа. И они предпочитали делать сами желательный для них вывод: Советская Россия идет, мол, назад к капитализму. Один из тог­дашних путешественников Рудольф Аемис формулирует четко это свое мнение: «Коммунистическая партия, очевидно, утра­тила свои прежние цели борьбы после того, как она разрушила здание капиталистического хозяйства, а ее собственная эконо­мическая система в течение последних лет оказалась все более и более неосуществимой. Она вынуждена теперь вернуться назад к основам капиталистического хозяйства»...

«Мы знаем ряд книг, в которых нэп получил иное толкование, иное отражение.

Надо, однако, подчеркнуть, что и некоторые друзья Советской республики поддавались смущению, приезжая к нам в пе­риод нэпа... Но достаточно было быть другом Советской республики, чтобы разобраться во всех мнимых противоречиях, чтобы прими к правильным выводам: «Попасть теперь в Россию, — пишет Мартин Андерсен-Нексэ, — значит быть вовлеченным в головокружительный Мальстрем. Здесь меряется силами ста­рое и новое, отжившее и молодое, самые властные идеи будущего и самый зловредный материализм прошлого. Новая экономическая политика — нэп — видный участник в этом бою. Нэп есть попытка впрячь последние силы закатывающейся культу­ры в колесницу нового строя и воспользоваться их предсмерт­ными; непокорными порывами для продвижения колесницы  еще немного в гору». И еще дальше он пишет: «Чтобы старому времени открылся свободный путь, нужно сперва, чтобы весь русский пролетариат был стерт с лица земли».

  Давайте вспомним нэп, пышно расцветающий сегодня в Китае и Вьетнаме.  Разве не те же самые гадости о восточных нэпах пишет сегодня желтая пресса?!...

6

«Внимание всего мира к Стране советов было снова привлечено в тяжелые дни смерти Ленина. Поэты всех стран и народов слагали траурные гимны в честь великого вождя мирового про­ летариата, лучшие писатели посвящали его памяти строки, полные глубокого искреннего волнения. И это были не только слова о Ленине, это были слова о ленинском пути, о ленинских заветах, осуществляемых в одной шестой части мира.

«Британское правительство, — писал тогда Бернард Шоу,— к своему великому изумлению увидело, что английский пролетариат определенно осуждает его поддержку врагов Ленина и является решительным врагом такого рода антиленинизма. Я не сомневаюсь, что настанет день, когда в Лондоне будет воздвигнута статуя Ленина рядом со статуей Георга Вашинг­тона».

    Б. Шоу и в самом страшном сне представить себе не мог, что наступят в России времена, когда по приказу кремля Мавзолей Ленина станут закрывать тряпками и фанерой в дни великих побед советского народа....

А вот М. Горький не исключал такого варианта, когда писал о советском мещанине, кулаке, нэпмане. Он был ВЕЛИКИМ ТЕОРЕТИКОМ не только в литературе, но и в ПОЛИТИКЕ. Именно на эти его работы буржуазные литературоведы пытаются исключить из его богатейшего наследия. В будущем именно на них, надо верить, обратят внимание молодые исследователи его творчества.  

(Продолжение следует)

3. СССР и ЛЕНИН — МНЕНИЕ ИНОСТРАНЦЕВ: 80 лет назад.

E26D28F8-3C55-4657-978D-46863ADD42AB.jpeg  

Четвертая хорошая новость — в той же книге «СССР ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ. 1917-1932 гг.»* я нашёл массу материалов о том, как воспринимала Ленина прогрессивная интеллигенция стран Запада, как она оценивала она его роль в истории и в истории России и человечества.

F73651D1-9533-4F9C-A8A7-C5EE78E6B5B0.jpeg

Составитель сборника материалов М. Живов писал:

«В этой книге собраны отрывки произведений нескольких десятков европейских интеллигентов об Октябрьской револю­ции..., книга дает много материала для изучения отношения интеллигенции к пролетарской революции».

Книга даёт много информации о мировоззрении прогрессивных писателей Запада. Большинство из них положительно отзывались и об СССР и о Ленине.

1

Никогда не предполагал, что за 15 лет после Великого Октября уже «...несколько тысяч томов были написаны на разных языках, людьми самых разнообразных категорий и мировоззрений. Часть этих тысяч составляет иностранную художественную литературу об Октябрьской революции, о гражданской войне, о социалистическом строительстве.

Уже было опубликовано огромное количество романов из советской жизни, сотни книг и брошюр, написанных людьми, посетившими Советский союз, немалое количество сборников очерков, запечатлевающих в той или иной форме жизнь Советского Союза, - писали составители сборника, - «мы имеем здесь и книги, написанные друзьями Советского союза, и книги, принадлежащие перу врагов пролетариата, явных, скрытых, маскирующихся, имеем бесконечное количество лживых бро­шюр с «воспоминаниями», «показаниями очевидцев» и т. д.

Но вся эта литература представляет чрезвычайно большой интерес как первоисточник для честного историка: она показывает отношение разных групп и категорий в разные периоды к стране пролетарской диктатуры; показы­вает, как нарастал за рубежом интерес к Стране советов, как наши враги пользовались литературой в качестве орудия для борьбы с нами; показывает, как под влиянием успехов СССР совершался перелом в мировоззрении зарубежной интеллиген­ции.

«В настоящее время, через пятнадцать лет после великих Октябрьских дней 1917 г., весьма поучительно бросить взгляд на всю эту литературу, ибо в ней своеобразно отразился путь нашей борьбы, путь наших завоеваний и побед.» - писал составитель. Не менее «поучительно бросить взгляд на всю эту литературу» спустя 101 год после Октябрьских дней 1917 г. И сравнить, ЧТО О ТЕХ ЖЕ СОБЫТИЯХ пишут современные буржуазные интеллигенты.

2

В сборнике, о котором я начал свой рассказ в первой публикации, я нашёл раздел «СОВРЕМЕННИКИ О ЛЕНИНЕ».

Что же они, его современники, иностранные прогрессивные писатели, не одураченные антикоммунистической  и националистической пропагандой, думали о Ленине, вожде мирового пролетариат, навечно вписавшего своё имя золотыми буквами в мировую историю?

Что они думали о мыслителе и философе, практике и теоретике революционной теории, создателя конкретной теории захвата власти пролетариатом в буржуазных странах и практика, начавшего строительство социализма в России?

Речь идёт в основном о крупных писателях Запада, признанных классиках мировой литературы, а не о второразрядных деятелях культуры.

Как вы замечаете, я стараюсь не навязывать читателю свое мнение. Главное для нас — это мнение прогрессивных деятелей, современников М. Горького, о стране Советов и о Ленине, теоретике и практике социалистической резолюции. Это есть не что иное как НАРОДНАЯ правда. Она отличается от БУРЖУАЗНОЙ правды-кривды в корне и сегодня как и в те далекие времена.

БЕРНАРД ШОУ

  • Бернард Шоу (1856-1950) — один из популярнейших английских писателей, приобревший известность своими пьесами («Профессия г-жи Уорен», «Пиг­малион» и др.), в которых высмеивает лицемерие, ханжество, мещанство, выступая против социальной несправедливости, существующей в капиталистическом обществе. В 1925 г. получил Нобелевскую премию. Шоу называет себя социалистом, но по­следовательным социалистом никогда не был: наоборот, с 1884 г. по 1911 г. был членом исполкома Фабианского общества (ре­формистской организации буржуазной интеллигенции, боров­шейся против революционной политики социал-демократии). В 1931 г. приезжал в СССР, после чего поместил ряд сочувст­венных СССР статей, вызвавших возмущение всей мировой буржуазной прессы.)

      “Бесполезно воздавать похвалу Ленину теперь, когда он умер. Я счастлив, что около шести лет тому назад, — когда клевета на Ленина в английской печати превосхо­дила даже клевету на Георга Вашингтона в 1780 г. и когда британское правительство истратило 100 млн. фунтов стерлингов на финансирование врагов Ленина,— я счаст­лив, что я приветствовал тогда Ленина как величайшего государственного деятели Европы в надписи на одной из моих книг, которую я послал Ленину. Я надеялся, что это поможет Ленину показать, что в Англии живут не только жертвы, одураченные буржуазной пе­чатью, но и класс политических слепцов. Но так как в то время почтовое сообщение с Россией было чрезвычайно затруднено и свирепствовала цензура, боюсь, эта книга, хотя она и была послана через русскую миссию, увы, не прибыла по назначению.

«Я — революционер, я думаю, что я родился революционером. До 1917 года я никогда не слышал имени Ленина так же, как и большинство жителей Англии, где я жил и откуда я приехал. Мы не много знали о Ленине. Другие вожди говорили нам о его трудах, открытиях, о его ох­вативших весь мир идеях. Любопытно, что в других стра­нах он произвел то же самое впечатление, какое он про­извел в России. Я не знаю, почему это было так, быть может, это было какой-то таинственный магпетизм. Он был только человеком, но человеком, провесходящим всех остальных, человеком, которого можно поставить в один ряд лишь с немногими. Но и в ряду этих немногих он на голову выше остальных. Он выделялся не только в России, но и в Европе, где долго о нем ничего не знали...

«Вы не должны думать, что значение Ленина — дело прошлого, потому что Ленин умер. Мы должны думать о будущем, о значении Ленина для будущего, а значение, его для будущего таково, что если опыт, который Ленин предпринял,— опыт социализма— не удастся, то современная цивилизация погибнет, как уже много цивилизаций погибло в прошлом. Мы знаем теперь из истории, что существовало очень много цивилизаций и что они, достигнув той точки развития, до которой дошел  теперь западный капитализм, гибли и вырождались. Не­ однократно представители человеческой расы пытались обойти этот камень преткновения, но терпели неудачу. Ленин создал новый метод и обошел этот камень преткно­вения. Если другие последуют методам Ленина, то перед нами откроется новая эра, нам не будут грозить крушение и гибель, для нас начнется новая история, история, о ко­торой мы теперь не можем даже составить себе какого-либо представления. Если будущее с Лениным, то мы все можем этому радоваться, если же мир пойдет старой тропой, то мне придется с грустью покинуть эту землю.

РОМЕН РОЛЛАН

  • (1866-1944) приветствовал Февр. революцию 1917 г. Октябрьскую революцию он воспринял как событие громадного междунар. значения, но долго оставался противником диктатуры пролетариата, отвергал революц. насилие как метод борьбы с эксплуататорами. В 1919 опубл. «Манифест независимости духа». Под ним подписались деятели культуры разных стран; этот документ содержал призыв к интеллигенции — помогать прогрессу человечества силой мысли и слова, не вмешиваясь непосредственно в политич. жизнь. Именно такой позиции придерживался сам Р. Роллан в 20-е гг. Его пьесы о Великой франц. революции — «Игра любви и смерти» (1925), «Вербное воскресенье» (1926), «Леониды» (1927) — утверждали в конечном счете необходимость и благотворность революц. переворота, но снова выдвигали на первый план человеч. трагедии и жертвы, неизбежно возникающие в ходе острой политич. борьбы. В поисках новых, свободных от кровопролития форм историч. деятельности Р. обратился к опыту индийского народа и его религ.-нравств. учениям «Махатма Ганди», 1923; труды о Рамакришне и Вивекананде, 1929—30. Вместе с тем он продолжал внимательно следить за ходом обществ. и культурного развития СССР, неоднократно выступая против антисов. кампаний и воен. приготовлений реакц. буржуазии. В 1920-е гг. окрепла дружба Р. с Горьким, с к-рым он начал переписываться в 1917; более тесным стал дружеский контакт с А. В. Луначарским, с к-рым Р. познакомился в годы 1-й мировой войны. В ст. «Прощание с прошлым» (1931) он критически пересматривает концепцию «независимости духа» и утверждает историч. значение рус. революции; в ст. «Ленин, искусство и действие» (1934), вошедшей в сб. статей «Спутники» (1936), он анализирует обществ. назначение писателя, художника в свете идей, высказанных В. И. Лениным в статьях о Л. Н. Толстом. Вместе с А. Барбюсом Р. участвовал в подготовке конгрессов против войны и фашизма, стал одним из идейных вдохновителей междунар. антифаш. фронта. Идейная эволюция Р., его публицистич. деятельность отражена в сб-ках статей «Пятнадцать лет борьбы» («Quinze ans de combat», 1935) и «Мир через революцию» («Par la révolution la paix», 1935). Сведения взяты мною из Краткой энциклопедии на сайте http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/default.asp

     “Я никогда не разделял взглядов Ленина и русского большевизма и никогда этого не скрывал. Я слишком закоренелый индивидуалист и идеалист, чтобы примкнуть к марксистской вере и ее материалистическому фата­лизму. Но именно по этой причине я придаю большое значение большим личностям, и по этой причине Ленин необычайно привлекает меня. В Европе этого столетия я не знаю другой такой крупной личности.

“Уверенно и сильно вел он руль своей воли через хао­тические волны человеческого океана, и долгие времена будет виден его неизгладимый след. Через все бури вел он на всех парусах свой корабль навстречу новому миру,

Ленин — самый великий человек дела нашего века и самый бескорыстный.

       М. Горький о Ромен Роллане в 1926 г. писал:

«Я преклоняюсь перед Романом Ролланом именно за эту его веру, которая звучит во всех его книгах, во всём, что он делает. Для меня Р.Роллан уже давно Лев Толстой Франции, но Толстой без ненависти к разуму, без этой страшной ненависти, которая была для русского рационалиста источником его великих страданий и так жестоко мешала ему остаться гениальным художником.

Говорят: Р.Роллан — дон-Кихот. С моей точки зрения, это лучшее, что можно сказать о человеке. В безжалостной к нам, людям, игре сил истории человек, который жаждет справедливости, — тоже сила и способен противостоять стихийности этой игры.

Владимир Ленин сумел доказать, что философия истории Льва Толстого очень далека от истины и что роль личности в истории не совсем такова, как её оценивал Карл Маркс. Р.Роллан упрям и смел, как настоящий француз, и поистине свободный человек. Нужно обладать крепкой верой в свою правду, чтобы в те дни, когда тысячи отживших людей, обрадованных смертью Ленина, злорадно ликовали, сказать им спокойно и кратко: "Ленин — самый великий человек дела нашего века и самый бескорыстный".

Р.Роллан — первый из литераторов Европы поднял свой голос против войны. Его за это многие возненавидели. Ещё бы — кто же способен любить человека за правду?»

АНРИ БАРБЮС

  • Анри Барбюс (1874-1935) — французский писатель, приобревший мировую известность благодаря своему роману «В огне», являющемуся непревзойденным до сих пор антимилитаристическим романом по убедительности изображения и по яркости протеста против войны. Барбюс начал писать еще в конце прошлого века, но прочное место в литературе занял после опубликования этого романа. За последние годы им напи­саны ряд произведений — «Палачи», «Звенья цепи», «Иисус», «Насилие», «Что было, то будет» и др. Барбюс не раз приезжал в Советский союз. В первый раз в десятилетнюю годовщину Ок­тябрьской революции, когда выступил с докладом на конгрессе друзей СССР и на первой конференции пролетарских писате­лей. Барбюс написал две книга о СССР: первая — «Что сделано в Грузии», и вторая — «Россия». Мы помещаем один из очерков из первой книги. Анри Барбюс широко популярен не только во Франции, но и за пределами ее; его роман «В огне» переведен на двенадцать языков. На русский язык переведены почти все послевоенные произведения Барбюса. В последнее время, в связи с усилившейся военной угрозой, Барбюс неоднократно выступал на защиту Советского Союза. В 1932 г. он выступил в «Юманите» со статьей «Защищайте Советский Союз», которую мы приводим в этом сборнике. В июле этого года он поместил в этой же газете большую статью в связи с процессом Горгулова, убийцы французского президента Думера; в этой статье он резко разоблачает антисоветские интриги французских империалистов. Барбюс принимал активное участие в подготовке антивоенного конгресса 1931 г.)

«Я все ещё нахожусь под тяжестью того подавляющего чувства, которое овладело мною, когда я узнал о смерти этого величайшего человека. Для меня Ленин — одна из совершеннейших и исчерпывающих личностей, кото­рую я любил больше всех. Что меня наиболее изумляло в его учении, в его интеллекте, в его воле,— это способ­ность в великой человеческой комедии отличать факты от призраков.

ГЕНРИХ МАНН

  • Генрих Манн (1871-1950) известный немецкий буржуазный писатель. Радикально настроенный, он в некото­ рых своих произведениях дает сатиру на современную буржуа­ зию. В романе «Верноподданный» — резкий шарж на вильгель- мовскую монархическую буржуазию. Почти все произведения переведены на русский язык.

«В жизни Ленина мы видим несокрушимую преданность делу, необходимо связанную с беспощадностью по отноше­нию ко всем тем, кто становится поперек дороги этому делу. Ради этой преданности я должен мириться с этой беспощадностью. Это мне облегчается тем, что Ленин умел из­менять свое дело сообразно с потребностями живых людей. Он, следовательно, любил людей не меньше своего дела; поэтому он был велик в своем творчестве.

Величие Ленина еще более уяснилось мне из сравнения с нынешней Германией. Что мы видим у нас? Только сле­пую ненависть к идее и делу, к идее как обновляющему принципу и к человеческому обществу как делу творче­ского разума. У нас все предоставлено бессмысленному случаю, и в результате мы имеем только разрушение, но неполное разрушение, а после этого по-знахарски, вслепую пытаются вернуть негодное и называют это «восстановлением».

И в Германии мы тоже имеем экспроприацию, массовый голод и вымирание целых классов. К этому присоединя­ется нравственное падение, люди не видят перед собой никакой путевой звезды в будущем, никакой возвышаю­щей идеи. Как ни смотреть на то, что произошло в Рос­сии, Ленин сделал свой народ счастливее, и поэтому он сам был счастливее, чем может быть какой-либо деятель в Германии.

МАРТЕН АНДЕРСЕН НЕКСЭ

  • Мартин Андерсен-Нексэ (1869-1954) рево­люционный датский писатель. Герои его произведений—пасынки апиталистического общества. Написал ряд романов и новелл; наиболее известны: «Завоеватель Пелле», «Сыны человеческие», «Пассажиры пустых мест». В результате поездки в Советскую Россию в 1922 г. написал книгу «Навстречу молодому дню», про­никнутую глубочайшими симпатиями к русской революции. Не будучи коммунистом, он сумел понять все историческое значение нэпа на путях строительства социализма. В 1931 г. при­езжал вторично в СССР, оставаясь тем же горячим сторонни­ком и искренним другом пролетарской диктатуры.

«Из всех слухов, которые доходили до нас из Советской России, самым потрясающим был тот, в котором мы однажды почувствовали его правдивость,— первое смутное сообщение о смерти Ленина.

Ленин умер. Каждый из нас чувствовал инстинктивно, что это безжалостный факт. Это не был слух. Это была весть— ко всем!

“Я видел рабочего в истрепанной одежде, как он оста­новился, точно подавленный тяжелым ударом судьбы, когда ему передали эту весть. И я подумал: могла ли какая-нибудь другая весть, как эта, действовать таким тяжелым ударом по всей земле, на все человечество? Всюду, где бьется человеческая жизнь, я видел малень­ких людей, таких несчастных и растерянных из-за того, что они не могут примкнуть к рядам своих, что они не идут в одной шеренге вперед, что они не могут утвердить в себе идеи пролетарского движения. Но эти люди, если у них рождался сын, называли его именем Ленина. Ленин — это они могли понять.

“Он был их величайшей надеждой. Ленин умер!

“Величайшие идеи развития всегда воплощали человеческие личности — более или менее удачно. Это привело к индивидуализму, к представлению, будто личности де­лают истерию. Пролетариат не разделяет этой теории. Мы знаем,что отдельные личности в лучшем случае яв­ляются удачным выражением многих, что гений только тогда гений, если он воплощает силу всех нас. Ни одно движение не основано так полно и целиком на массе, как наше. Классовая борьба пролетариата не оставляет места для преклонения перед личностью. И несмотря на это или, может быть, именно поэтому, в наших рядах ока­зался величайший человек современности. Кто из великих мира сего может быть поставлен вровень с ним по величию духа? И даже малосознательный бродячий рабочий, стоило ему только взглянуть на портрет Ленина в га­зете, восклицал: «Да, это товарищ!» Так он полностью олицетворял величайшие идеи человеческого развития.

ТОМАС МАНН

  • Томас Манн (1875-1955) брат Генриха Манна, пользующийся не меньшей известностью как писатель. Томас Манн — певец старой буржуазии, ее тоски о прошлом, об отми­ рающем предпринимательском духе. Наиболее известен его ро­ман «Будденброки».

«Несомненно, Ленин — всемирно-историческая вели­чина. Властитель дум в новом, демократическом, гигант­ском стиле. Заряженное силой соединение воли и ас­кезы. Великий папа идеи, полный миросокрушающего божественного гнева. Сказочный витязь героической саги, сказавший: «Да будет проклят тот, кто опускает свой меч, боясь крови».

ГЕОРГ ЛУКАЧ

  • Г е о р г Л у к а ч (1885-1974) — известный венгерский революционный писатель, философ, публицист и критик. Написал книгу о Лени­не. Его перу принадлежат две книги по истории литературы — «История романа» и «Пути трагедии».

Оппортунисты говорят: Ленин догматически применил опыт русской революции к совершенно различным усло­виям Европы. Их деды в свое время говорили: Маркс обобщил условия развития английского капитализма в за­коны развития всего человечества. В обоих случаях оп­портунисты упустили из виду одну мелочь, а именно, что Маркс и Ленин были гениями во всемирно-историческом масштабе. Как Маркс из анализа английской фабрики развил истинные законы развития капитализма вообще, так Ленин не только открыл предпосылки и возможности русской революции (роль пролетариата, отношение к кре­стьянству и т. д.), но вместе с тем нашел в них также ос­новные проблемы мировой революции. Ни Маркс, ни Ленин не «обобщали» то, что имеет лишь местное значе­ние. Оба они в микрокосме одной страны, с ясновидением истинного героя, нашли макрокосм всеобщего развития.

АРТУР ГОЛНЧЕР

«В смертный час Владимира Ильича остановилось на одпн момент сердце человечества, прекратилось биение пульса мировой истории. Его жизнь пришла к концу, но теперь, как необъятное северное сияние, поднимается на горизонте легенда о его жизни.

В Ленине впервые воплощены были воля и сила про­

летариата. Вряд ли возможно в настоящее время охватить контуры п величину его личности, но уже теперь ясно, что в его личности впервые личное было побеждено ве­ ликим коллективом человечества. Не напрасно первые манифесты Ленина обращались «ко всем». Он был про­ будившейся и громко зазвучавшей совестью человечества. Этот голос никогда не заглохнет.

МАРСЕЛЬ МАРТННЭ.

Социальная революция — это не что иное, как средство творнть и улучшать в области куль­туры. Революционеры — единственные исконные творцы новой культуры на обломках старого мира. И Ленин, который в большей степени, чем кто-нибудь другой, обладал дальновидностью и огромной волей, останется в истории человечества самым великим человеком, творившим для дела культуры. Из всех великих и потрясающих образов, в которых Ленин останется для будущего поко­ления, самым близким сердцу будет образ Ленина, иг­рающего с маленькими детьми в дни своей болезни.

3

В заключение стоит вспомнить не только друзей СССР из книги, составленной коммунистами в 1932 г., но и такого политического деятеля как Уинстона Черчилля, непримиримого врага Советской России. Он не питал никаких симпатий к Владимиру Ленину, как к человеку, как к лидеру и мыслителю. Вот какое мнение высказал этот умнейший политический деятель, враг СССР.

"Ни один азиатский завоеватель, ни Тамерлан, ни Чингис-хан, не пользовались такой славой, как он. Непримиримый мститель, вырастающие из покоя холодного сострадание здравомыслия, понимания реальной действительности. Его оружие - логика, его расположение души - оппортунизм. Его симпатии холодны и широки, как Ледовитый океан: его ненависть туга, как петля палача. Его предназначение - спасти мир; его метод - взорвать этот мир. Абсолютная принципиальность, в то же время готовность изменить принципам... Он ниспровергал всё. Он ниспровергал Бога, царя, страну, мораль, суд, долги, ренту, интересы, законы и обычаи столетий, он ниспровергал целую историческую структуру, такую как человеческое общество. В конце концов он ниспроверг себя. Интеллект Ленина был повержен в тот момент, когда исчерпалась его разрушительная сила и начали проявляться независимые, самоизлечивающие функции его поисков. Он один мог вывести Россию из трясины. Русские люди остались барахтаться в болоте. Их величайшим несчастьем было его рождение, но их следующим несчастьем была его смерть".

*Автор предисловия «ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ОКТЯБРЬ» был Карл Радек. Он выступал с докладом о зарубежной литературе на Первом съезде советских писателей в 1934 г.  Его доклад жестко критиковали зарубежные писатели, приглашённые на съезд в качестве гостей. В 1937 г. был арестован как троцкист и враг народа. Именно поэтому данная книга исчезла с полок советских библиотек.  

Приложение.

На сайте https://felix-edmund.livejournal.com/627945.htmlе

вы найдёте высказывания о Ленине и других известных исторических деятелей:

Граф Зубов о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/627409.html

Антонио Грамши о Ленине http://felix- май.livejournal.com/626576.html

Лион Фейхтвангер о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/625064.html

Рерих о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/624565.html

Махатма Ганди о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/620800.html

Эдуард Эррио о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/623029.html

Франческо Мизиано о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/619843.html

Эйнштейн о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/619573.html

Циолковский о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/619032.html

Тэодор Драйзер о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/618069.html

Владимир Александрович Сухомлинов о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/617263.html

Сунь Ятсен о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/616609.html

Ромен Роллан о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/615743.html

Климент Тимирязев о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/615649.html

Карл Каутский о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/615280.html

Сергей Есенин о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/614772.html

Джавахарлал Неру о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/613650.html

Бертран Рассел о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/613060.html

Бернард Шоу о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/611826.html

Александр Михайлович Романов о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/611089.html

Арчибальд Д. Керр о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/610880.html

Владимир Николаевич Ипатьев о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/609616.html

Патриарх Тихон о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/608871.html

Николай Бердяев о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/608230.html

Герберт Уэллс о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/606927.html

Максим Горький о Ленине http://felix-edmund.livejournal.com/606219.html

Фото:

7. ЧИТАЯ СТАТЬИ М. ГОРЬКОГО И ГОРЬКОВЕДОВ О СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ РЕАЛИЗМЕ...

  Читаю, смотрю и слушаю материалы Международной научной конференции «МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ М. ГОРЬКОГО» on line. Она состоялась 27-30 марта 2018 г.  в Институте мировой литературы им. А. М. Горького РАН (ИМЛ) Приурочена к 150-летию со дня рождения великого советского писателя. Ее цель, как официально заявлено, – всестороннее изучение и популяризация творчества М. Горького в России и за рубежом. На конференции прозвучало немало интересных докладов. Слушать умных людей — истинное наслаждение....

93454D82-E11B-4E2E-A20A-F964EE766872.jpeg

1

О популяризации.

Нашёл в интернете на Ютьюбе выступления учёных, горьковедов. Доклады выставили на сайте ИМЛИ в мае. Российскую общественность они почему-то мало заинтересовали и 150-й юбилей великого пролетарского писателя, как и сама конференция, как и тематика докладов, прозвучавших на ней.

Об этом свидетельствуют факты. С мая прошло более трёх месяцев как многие доклады выставлены в сети. Удивительно мало читателей посетило сайт Института мировой литературы. Мало оказалось желающих послушать новое слово буржуазных горьковедов. Некоторые доклады остались без посетителей и почти все - без лайков. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Вот тебе и юбилей и «популяризация» творчества крупнейшего теоретика и практика социалистического реализма!

   Организаторы не сообщают о выступлениях горьковедов на предприятиях перед рабочими, в учреждениях перед служащими и в учебных заведениях перед учащимися. Вероятно, они даже не планировались. Не проведено никаких массовых мероприятий, без которых празднование юбилея считалось бессмысленными в советские времена.

2

Любая научная и даже ненаучная конференция является идеологическим мероприятием, проводимым властями РФ.            

  Научная конференция литературоведов - это оружие культурной активизации населения. Ненаучная - это оружие подавления и обмана трудящихся масс.

  Последнее оружие нередко применяется, когда в общества потушен горячий интерес к подлинной реалистической литературе, когда книги стоят дорого и не по карману рабочему человеку, когда книги издаются мизерными тиражами. Когда интерес к советской культуре доведён почти до нуля. Когда у рабочие утратили надежду на улучшение своего положения. Когда колхозы ликвидированы и когда нищета гуляет по территории бывшего СССР.

  Именно поэтому, как мне кажется, выступления сотрудников Института мировой литературы не вызвали интереса у населения.

Организаторы сознательно сузили тематику докладов. Целый пласт интереснейших проблем, связанных с творчеством первого пролетарского писателя в мире, а также с процессом строительства первого в мире социалистического общества на земле, оказался исключённым из обсуждения. И конференция, вместе с интересными для ученого мира докладами, сразу скукожилась и превратилась в нудное никому, кроме власти и самих горьковедов, ненужное мероприятие.

Формально отпраздновали 150-летний юбилей великого пролетарского писателя. Сказаны были несколько похвальных слов. Брошены были грязные камушки в его огород. Выступившие похвалили друг друга и.... ладушки. Поработали на славу...

3

Что бы сказал великий русский писатель Максим  Горький о современной России? - спросил я себя, перечитывая выступления участников другого — первого, учредительного Съезда советских писателей, проведённого компартией в 1934 г. — в Москве. Чтобы ответить на данный вопрос, перечитал и материалы писательского съезда и, кроме того, статьи и выступления, опубликованные в нескольких томах публицистики Буревестника русских революций. Написал и выставил в данном блоге более десятка своих статей...

   Почему Максим Горький, его творческие достижения в области литературы, истории и теории литературы вдруг стали вызывать слабенькие споры в кругах российской интеллигенции?

   Почему буржуазные правящие круги России делают все возможное для того, чтобы лишить первого пролетарского писателя в мировой литературе, законной славы и огромной популярности; чтобы снизить его авторитет до уровня второразрядных Мережковских в постсоветской России?

Дело доходило до того, что памятник М. Горькому на площади у Белорусского вокзала было приказано 12 лет назад снять якобы на время ремонта. И вернули его на место недавно — в разгар лета этого года. Неужели столько времени требовал ремонт!?

  Почему о нем, да о Шолохове пишут до сих пор больше всего гадостей и небылиц российские антисоветски настроенные литературоведы и защитники западного постмодернизма и "творческой свободы художника" ?

  Почему почти 90 лет они ищут убийц М. Горького и его сына и не могут найти, но все пишут и пишут статьи и книги на эту тему, поливая имя великого Сталина грязью подозрений? Хотя писаки знают, что ответ предельно прост: оба либо умерли естественной смертью, либо убили их те, кто ненавидел пролетарского писателя и боялся социализма тогда и сегодня, как черт ладана; кто из троцкистов стремился управлять деятельностью всех творческих союзов, включая Союз советских писателей напрямую без посредников. Без мешающих им Горького, А. Жданова, Фадеева....

4

    Ответ прост для тех, кто ещё помнит основы советского литературоведения и кто родился и вырос при Советской власти. Они знают, что Горький занимает особое место в русской, советской, европейской, мировой литературах. Он давно признан первооткрывателем теории и метода социалистического реализма в мировом литературоведении.

Он первым из всех мировых писателей описал мир эксплуататоров, увиденный не глазами буржуазного или дворянского писателя, а глазами пролетарского революционера-художника, непосредственного УЧАСТНИКА революций и ОЧЕВИДЦА строительства первого в мире социалистического государства. Именно за его великие теоретические открытия в области художественной литературы его произведения вычёркиваются лакеями господствующих элит из науки и культуры многих буржуазных государств.

Однако М. Горький вписал своё имя навечно в мировую классическую литературу как родоначальник пролетарской, советской, социалистической художественной литературы, как выдающийся марксистский литературовед и независимый мыслитель. И никому не удастся поколебать и сбросить его огромную фигуру певца социализма и новой пролетарской культуры с высокого пьедестала, на который его водрузила всенародная любовь.

5

Несколько национальных отрядов покорных слуг капитализма до настоящего времени делает вид, что никак не могут понять метода социалистического реализма. Они не признают феномена рождения в начале ХХ века социалистической культуры, создаваемой талантливыми художниками кисти, пера, мелодий, кино — выходцами из пролетарской и крестьянской среды во всех социалистических странах. Даже некоторые бывшие советские исследователи, с молоком матери впитавшие идеи классовой справедливости, перешли на службу к новым хозяевам жизни.

   Ненависть к социализму и советской истории застилает мутной пленкой глаза буржуазным придворным историкам литературы и литературоведам, воспитываемым в "открытых" университетах "свободного мира" по программам, разрабатываемых спецслужбами.

    Вот что сам Горький писал в начале 30-х о подобных буржуазных интеллигентах: "Интеллигент работает на своего врага, ибо хозяин всегда был и есть враг рабочего, а идея «сотрудничества классов» такая же наивная бессмыслица, как дружба волков с баранами. Интеллигенты Европы и Америки работают на врагов своих, это особенно резко и бесстыдно обнажается их отношением к тому культурно-революционному процессу, который начат рабоче-крестьянской массой Союза Советов. Процесс этот развивается в атмосфере неистовой вражды со стороны европейской буржуазии, под угрозой разбойнического нападения на Союз Советов." (Т. 27)  

О буржуазной массовой культуре написано множество трудов советских исследователей. В частности, труд известного автора — А. В. Кукаркина «Буржуазная массовая культура. Теории. Идеи. Разновидности. Образцы. Техника. Бизнес.»  вторым изданием вышел накануне перестройки-перестрелки в 1985 г.

87E4F12F-98AF-4EDF-83FE-284D7407C399.jpeg

Как создавалась спецслужбами эта массовая культура после войны рассказывает британская журналистка, историк Френсис Стонор Сондерс в своей книге «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» (1999). Переведена на более чем 20 языков.  В русском переводе - в 2013 г.

F5F94960-8056-4B40-A4E4-993A7E9D032F.jpeg

                               

В связи с конференцией у меня, внимательного читателя,  возникло несколько вопросов. Главный из них — ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ с точки зрения историка литературы.

5. ЧИТАЯ ПИСЬМА И СОВЕТЫ М. ГОРЬКОГО НАЧИНАЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ. Что надо знать молодому писателю? (Продолжение).

F6FD3C9D-F701-4DEC-891F-4A6163EC41F2.jpeg

Фото: А. Жданов и М. Горький

7

М. Горький учил молодых советских писателей в начале 1930-х годов: Надо знать историю русской и иностранной литературы.

Сегодня изучать её желательно по исследованиям, собранным в Институте мировой литературы имени А. М. Горького. Он был создан в сентября 1932 г. по Постановлению Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР "О мероприятиях в ознаменование 40-летия литературной деятельности Максима Горького".

   Этот институт стал и остаётся до наших дней первым в мире научным учреждением, в котором собраны труды основоположников социалистического реализма. лучшие. Впервые в истории мировой науки лучшие исследователи-марксисты, изучавшие мировую литературу, занялись изучением нового явления в мировой культуре — всемирной социалистической литературы.

    В Институте разрабатывались основные теоретические положения для нового метода отображения в литературе совершенно новой цивилизации, строившейся на базисе коллективной собственности союзом рабочих и крестьян под руководством коммунистической интеллигенции. С 1990-х годов в буржуазной России эти исследования приостановлены.

   В институте была открыта и действует Фундаментальная электронная библиотека “Русская литература и фольклор” (ФЭБ). Материалы, справочная литература и источники собранные в ней, помогают писателям изучать русскую литературу XI-XX вв. Большая часть этих материалов — это исследования советских литературоведов. На них-то и следует обратить внимание начинающим писателям, критикам и литературоведов.

Ныне сосуществуют две школы для будущих писателей: «школа М. Горького» и «школа А. Солженицына». В данном контексте я употребляю термин «школа» в обоих смыслах: и как учебное заведение, и как особое направление в литературе, науке, искусстве.

«Школа М. Горького» учит социалистическому реализму. Стоит внимательно изучить историю русской литературы, написанную советскими литературоведами и изданную в 4 томах и в 10 томах. В них дана пролетарская, общенародная советская концепция русской и всемирной литературы.  

    «Школа А. Солженицына» учит антисоветизму во всем многообразии его грязных мифов не только о советской литературе, но и об истории первого в мире государстве рабочих и крестьян. Классик антисоветской литературы не придумал ни одного теоретического положения сам: все скопировал у литературных асов буржуазного западного литературоведения. Эта «школа» прячет своё ядовитое рыльце под масками модернизма и постмодернизма. Тьма учебников и пособий по истории литературы написаны антисоветчиками на подачки грантодателей. Они стоят на полках университетских библиотек и

лежат стопками на прилавках книжных магазинов.

  Молодому писателю желательно знать оба источника информации по истории литературы, даже если профессора и мастера учат писательскому ремеслу только по-Солженицыну. Чем больше направлений в литературе и науке о литературе изучит молодой писатель, тем шире станет его умственный и художественный кругозор.

    Надо знать основы и традиции советского литературоведения — в первую очередь. Важнейшей задачей любого исследователя любого литературного произведения должно быть установление того класса, идейным рупором которого является автор. Диалектико-материалистическое изучение литература требует, как писал крупный русский марксист Плеханов, «перевода идеи данного художественного произведения с языка искусства на язык социологии, нахождения того, что может быть названо социологическим эквивалентом данного литературного произведения» (Г. В. Плеханов, Предисловие к сборнику «За 20 лет»).

   Постмодернистское литературоведение утверждает незыблемость буржуазного строя и мировидения. Правящие круги навязывают  трудящимся буржуазную массовую культуру и большей частью не классическую, а бульварную литературу. Буржуазное литературоведение  отличается по многим классовым параметрам от НАУЧНОГО литературоведения, признанного в СССР пролетарским.

  Советская литература была  призвана укреплять диктатуру рабочего класса и колхозного крестьянства. Стоит не забывать, что «светлое будущее» человечества, то есть цивилизация, основанная на коллективной форме собственности, — не за горами! Прогрессивного развития человечества, его эволюционного развития вперёд никто не в состоянии остановить.

8

Вот чему учил в своей «школе» М. Горький. Над входов в неё красовался лозунг: «учеба, творчество, самокритика». Он постоянно призывал молодых писателей читать русскую классику, изучать творчество русских писателей, вышедших из среды дворян и разночинцев.

Он постоянно внушал молодёжи, что одновременно с учебой необходимо постоянно писать, тысячу раз редактировать написанное и беспощадно подвергать написанное собственной критике.

Он всегда с гордость говорил и писал о великих достижениях русской литературы. Особенно во времена, когда в Советской России появилась группка интеллигентов попутчиков, назвавших себя «пролетарскими писателями» и крикливо призывавших вслед за футуристами сбросить русскую классические  литературу и искусство с «парохода современности».  

М. Горький объяснял молодым писателям, что нельзя стать писателем, не изучив русской классической литературы, не выучив наизусть стихи любимых поэтов, не ознакомившись с русской и французской живописью, не прослушав всю музыкальную классику — русскую и западно-европейскую:

«Даже тогда, когда при царях «замкнуты были уста народа, связаны крылья души, ... в области искусства, в творчестве  сердца, русский народ обнаружил изумительную силу, создав при наличии ужаснейших условий прекрасную литературу, удивительную живопись и оригинальную музыку, которой восхищается весь мир.

«Гигант Пушкин, величайшая гордость наша и самое полное выражение духовных сил России, а рядом с ним волшебник Глинка и прекрасный Брюллов, беспощадный к себе и людям Гоголь, тоскующий Лермонтов, грустный Тургенев, гневный Некрасов, великий бунтовщик Толстой и больная совесть наша — Достоевский; Крамской, Репин, неподражаемый Мусоргский, Лесков, все силы, всю жизнь потративший на то, чтобы создать «положительный тип» русского человека, и, наконец, великий лирик Чайковский и чародей языка Островский, так не похожие друг на друга, как это может быть только у нас, на Руси, где в одном и том же поколении встречаются люди как бы разных веков, до того они психологически различны, неслиянны.

«Всё это грандиозное создано Русью менее чем в сотню лет. ...мы имеем право гордиться разнообразием фантастически прекрасного горения русской души, и да укрепит оно нашу веру в духовную мощь страны!

И М. Горький начинает рассуждать в сослагательном наклонении:

«Подумайте, ведь если бы Пушкин и Лермонтов не были бы убиты, они могли бы дожить до Чехова, который только вчера ушёл от нас, до чудесного Короленко, который ещё надолго с нами! О нас можно сказать, что мы мало жили разумом, плохо работаем, но — мы хорошо умеем жить сердцем. Русское искусство — прежде всего сердечное искусство. В нём неугасимо горела романтическая любовь к человеку, этим огнём любви блещет творчество наших художников, и великих и малых, — «народников» в литературе, «передвижников» в живописи, «кучкистов» в музыке.

«И вот именно благодаря силе социального романтизма мы — живы, а не погибли, раздавленные насилием, не сгнили под давлением монархии.

«Искусство или немотствует или уныло бродит около политики, бессильное, как дитя на пожаре.

Однако я крепко верю, что это милое грешное сердце скоро разгорится и сожжёт себя до последней искры ради славы человеческой, славы всего мира.

«Вновь воскреснет в сердце России некий светлый, радужный бог — та сила, которая насыщала это сердце в трудные годы нашего рабства страстной любовью к творчеству и человеку. Бурные ручьи высыхают — это временное, но моря существуют вовеки.

«Как море, глубоко сердце народа, и мы не знаем, что может родить оно, взволнованное до дна, — но, оглядываясь на прошлое, мы должны, мы имеем право свято верить в творческие силы разума и воли народа! Будем надеяться, что свободное и доброе, сердечное искусство оживит нас, внушит нам уважение к человеку и творчеству, привьёт любовь к жизни и труду! Да здравствует же искусство — свободная песнь сердца!»

  Разве это «сердечное искусство», прививающее «любовь к жизни и труду» не есть один из блоков фундамента дворца социалистического реализма?!*

   Не изучив русской и советской классики невозможно стать российским писателем сегодня.  Но можно легко стать космополитом — писателем без Родины.

9

Вот ответ М. Горького на вопрос одного молодого писателя: Что мы должны взять у классиков и что должны отбросить?

Г о р ь к и й. «Прежде всего нужно использовать технику классиков. Что вы получите у Достоевского, кроме техники? У него люди великолепно говорят, но сам Достоевский иногда пишет так: «Вошли две дамы, обе девицы».

«Таких обмолвок у него много, но говорят люди его романов отлично, напряжённо и всегда от себя. Нельзя смешать речь Дмитрия Карамазова с речами Ивана и Алексея Карамазовых.

«Когда в его книге появляется излюбленный автором пьяница, вы чувствуете, что этот человек может говорить только таким языком, какой дан ему Достоевским».

Как видим, М. Горький считал Ф. Достоевского великим мастером слова, но что касается его мировоззрения, то он явно не на стороне трудовых классов,  более того он осуждал революционных демократов, наследником которых считали себя и М. Горький и тысячи русских и советских писателей.  Именно в идеологическом плане он не удовлетворял прогрессивных писателей и мыслителей. И этого писателя использовала белогвардейская интеллигенция в своих реакционных целях. Да и сегодня именно эти идеологические и классовые разногласия проявились и подчеркивались неоднократно певцом русской революции. Почему Горькому говорить об этом нельзя, а врагам русского народа можно? Почему защищать от наветов Буревестника сегодня нельзя, защищать Достоевского от справедливой критики марксистов можно той стороне, которая ныне выступает на стороне реакционных элементов и контрреволюционных сил.

Мастерство и идеологические воззрения крупнейших писателей нередко не совпадают, но умело используются в своих целях антинародными силами прогресса специально в целях раскола общества на враждующие группировки. В этом нет ничего удивительного. Это обычная практика в идеологических войнах. Сколько грязи вылито на А. Жданова, А. Фадеева, М. Шолохова в наши дни. И попытки реакционных, русских национальных и особенно русскоязычных литературоведов, чернить все советское будут продолжаться и продолжатся.

******

*Статья «О РУССКОМ ИСКУССТВЕ» была напечатана в журнале "Путь освобождения", номер 1 от 15 июля 1917 г.

4. ЧИТАЯ ПИСЬМА И СОВЕТЫ М. ГОРЬКОГО НАЧИНАЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ (Продолжение). Что надо знать молодому писателю?

Социалистический реализм в литературе, искусстве, культуре — объективная необходимость в годы строительства государства рабочих и крестьян на пути к коммунистической цивилизации.

3FD4F0C3-6853-4E3D-A148-93874E850781.jpeg  

1

К началу 1930-х  безграмотность населения в СССР наконец была ликвидирована и культурная революция переросла в свою вторую стадию — создание пролетарской интеллигенции из рабочих и крестьян. Нужно было готовить молодые кадры идеологических работников — писателей, журналистов, артистов, художников, музыкантов, офицеров для армии и милиции... новая жизнь трудящихся в стране Советов требовала обновления всех отраслей народного хозяйства в форме индустриализации страны и коллективизации крестьянства. М. Горькому была поручена работа с молодыми литераторами.

   Наступила пора по подготовке внедрения новой социалистической идеологии в массовое сознание трудящихся масс. Литературе марксисты уделили особое внимание. Они понимали литературу как мощное средство познания и, что главное, — как орудие революционного преобразования жизни.

В статье «Партийная организация и партийная литература» (1905) В. И. Ленин выдвинул задачу создания революционной литературы, открыто связанной с пролетариатом. Она должна быть пронизана идеей социализма и служить «миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность» (т. 10, стр. 30—31). Эта литература должна, как учил М. Горький, продолжить лучшие традиции старой передовой культуры и творчески воплощать новаторские, революционные идеи.

И. В. Сталин назвал советскую беллетристику «литературой социалистического реализма», а писателя в социалистическом обществе «инженером человеческих душ».

   А. Жданову (1898-1948), советскому партийному и государственному деятелю, и М. Горькому было поручено разработать теорию социалистического реализма и на съездах творческой интеллигенции показать преимущества нового творческого метода.

   Горький предложил свою «школу» обучения революционному, социалистическому реализму. Он создал ее после возвращения в СССР. Он стал главным (условно говоря) профессором в этой школе. Он опубликовал серию статей о новом методе отражения новой, небывалой в истории, социалистической действительности. Он провёл несколько встреч с молодыми писателями. И всюду он особо подчеркивал особенности работы советских писателей в отличии от буржуазных.

   М. Горький понимал, что молодым писателям, выходцам из победивших классов, бывших до того угнетенными, надо многому научиться, ибо редко, когда они обладают мастерством достаточного для того, чтобы форма их произведений соответствовала содержанию. Первые попытки часто несовершенны. Но к ним следует относиться с большим вниманием и симпатией.

2

В «Беседе с молодыми» (в апреле 1934 г., до съезда писателей) М. Горький объяснял: «Мы живём и работаем в эпоху сказочно быстрых процессов разрушения "старого мира", — процессов, причины коих были всесторонне, тщательно изучены и предуказаны. Разрушаются — "изжили себя" — классовые общества.»

«Мы, литераторы Союза Советов, недостаточно ясно представляем себе смысл и значение процессов распада сил буржуазии и её попыток создать защиту себе из продшуктов распада. О жизнеспособности, талантливости, о мощных запасах творческих сил пролетариата с неоспоримой очевидностью говорят миру шестнадцатилетний героический труд пролетариев Союза Советов и фантастические результаты этого труда.

«Мы, литераторы Союза Советов, всё ещё не имеем должного представления ни о степени мощности этого труда, ни о разнообразии и обилии его успехов. Мы забываем, что наша страна ещё недавно была варварски малограмотной, глубоко отравленной всяческими суевериями и предрассудками, что одной из характерных её особенностей является долговечность древних уродств – "пережитков старины".»

Разве эти слова писателя не свидетельствуют о намерении литераторов и философов разработать новый метод революционного изображения современности? Разве это не поиск метода изображения процессов, происходящих в первой социалистической стране мира, в которой именно победившим трудящимся предстояло создавать новую социалистическую культуру и литературу. Но готового определения метода М. ЖГорький не формулирует. Он только ставит задачу литераторам подключиться к поиску и развитию метода соцреализма, используемого для понимания и изображения прогнившей буржуазной реальности и расцветающей юной социалистической действительности.

3

Антисоветски настроенные литераторы в СССР пользовались и пользуются другим литературным методом изображения реального мира. Его можно назвать «антикоммунистическим модернизмом». Он рождался в белоэмигрантских кругах, ненавидевших весь русский народ, вышедший из подчинения рабовладельцев и дворян.

Разновидностей направлений модернизма и постмодернизма не перечесть. Выдумщики нового метода не смогли даже назвать конкретно те направления массовой, бульварной литературы, с помощью которой зомбируется населения, развращается особенно молодёжь. Сексуальный натурализм Лоуренса и порнографический натурализм В. Набокова. Этот белоэмигрантский писатель, ненавидевший Советы и русский народ всеми фибрами своей аморальной душёнки, оказался самым гадким разрушителем общечеловеческой морали, каких мир знал ни до него, ни после него! Он стал родоначальником не только нового в литературе направления. Он оправдал занятие богатенькими паразитами - детской порнографией. Этот гадкий гражданин этой своей реакционнейшей роли не хотел признавать.

Он писал: "Я не пишу и не читаю нравоучительной литературы и "Лолита" не тянет за собой нравственных поучений. Для меня литературное произведение существует постольку, поскольку оно дает мне то, что я простейшим образом называю эстетическим наслаждением, т. е. такое ощущение, при котором я где-то как-то нахожусь в соприкосновении с иными состояниями сознания, для которых искусство (иначе говоря: любопытство, нежность, доброта и восторг) является нормой. Таких книг немного. Все же остальное либо хлам, имеющий местное значение, либо то, что некоторые называют "идейной литературой" и что очень часто опять-таки тот же хлам, представляющийся в виде громадных глыб старой штукатурки, которые со всеми предосторожностями передаются одним поколением другому до тех пор, пока кто-нибудь не придет с молотком и не трахнет по Бальзаку, Горькому и Манну".

Точнее, чем В. Набоков раскрыть сущность постмодернизма никому не удалось. Это — тот метод отображения придуманной действительности, который даёт паразитам и бездельникам «эстетическое наслаждение»! Для этой публики главное в жизни и творчестве — деньги.

Модернисты забраковали реализм и скатились с его вершин на дно — к Лолитам и Гарри Поттерам. Им разве есть дело до революционной борьбы пролетариата за освобождение от эксплуатации и от невежества!? Педерастия, гомосексуализм, лесбиянство, однополые браки - во все эти "безыдейные" наслаждения, разгулявшиеся на просторах Европы и Америки, огромный вклад внёс русский по национальности и антикоммунист по убеждениям белоэмигрант Владимир Набоков.

4

В те годы, когда в СССР решалась судьба всемирной литературы, белоэмигранты описывали свою полунищую трудную жизнь - без слуг и рублевой халявы - за рубежами России и мечтали о Нобелевской премии, которую давали в те годы, как и в наши дни, не за гениальный вклад во всемирную - социалистическую и буржуазную - литературу, а только по политическим мотивам. Дали ее только только И. Бунину, но не за «Митину любовь», а за его антисоветский вой.

М. Горькому нобелевской премии не могли дали, потому что предназначалась своим — антисоветчикам, а не — борцам и революционерам. В те 30-е годы книги великого пролетарского писателя жгли на кострах фашисты...

   В 1968 г. Михаил Шолохов в речи при получении Нобелевской премии сказал: «На мой взгляд, подлинным авангардом являются те художники, которые в своих произведениях раскрывают новое содержание, определяющее черты жизни нашего века. И реализм в целом, и реалистический роман опираются на художественный опыт великих мастеров прошлого, но в своем развитии приобрели существенно новые, глубоко современные черты. Я говорю о реализме, несущем в себе идею обновления жизни, переделки ее на благо человеку. Я говорю, разумеется, о таком реализме, который мы называем сейчас социалистическим. Его своеобразие в том, что он выражает мировоззрение, не приемлющее ни созерцательности, ни ухода от действительности, зовущее к борьбе за прогресс человечества, дающее возможность постигнуть цели, близкие миллионам людей, осветить им пути борьбы»...

   А М. Горький продолжал учить молодых советских писателей в своей Школе:

«Социалистический реализм в литературе может явиться только как отражение данных трудовой практикой фактов социалистического творчества. Может ли явиться такой реализм в нашей литературе? Не только может, но и должен, ибо факты революционно-социалистического творчества у нас уже есть и количество их быстро растёт.

«Мы живём и работаем в стране, где подвиги "славы, чести, геройства" становятся фактами настолько обычными, что многие из них уже не отмечаются даже прессой. Литераторами они не отмечаются потому, что внимание литераторов направлено всё ещё по старому руслу критического реализма, который естественно и оправданно "специализировался" на "отрицательных явлениях жизни". Здесь уместно напомнить, что некоторые уродливости: слабость зрения, лживость, лицемерие и т.д. — явления, обусловленные тоже естественными причинами, и что эти причины устранимы.»

5

Буржуазные литературоведы типа Синявского, подхватившие и тиражирующие тоннами ложь о социалистическом, революционном реализме, изо все сил пытаются доказать, как им приказано это делать грантодатели соровского типа, что соцреализм как метод  и идеологическая обязаловка выдан большевиками и Горькому, и другим советским писателям на Первом съезде писателей в августе 1934 г.

Я, рассказывая в своих статьях и обзорах содержание докладов выступивших на первом съезде писателей, не раз воспроизводил варианты определения метода соцреализма.

Процесс коллективного поиска путей изображения революционных преобразований в дворянской России и перестройки в жизни ее нардов на социалистический и пролетарский лад начался задолго до победы Великого Октября. Многие интеллигенты занимались не только теоретически, как А. Луначарский, но и практически поиском новой идеологии и методов пропаганды социализма ЗАДОЛГО до этого съезда.

Да что говорить о выступлениях пролетарских писателей перед публикой! Возьмите любое художественное произведение М. Горького и вы увидите, если не слепой, что все они практически содержат элементы нового метода революционного изображения российской действительности — и дореволюционной и послереволюционной...

6

Литература, искусство и политика породнились навечно еще в годы французской буржуазно-демократической революции. Если при феодализме искусством командовала церковь, то в буржуазной цивилизации командные функции присвоили себе банкиры и хозяева корпораций. Именно буржуазные интеллигенты и литераторы создали весьма эффективную системы агитации и пропаганды буржуазного индивидуалистического образа жизни. Они сформировали основы нового атеистического метода реализма.

Новое рождается не сразу, а постепенно. Новое качество накапливается и происходит в борьбе противоречий скачок, БУРЯ, и отрицая старое, новое побеждает.

Наиболее ярко проявилось это в искусстве. Задолго до рождения М. Горького, в эпоху становления буржуазного реализма и романтизма в искусстве родоначальником революционного реализма стал роялист Эжен Делакруа (1798-1963). Да тот самый Делакруа, который написал в 1831 г. Ставшую всемирно известную картину «Свобода на баррикадах».

Вплотную к соцреализму подошёл великий Гюстав Курбэ, осмелившийся изображать не носатых уродливых Людовиков и Луи Филиппов и их красивых наложниц, а — нищих дробильщиков камней в 1849 г. Но это были первые яркие вспышки молнии соцреализма в темноватом небе мировой культуры. Однако определение и эстетика соцреализма родились несколько десятилетий спустя после Парижской коммуны. И не во Франции, а в советской России. И центр новой революционной литературы и искусства передвинулся из Парижа в Москву, из Франции в Советскую Россию.

И кстати, задолго до 1917 г., до всего этого додумались французские гении! Кстати,  М. Горький не раз признавался, что любил французскую культуру и у гениальных французских писателей 19-го века учился писать в молодости.

3. ЧИТАЯ ПИСЬМА И НАПУТСТВИЯ М. ГОРЬКОГО НАЧИНАЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ. (Продолжение)

7

М. Горький учил писателей занимать в жизни активную политическую позицию. Обращаясь к международному пролетариату М. Горький говорил о себе:

«Я всю жизнь чувствовал и чувствую себя только пролетарием, и то, что я говорю сейчас, — я говорю как пролетарий, социалист и революционер. Я говорю так потому, что служба революции даёт мне право и внушает необходимость сказать пролетариям капиталистических стран:

— солидаризируйтесь с коммунистической партией — единственным действительным вождём рабочего класса;

— следуйте примеру рабочего класса Союза Советов, изучайте его работу....

  «История призывает вас от работы на дальнейшее закрепощение, на истощение и вымирание ваше — от службы капиталистам — к службе революции, к борьбе за ваше право быть хозяевами вашей жизни.»

Том 26. Статьи, речи, приветствия 1931-1933. (30-томное издание сочинений М. Горького).

Как видим, М. Горький особо подчеркивает о необходимости писателей координировать свою работу с политической партией рабочего класса. Ибо их цель одна — организация масс на построение нового общества без буржуазного рабства для трудящихся.

DE416BC8-8292-425A-9637-DF2A91904722.jpeg 8

С докладом «О литературной молодёжи нашей страны» на Первом съезде писателей выступил В. П. СТАВСКИЙ (1900—1943). Он сообщил, что за последние годы литературная профессия стала массовой. В стране насчитывается более трех миллионов рабочих и крестьянских корреспондентов. (Не дурно для начала 30-х годов!)

«В литературных группах и литкружках на фабриках и заводах, в совхозах, колхозах и МТС, а также в частях Красной армии и флота принимали участие тысячи человек. Литкружковцы в массе своей шли в литкружки, чтобы ближе узнать, глубже изучить художественную литературу, ознакомиться с историей и теорией литературы.

Молодые писатели ... вместе с утверждением нового... активно разоблачают старое в лице классово-чуждых элементов, пробравшихся в ряды пролетариата. Образы кулацкой агентуры, рвачей и лодырей в книжках даже более ярки, чем портреты передовиков.»

Он сообщил, что Оргкомитет организовал вечерний рабочий литературный университет, что создается заочный литературный университет при журнале «Литературная учеба». Он заявил, что Союз писателей возьмет на себя задачу умелого, чуткого руководства и помощи молодым, начинающим писателям. «На них мы делаем ставку, в них наше будущее».

9

А теперь пара слов о дне сегодняшнем. Как работает Союз писателей России с молодыми талантами.? Помогает ли он им становиться революционно настроенными писателями? Или чтобы писать подделки вроде Гарри Поттера никакой особой подготовки не требуется?

Многих читателей газеты удивило признание некоторых молодых писателей о несовершенстве системы подготовки литераторов в современной России. Я имею в виду статью Эллины САВЧЕНКО «ЗАЧЕМ ВСЁ, ДЕТОЧКА?..» о Школе писательского мастерства, проведённую в начале июля в станице Вёшенской. (Выставлена на сайте «Дня литературы» 20 июля сего года).

В первый день семинара - пишет она - участники «разделились на два фронта: «постмодернистов» и «реалистов». ... на второй день занятий напряжение резко усилилось... Постмодернисты взяли инициативу в свои руки. Реализм не нужен. Главное это — «пропаганда насилия, однополой любви и прочих трендовых либеральных установок»

   Мастера (В. Артёмов, В. Киктенко и А. Кожедуб) «самоустранились от руководства семинаром». Только на третий день семинара они «высказались, что, мол, лучше реализма нет ничего, и ничего «не надо надумывать»... Типа, жизнь — она и есть жизнь...»

    «И в воздухе повис вопрос: а зачем нужна была такая Школа? Чему она могла научить молодых писателей?», - спрашивает автор репортажа с места непонятно для чего проведённого семинара, - а «к кому, собственно, мы приехали учиться в эту Школу? К московским мэтрам, или ...к двадцатилетним бойким ребятам, ....ничего не внесшим пока в литературу...»

     Не забыла Эллина упомянуть и о том, что открывал Вёшенский семинар сам председатель Союза писателей России Н. Ф. Иванов.

ИНТЕРЕСНО! Какие же УСТАНОВКИ им лично были даны мастерам до семинара?

Неужели окончательно ЗАБЫТЫ уроки мастерства и напутствия М. Горького начинающим писателям? Ведь методика подготовки писателей революционного класса есть неотъемлемая часть русского классического литературного наследия.

Не верится...

***********

О подобной ситуации, о которой рассказала Эллина, более ста лет назад писал М. Горький в Предисловии к «Сборнику пролетарских писателей (1914):

«Литератор должен ... уметь выбрать из хаоса впечатлений, из пестрой путаницы чувств объективное, общезначимое, типичное, должен уметь отбросить в сторону узко личное, субъективное как неустойчивое, постоянно изменяющееся и скоропреходящее бесследно. Если он сумеет сделать первое, он создаст произведение художественное и социально важное; если он не сможет сделать второго, он напишет анекдот, лишённый социально-воспитательного значения. Всякое искусство — сознательно и бессознательно — ставит себе целью разбудить в человеке те или иные чувства, воспитать в нём то или иное отношение к данному явлению жизни, — эту же цель вполне сознательно ставят пред собою сторонники так называемого «свободного искусства для искусства» — люди наиболее тенденциозные, несмотря на их отрицательное и враждебное отношение к тенденциям социальным.»

(Выделения в тексте — Ю. Г.)

М. ГОРЬКИЙ: НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО Л.Н. ТОЛСТОМУ. Часть 2.

8C98DEED-0359-4F9B-816A-45F700A15E0A.jpeg 4

Буревестник революций в неотправленном письме Л.Н. Толстому продолжал разоблачать политическую позицию классика:

«Граф Лев Николаевич! Заслуженное Вами имя величайшего из со­временных художников слова не дает Вам права быть несправедливым к людям, которые бескорыстно и искренно любят свой народ и работа­ют для него не менее, чем Вы...

Эти безвестные, скромные люди страдают молча и мужественно, они сотнями и тысячами гибнут в борьбе за освобождение своего наро­да из позора рабства духовного - Ваше право не соглашаться с ними, но у Вас нет права не уважать их, граф!

«Вы не правы, когда говорите, что крестьянину нужна только зем­ля..., что русский народ, помимо облада­ния землей, хочет еще свободно мыслить и веровать, и Вы знаете, что за это его ссылают в Сибирь, гонят вон из России...

«И Вы не правы, когда говорите, что конституционные правительст­ва так же мало обращают внимания на права своего народа, как это де­лается у нас. Вы знаете, что, если в Англии народ скажет королю - ко­роль, ты не прав! - первый джентльмен своей страны не позволит себе бросить за это кого-либо в тюрьму. Вы знаете, что в России существу­ет только правительство, на Западе - правительство, законы и свобода слова, которая удерживает правительства от нарушения законов.

«В тяжелые дни, когда на земле Вашей родины льется кровь и, доби­ваясь права жить не по-скотски, а по-человечески, гибнут сотни и тыся­чи славных, честных людей, Вы, слова которого так чутко слушает весь мир, Вы находите возможным только повторить еще один лишний раз основную мысль Вашей философии: “нравственное совершенствование отдельных личностей - вот задача и смысл жизни для всех людей”.

«Но подумайте, Лев Николаевич, возможно ли человеку заниматься нравственным совершенствованием своей личности в дни, когда на ули­цах городов расстреливают мужчин и женщин и, расстреляв, некото­рое время еще не позволяют убрать раненых?

«Кто может философствовать на тему о своем отношении к миру, видя, как полиция избивает детей, заподозренных ею в намерении низ­вергнуть существующий государственный строй?

«И можно ли думать о мире и покое своей души в стране, где живут люди, которых можно нанимать за плату по 50 коп. в день для избиения интеллигенции, самой бескорыстной и чистой по своим побуждениям части русского народа?

«Как победить в душе чувства гнева и мести, зная, что вот, - в стра­не, где ты живешь, - лгуны и холопы натравливают одну семью людей на другую и вызывают кровавую бойню в городе для того, чтобы уничтожить в этой бойне тех людей, которые уже сознали свое челове­ческое достоинство и требуют признания за ними человеческих прав?

«В бессмысленной войне, непонятной и ненужной для народа, разо­ряющей страну, гибнут десятки тысяч людей; напоенный сообщениями о страданиях солдат, газетный лист кажется красным и влажным от че­ловеческой крови, воображение рисует поля, покрытые трупами мужи­ков, насильно одетых в солдатские шинели...

«Согласитесь граф, что человек, который во дни несчастий своей страны способен заниматься совершенствованием своей личности, про­извел бы на всех, кому дороги идеалы правды, красоты и свободы, - от­вратительное впечатление бессердечного фарисея и ханжи.

«Наконец, граф, обращая к Вам все те осуждения, которыми Вы, с высоты Вашей мировой славы, бросили в лучших русских людей, я по­зволю себе назвать Ваше письмо в “Times” не только несправедливым и неразумным, но также и вредным.

«Да, оно вредно. Я уже вижу, с каким удовольствием скалят свои зу­бы те хищники и паразиты нашей страны, которые, охраняя интересы тупой и грубой силы, угнетающей наш народ, защищают бесправие, разжигают ненависть в людях, нагло насилуя правду, проповедуют скверную ложь и всячески развращают измученное событиями, растерявшееся русское общество.

«Но их средства защиты своих холопских позиций с каждым днем все иссякают, им все труднее лгать, против них суровая правда жизни, и вот - теперь они будут рады Вашему письму.

И несхолько дней они будут повторять Ваши слова, они схватятся за них, как утопающие за солому, и кинут в лицо честных и мужествен­ных людей России тяжелые и обидные, ликующие и злорадные слова: - Лев Толстой не с вами!»

(Данное «Письмо графу Л.Н. Толстому», написано 5 марта 1905 г. в Эдинбурге. Под № 39. «Л.Н. ТОЛСТОМУ» помещено в 5 томе — М. ГОРЬКИЙ. ПИСЬМА. 1905-1906. М., 1999.)

5

Прошло более двух лет после того неотправленного письма М. Горького.

В сентябре 1908 г. когда прогрессивная общественность отмечала 80-летний юбилей классика мировой литературы, В. И. Ленин опубликовал статью «ЛЕВ ТОЛСТОЙ, КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ». В ней и других статьях В. И. Ленин дал гениальную характеристику мировоззрения Л. Н. Толстого, раскрыл его значение как гениального реалиста. Все творчество классика мировой литературы — это отражение объективных противоречий, которыми была полна Россия того времени. Противоречий стало в жизни общества ещё больше в России наших дней.

   Ленин писал тогда в статье «ЛЕВ ТОЛСТОЙ, КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»: «...пресса до тошноты переполнена лицемерием, лицемерием двоякого рода: казенным и либеральным. Первое есть грубое лицемерие продажных писак, которым вчера было велено травить Л. Н. Толстого, а сегодня — отыскивать в нем патриотизм и постараться соблюсти приличия перед Европой. Что писакам этого рода заплачено за их писания, это всем известно, и никого обмануть они не в состоянии.

«Гораздо более утонченно и потому гораздо более вредно и опасно лицемерие либеральное. ...русский либерал ни в толстовского бога не верит, ни толстовской критике существующего строя не сочувствует. Он примазывается к популярному имени, чтобы приумножить свой политический капиталец, чтобы разыграть роль вождя общенациональной оппозиции, он старается громом и треском фраз заглушить потребность прямого и ясного ответа на вопрос: чем вызываются кричащие противоречия «толстовщины», какие недостатки и слабости нашей революции они выражают?»

  Ленин гораздо ярче и точнее, чем М. Горький, описывает кричащие противоречия в произведениях, взглядах, учениях Толстого:

«С одной стороны, гениальный художник, давший не только несравненные картины русской жизни, но и первоклассные произведения мировой литературы. Горький С другой стороны — помещик, юродствующий во Христе.

«С одной стороны, замечательно сильный, непосредственный и искренний протест против общественной лжи и фальши, — с другой стороны, «толстовец», т. е. истасканный, истеричный хлюпик, называемый русским интеллигентом...

«С одной стороны, беспощадная критика капиталистической эксплуатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваниями цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс; с другой стороны, — юродивая проповедь «непротивления злу» насилием.

«С одной стороны, самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок; — с другой стороны, проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, стремление поставить на место попов по казенной должности попов по нравственному убеждению, т. е. культивирование самой утонченной и потому особенно омерзительной поповщины.»

«Толстой смешон, как пророк, открывший новые рецепты спасения человечества.... Толстой велик, как выразитель тех идей и тех настроений, которые сложились у миллионов русского крестьянства ко времени наступления буржуазной революции в России.

Ленин делает важный ВЫВОД: «Историко-экономические условия объясняют и необходимость возникновения революционной борьбы масс и неподготовленность их к борьбе, толстовское непротивление злу, бывшее серьезнейшей причиной поражения первой революционной кампании.

«Говорят, что разбитые армии хорошо учатся. Конечно, сравнение революционных классов с армиями верно только в очень ограниченном смысле... Но одно приобретение первых лет революции и первых поражений в массовой революционной борьбе несомненно: это — смертельный удар, нанесенный прежней рыхлости и дряблости масс.

«Разграничительные линии стали резче. Классы и партии размежевались. Под молотом столыпинских уроков, при неуклонной, выдержанной агитации революционных социал-демократов, не только социалистический пролетариат, но и демократические массы крестьянства будут неизбежно выдвигать все более закаленных борцов, все менее способных впадать в наш исторический грех толстовщины!»

(«Пролетарий» № 35, (24) 11 сентября 1908 г. — В. И. ЛЕНИН. ПСС. Т. 17.)

****

А вот какое мнение о Л. Толстом высказал М. Горькому В.И. Ленин однажды много лет спустя:

«Как-то пришел к нему и вижу: на столе лежит том «Войны и мира».

— Да, Толстой! Захотелось прочитать сцену охоты, да. вот. вспомнил, что надо написать товарищу. А читать — совершенно нет времени. Только сегодня ночью прочитал вашу книжку о Толстом.

Улыбаясь, прижмурив глаза, он с наслаждением вытянулся в кресле, и, понизив голос, быстро продолжал:

— Какая глыба, а? Какой матерый человечище! Вот это, батень­ ка, художник... И,—знаете, что еще изумительно? До этого графа подлинного мужика в литературе не было.

Потом, глядя на меня прищуренными глазками, спросил: — Кого в Европе можно поставить рядом с ним?

Сам себе ответил:

— Никого.

И, потирая руки, засмеялся, довольный.

         

Я нередко подмечал в нем черту гордости русским искусством. Иногда эта черта казалась мне странно чуждой Ленину и даже наив­ной, но потом я научился слышать в ней отзвук глубоко-скрытой, радостной любви к рабочему народу. (Очерк «Ленин»)

6

После смерти Толстого, вспоминая о своем “письме графу”, Горький сообщал В.Г. Короленко: “Письмо мое было резко, и я не послал его” (Г-30. Т. 14. С. 279).

   В наши дни подобных писем никто из русских писателей не пишет. Во-первых, нет таких крупных писателей, какими были Лев Толстой и Максим Горький. Нет в России сегодня писателей, признанных классиками мировой литературы прогрессивной общественностью планеты. Во-вторых, немало писателей нашло своё место на баррикадах классовой борьбы в России на стороне правящей антинародной верхушки. Сегодня они осуждают и тоталитаризм, и сталинизм и «красный террор», а так же «процессы и судилища», в которых «уничтожались наши соотечественники, называемые «врагами народа», «врагами социалистического строя».

   Почитали бы они лучше М. Горького. Великим М. Горький стал потому, что не изменил пролетариату до последней минуты своей жизни, не предал идеалов марксизма-ленинизма. На баррикадах классовой борьбы в России Буревестник революции всегда мужественно стоял на стороне трудового народа. Никогда не был «маятником» в политических процессах в отличие от «маятников» и «халдеев» наших дней. Даже тогда, когда писал «несвоевременные мысли». За что подвергался не раз и арестам и ссылкам. И годами был вынужден жить за границей.          

Нынешних «борцов» за доброту и справедливость никто не собирается арестовывать. Их даже подкармливают правительственными наградами и поздравлениями.

Как радикально изменилась русская славянофильская интеллигенция, растерявшая за последние полвека легкие и яркие перья былого интернационализма!...

7

Семь статей Ленина о Толстом и многие статьи М. Горького про­низаны атмосферой революционной борьбы. Ленин свои выводы связывает с актуальными задачами, которые революция ставит перед рабочим классом и крестьянством.

Во-первых, он подчёркивает, что в старой России был огромный процент неграмотных. Для них литература оставалась за семью печатями. Лишь после победы революции судьба искусства может слиться с судьбой народа.

Во-вторых, многие бывшие советские писатели забыли слова М.  Горького о том, что жизнь — это «борьба господ за власть и рабов — за освобождение от гнета власти. Темп этой борьбы становится все быстрее по мере роста в народных массах чувства личного достоинства и сознания классового единства интересов.»

  Материалы 1 съезда советских писателей (1934) пропитаны идеями марксизма-ленинизма. Метод социалистического реализма, разработанный и принятый за основу новой пролетарской художественной литературы и пролетарского литературоведения, впитал в себя идеи, высказанные М. Горьким в неотправленном письме Л. Н. Толстому, и прозвучавшие в статьях Ленина о великом русском писателе и о партийности пролетарского писателя.

*****

Институт мировой литературы, созданный в сентябре 1932 г. по Постановлению Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР "О мероприятиях в ознаменование 40-летия литературной деятельности Максима Горького", опубликовал более ста томов «Литературного наследства». Одиннадцать из них — о творчестве Л. Н. Толстого. (В 1939 - два, в 1961 - два, в 1965 - два тома, в 1979-81 - пять).  

>



Новости
14.10.2019

На вершину Килиманджаро – в честь Лермонтова

Писатель Алексей Небыков заявил о новом литературном проекте Pechorin.net с высоты 5895 метров.
14.10.2019

Сергей Шнуров будет писателем

Популярный музыкант собирается переквалифицироваться в сочинители.
13.10.2019

Дмитрий Быков в МДК Арбат

В Московском Доме книги пройдет презентация новой книги популярного писателя «Русская литература: страсть и власть».
12.10.2019

Мистика, фэнтези и современная проза

ЛитРес представил короткий список премии «Электронная буква»
11.10.2019

Найден неизвестный автограф Гоголя

В Главном архивном управлении столицы случайно обнаружили ценный артефакт.

Все новости

Книга недели
«Лицей»-2019

«Лицей»-2019

В этот сборник вошли стихи и проза лауреатов 2019 года премии «Лицей» имени Алек­сандра Пушкина.
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Ботинки и воронки

Наши телеведущие не смотрятся как нуждающие­ся.

Попов Валерий

Ты никого не обманешь

Я знал нескольких замечательных писателей и поэтов – и все они были удивительным...

Воеводина Татьяна

Чужие игры

Нас опять готовы не пустить на Олимпиаду и чемпионат мира по фут­болу – 2022 из-...

Крашенинникова Вероника

Русский трезуб. Он же вилы

Европейский парламент в новом составе приступил к действиям.