САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Памяти друга и коллеги

13.11.2019
Памяти друга и коллеги 40 дней как ушел давний сотрудник «Литературной газеты», замечательный фотограф Евгений ФЕДОРОВСКИЙ.

Уникум

06.11.2019
Уникум Лев АННИНСКИЙ как явление.
О том, «каким он парнем был», вспоминает Александр НЕВЕРОВ.

Я помню его в слезах

03.11.2019
Я помню его в слезах Владимир БУШИН вспоминает Илью СЕЛЬВИНСКОГО и таинственные детали его биографии.

Позывной: Москвич (часть вторая)

15.11.2019
Позывной: Москвич (часть вторая) Продолжаем публиковать фрагменты записок русского добровольца – московского предпринимателя, отправившегося летом 2014 года на войну в Донбасс.

Во тьме грядущих новостей

09.11.2019
Во тьме грядущих новостей Стихи Нины ЯГОДИНЦЕВОЙ отличаются не только тщательной отделкой, но и пронзительной лиричностью.

Все равно продолжается жизнь

02.11.2019
Все равно продолжается жизнь Евгений СТЕПАНОВ не только поэт, но еще и редактор. А также издатель. И это не могло не отразиться в его стихах.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

«Вы здесь ходите по золоту…»

16.11.2019
«Вы здесь ходите по золоту…» Юрий МАРТЫНЕНКО о 70-летии писательской организации Забайкалья.

«Я – неоромантик!»

13.11.2019
«Я – неоромантик!» Концерты Государственного симфонического оркестра Татарстана под управлением Александра СЛАДКОВСКОГО – всегда праздник.

«Молчащее искусство» зазвучит через века

13.11.2019
«Молчащее искусство» зазвучит через века Худрук вокального ансамбля INTRADA Екатерина АНТОНЕНКО рассказывает об уникальности русской барочной музыки.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Мигранты и демография

17.11.2019
Мигранты и демография Приезжие отнимают рабочие места у коренного населения, отмечает журналист и редактор Павел ПРЯНИКОВ.

Запад им поможет

11.11.2019
Запад им поможет О комичном «Форуме свободной России» в Литве высказывается Андрей ПЕСОЦКИЙ.

Профессор о профессоре

05.11.2019
Профессор о профессоре Иван ЕСАУЛОВ размышляет о природе русофобских высказываний Гасана ГУСЕЙНОВА.

Читая Горького и других классиков.... - Сообщения с тегом "Юрий Горбунов"

  • Архив

    «   Ноябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  

«ДОМ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ». Генри Джеймс о И.С. Тургеневе

AAF42BA0-CAA5-480F-9789-E056556FD395.jpeg

2 Генри Джеймс о И.С. Тургеневе.  

Почему, читая М. Горького, я вдруг начал писать о И.С. Тургеневе?

Во-первых, потому что в этом году все русские люди отмечают три важных юбилея родных нам классиков литературы: 150-летие рождения Максима Горького (отметили в марте); приближается 200-летие со дня рождения Ивана Тургенева и 190-летие со дня рождения Льва Николаевича Толстого (сентябре).

Во-вторых, перечитывая томик Генри Джеймса (1843–1916) с романом «Женский портрет» и сопровождающего его статьями, написанными американским классиком об Иване Сергеевиче Тургеневе, которого он знал лично и которого уважал как своего учителя и одного крупнейших писателей всемирной литературы второй половины 19-го столетия, я нашёл его идею о существовании «дома литературы» в мировой культуре.

Об этом «доме» я писал в первом эссе.

Генри Джеймс опубликовал немало статей о европейских писателях, и больше всего — о Тургеневе. Он писал регулярные рецензии на произведения русского писателя. Эти статьи явились важным вкладом не только в пропаганду реалистического искусства среди американских читателей, но и в формирование американского реализма.

В-третьих, никто из зарубежных писателей так проникновенно и с таким огромным уважением не писал о значении творчества и влиянии великого русского романиста И.С. Тургенева на современную ему литературу, и о любимой им России.

За что еще мы должны быть благодарны Генри Джеймсу так это за то, что он любил творчество И.С. Тургенева, нашего всемирно известного классика литературы.

Мы должны быть ему благодарны и за то, что он без устали повторял имя Тургенева в своих статьях, как одного из своих учителей, друзей и предшественников.

Как же И.С. Тургенев смотрелся в «доме европейской литературы»? Каким его видел Генри Джеймс?

1

Генри Джеймс был лично знаком с Иваном Тургеневым: «Тургенев был очень высок ростом, широкого и крепкого сложения, с благородно очерченной головой, и, хотя черты лица не отличались правильностью, иначе как прекрасным я не могу его назвать. Оно принадлежало к чисто русскому типу: все в нем было крупное. В выражении этого лица была особая мягкость, подернутая славянской мечтательностью, а глаза, эти добрейшие в мире глаза, смотрели проницательно и грустно. Густые, ниспадающие прямыми прядями, седые волосы отливали серебром; борода, которую он коротко стриг, была того же цвета. От всей его рослой фигуры, неизменно привлекавшей к себе внимание, где бы он ни появлялся, веяло силой, но при этом глубоко таимой, словно из скромности. Тургенев сам старался забыть насколько он силен. Он был способен краснеть, как шестнадцатилетний юноша. Внешним формам учтивости и церемониям он не придавал значения и ровно столько заботился о «манерах», сколько это необходимо человеку с естественной perstance.

«При его благородной внешности никакие «манеры» были ему не нужны. Все, что он делал, он делал удивительно просто и нимало не претендовал на непогрешимость. ...Дружелюбный, искренний, неизменно благожелательный, он казался воплощением доброты в самом широком и самом глубоком смысле этого слова.»

Во времена разгула русофобии после неудачных нашествий Европы на Русь в 1812 и 1854-55 гг. Генри Джеймс в пику политикам-русофобам отзывался положительно о России и с восторгом писал о русской классической литературе. (Он сожалел что не знал русского языка и потому читал романы Тургенева, Льва Толстого и Ф. Достоевского в переводах на немецкий и французский). В этом состоит его огромная заслуга. Он привлек внимание европейской общественности к Тургеневу и к русской литературе.

«Гений Тургенева воплощает для нас гений славянской расы, его голос – голос тех смутно представляемых нами миллионов, которые, как нам сегодня все чаще кажется, в туманных пространствах севера ждут своего часа, чтобы вступить на арену цивилизации. Многое, очень многое в сочинениях Тургенева говорит в пользу этой мысли, и, несомненно, он с необычайной яркостью обрисовал душевный склад своих соотечественников. Обстоятельства заставили его стать гражданином мира, но всеми своими корнями он по-прежнему был в родной почве. Превратное мнение о России и русских, с которым он беспрестанно сталкивался в других странах Европы, – не исключая и страну, где провел последние десять лет жизни, – в известной мере вновь возбудили в нем те глубокие чувства, которые большинство окружавших его на чужбине людей не могли с ним разделить: воспоминания детства, ощущение неоглядных русских просторов, радость и гордость за родной язык».

Вот оказывается в чем заключалась причина, секрет его стихотворений в прозе, в частности в великой песне, пропетой им великому русскому могучему языку.

В отличие от некоторых других европейских писателей, не забывавших часто подчеркнуть величие своего таланта, И.С. Тургенев: «Предельно простой, естественный, скромный, он настолько был чужд каких бы то ни было притязаний и так называемого сознания своей исключительности, что порою закрадывалась мысль – а действительно ли это выдающийся человек? Все хорошее, все благотворное находило в нем отклик; он интересовался положительно всем и вместе с тем никогда не стремился приводить примеры из собственной жизни, что столь свойственно не только большим, но даже малым знаменитостям. Тщеславия в нем не было и следа, как не было и мысли о том, что ему надобно «играть роль» или «поддерживать свой престиж». Он с такой же легкостью подтрунивал над собой, как и над другими, и с таким веселым смехом рассказывал о себе забавные анекдоты, что в глазах его друзей даже странности его становились поистине драгоценны. Помню, с какой улыбкой и интонацией он однажды повторил мне эпитет, придуманный для него Гюставом Флобером (которого он нежно любил), – эпитет, долженствовавший характеризовать безмерную мягкость и всегдашнюю нерешительность, присущие Тургеневу, как и многим его героям. Он был в восторге от добродушно-язвительной остроты Флобера, больше даже, нежели сам Флобер, и признавал за ней немалую долю истины.»

2

Во времена разгула русофобии после неудачных нашествий Европы на Русь в 1812 и 1854-55 гг. Генри Джеймс отзывался положительно о России и с восторгом писал о русской классической литературе. Он привлек внимание европейской общественности к Тургеневу и к русской литературе. Генри Джеймс подчеркивал:

«Наши англо-саксонские – протестантские, исполненные морализма и условностей – мерки были ему полностью чужды; он судил обо всем со свободой и непосредственностью, которые всегда действовали на меня словно струя свежего воздуха. Чувство прекрасного, любовь к правде и справедливости составляли самую основу его натуры, и все же половина прелести общения с ним заключалась в окружающей его атмосфере, где ходульные фразы и категорические оценки звучали бы попросту смешно.»

«Настоящий русский интеллигент, он знал и свободно говорил на нескольких иностранных языках, оставаясь при этом русским гражданином мира самого высокого и редкого класса — русским патриотом. ...Его произведения отдают родной почвой», – отмечал Джеймс в рецензии 1874 г. «Всеми своими корнями он по-прежнему был в родной почве», – повторил он в мемориальной статье 1884 г.»

«... Он был убежден, что англичане и американцы не способны чисто говорить по-французски. Сам он превосходно знал Шекспира и в свое время избороздил английскую литературу вдоль и поперек. Ему не часто выпадал случай говорить по-английски, но, если такая необходимость – или возможность – вдруг возникала, он прибегал к выражениям, почерпнутым из прочитанных книг. Это нередко придавало его английской речи чарующую необычность и неожиданную литературную окраску.»

3

Генри Джеймс пытался докопаться до корней гениального дара русского гения:

«Он как никто умеет подробно разглядеть, а потом иронически и в то же время благожелательно изобразить человеческую личность. Тургенев видит ее в мельчайших проявлениях и изгибах, со всеми наследственными чертами, с ее слабостью и силой, уродством и красотой, чудачеством и прелестью, и притом – что весьма существенно – видит в общем течении жизни, ввергнутой в обыденные отношения и связи, то барахтающейся на поверхности, то погружающейся на дно, – песчинку, уносимую потоком бытия. Это-то и придает ему, с его спокойной повествовательной манерой, необычайную широту, уберегая его редкостный дар обстоятельного описания от жесткости и сухости, от опасности впасть в карикатуру. Он понимает так много, что остается лишь удивляться, как ему удается что-либо выразить; при этом, выражая, он всегда только рисует, поясняет наглядными примерами, все показывает, ничего не объясняя и не морализируя. В нем столько человеколюбия, что остается лишь дивиться, как он умудряется владеть материалом, столько жалости, всепроникающей и всеохватывающей, что остается лишь дивиться, как он не утрачивает своей любознательности. Он неизменно поэтичен, и, тем не менее, реальность просвечивает сквозь поэзию, не утрачивая ни единой своей морщинки.

«Он как никто отмечен печатью прирожденного романиста, что прежде всего проявляется в безусловном признании свободы и жизнеспособности, даже если угодно, «суверенности тех существ, которые он же и создал, и никогда не пользуется дешевым приемом других авторов беспрестанно истолковывать своих героев, то порицая их, то восхваляя, и забегая вперед, заранее внушая те чувства и суждения, какие читателю – пусть даже не очень искушенному – лучше бы обрести самому. И все же тургеневская система, так сказать, сторонних и детальных описаний позволяет увидеть глубины, каких не показать более откровенному моралисту.»

Генри Джеймс восхищался человеческими качествами русского гения: «Он именно такой, о каком можно только мечтать, – сильный, доброжелательный, скромный, простой, глубокий, простодушный – словом, чистый ангел»...

«Тургенев – один из немногих чрезвычайно взыскательных к себе художников. Оговоримся сразу: он велик не обилием написанного, а мастерством. Его стихия – пристальное наблюдение.  ...он – писатель, берущий свои впечатления на карандаш. Это вошло у него в привычку, стало, пожалуй, второй натурой. Его рассказы – собрание мелких фактов, жизненных происшествий».

«Все свои темы Тургенев заимствует из русской жизни и, хотя действие его повестей иногда перенесено в другие страны, действующие лица в них всегда русские. Он рисует русский тип человеческой натуры, и только этот тип привлекает его, волнует, вдохновляет. Как у всех великих писателей, его произведения отдают родной почвой, и у того, кто прочел их, появляется странное ощущение, будто он давно уже знает Россию – то ли путешествовал там во сне, то ли обитал в какой-то другой жизни. Тургенев производит впечатление человека, который не в ладу с родной страной – так сказать, в поэтической ссоре с ней. Он привержен прошлому и никак не может понять, куда движется новое. ...Тургенев обладает даром глубоко чувствовать русский характер и хранит в памяти все былые русские типы: дореформенных, крепостных еще, крестьян, их до варварства невежественных самодуров-помещиков, забавное провинциальное общество с его местными чудаками и нелепыми обычаями. Русское общество, как и наше, только еще формируется, русский характер еще не обрел твердых очертаний, он непрестанно изменяется, и этот преображенный, осовремененного образца русский человек с его старыми предрассудками и «новыми притязаниями не представляется отрадным явлением тому, кому дороги вековые, устоявшиеся образы».

Кто из российских либералов сегодня мог бы написать подобные слова о М. Горьком или М. Шолохове без фиги в кармане — честно и от всего сердца???

4

Генри Джеймс подчеркивал, что Тургенев понимал ясно и отчетливо, как, кстати, и М. Горький, что жизнь — это постоянная борьба. «Ни один романист не создал такого множества персонажей, которые дышат, движутся, говорят, верные себе и своим привычкам, словно живые люди; ни один романист – по крайней мере в равной степени – не был таким мастером портрета, не умел так сочетать идеальную красоту с беспощадной действительностью. В пессимизме Тургенева есть какая-то доля ошибочного, но в стократ больше подлинной мудрости.

«Жизнь действительно борьба. С этим согласны и оптимисты и пессимисты. Зло бесстыдно и могущественно, красота чарует, но редко встречается; доброта – большей частью слаба, глупость – большей частью нагла; порок торжествует; дураки занимают видные посты, умные люди – прозябают на незаметных должностях, и человечество в целом несчастно. Но мир такой, какой он есть, – не иллюзия, не фантом, не дурной сон в ночи; каждый день мы вступаем в него снова; и нам не дано ни забыть его, ни отвергнуть его существования, ни обойтись без этого мира.»

Великие слава американского провидца!!!

А разве мы, 150 лет спустя, живем в лучшем мире сегодня???

***

(Все цитаты взяты мною из статей Генри Джеймса о Тургеневе, помещённых в его замечательной книге в русском переводе —  «Женский портрет»).

(Продолжение следует)

«ДОМ ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ». Проект Максима Горького.

53BE9025-1EEF-4F83-9650-ACFFA4A0BF47.jpeg

1. Максим Горький  и Генри Джеймс — созидатели всемирной литературы.

Люблю перечитывать книги и статьи русского М. Горького и американца Генри Джеймса (1843-1916). Вспомним, что за 51 год литературного творчества Джеймс написал 20 романов, 112 рассказов и 12 пьес. Их, кстати, желательно читать на языке оригинала; в переводах пропадает музыкальность прозы одного из крупнейших писателей Викторианской эпохи.  

Генри Джеймс недавно оказал мне важную услугу — подсказал мне яркий и наглядный образ-символ для новой пролетарской беллетристики. Он мог бы украсить пролетарское литературоведение. За что я ему чрезвычайно благодарен, как и за то что он любил нашего крупного классика русской литературы И.С. Тургенева. За то, что он без устали повторял его имя в своих статьях, как одного из своих учителей, друзей и предшественников.

1

Мне давно хотелось найти образ-символ нового здания пролетарской беллетристики и теории литературы, воздвигнутого в СССР в ходе строительства основ социалистического общества. И нашёл его у Генри Джеймса. Он назвал всю мировую литературу «ДОМОМ ЛИТЕРАТУРЫ». Символ получился ярким и запоминающимся.

Литература — это огромное здание, в котором живут и работают писатели, поэты, критики журналисты. Из этого «дома» литераторы смотрят на мир, нас окружающий.

Создал он этот символ в 1907 г. Тогда еще на нашей планете стоял один, тысячелетиями достраиваемый «Дом литературы» и жили в нем писатели, выходцы из частнособственнических обществ. Они научились развлекать аристократию, дворян и буржуазию. Иногда этот строй они критиковали. Таким образом, в начале ХХ века это был —  «ДОМ БУРЖУАЗНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ».

Писатели смотрели из его окон на острую классовую борьбу доведённых до отчаяния пролетариев против своих эксплуататоров и угнетателей. Многие из них, если не все, не понимали, что грядут глобальные перемены.

И вот прогремела кровавая пролетарская революция в России. И часть русских писателей во главе с А.М. Горьким встала на сторону пролетариата. А.М. Горький стал родоначальником пролетарской изящной словесности. Он написал и опубликовал роман «Мать». В нем он показал, как в революцию приходят малограмотные рабочие и даже неграмотные женщины. Они понимают то, что никак до сих пор не поймут безразмерно образованные буржуазные аристократы, олигархи простую истину — буржуазное общество изжило себя и ему на смену приходят новые некапиталистические формации.

Маркс и Энгельс назвали их «коммунистическими». Они научили пролетариев бороться за своё освобождение от капиталистического рабства.

И в России уже в 1917 г. царь-император и аристократия, дворяне и буржуазия создали в стране ситуацию, весьма благоприятную для победы пролетариата. Изо всех сил им помогала империалистическая буржуазия Запада, начавшая Первую Мировую войну. Затем дружно оккупировала Советскую Россию, помогая своим коллегам вернуть отнятую у них собственность и надеясь прихватить часть ее в свои руки. И эту войну с трудящимися России они проиграли.

Началось строительство первого этапа коммунистического общества — социализма. Победившему пролетариату понадобилась новая литература и культура. Ее не существовало в природе. Ее надо было изобретать, сочинять и строить не на пустом месте, а опираясь на довольно развитые буржуазные литературу, искусство, культуру.  

2

Великий русский пролетарский писатель А.М. Горький возглавил под руководством компартии строительство совершенно нового дома, невиданного ещё в истории мировой культуры, — «ДОМА ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ».

На съезде писателей в 1934 г. разрабатывался его проект. Строили дом по чертежам проекта литературы социалистической ориентации. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ был избран как новый метод отражения строящегося общества без частной собственности на средства производства и без эксплуатации человека человеком.

Если «дом» Генри Джеймса построен тысячелетия тому назад. То «дом» М. Горького строился совсем недавно — буквально на глазах моих дедов и отцов. Я, например, родился в то время, когда в конце 1930-х годов строители только что сняли леса с построенного дома. Отделочные работы на некоторых этажах ещё продолжались, когда его начали заселять.

Заселяли «попутчиками», состоявшимися писателями, вышедшими из буржуазных, дворянских, разночинных кругов царской России. Все они на съезде заявили о своём отказе от восхваления буржуазного общества и о своём переходе на сторону победивших трудовых слоёв и классов. По крайней мере на словах.

Заселяли его также писателями другой категории.  Они только что появились в мировой литературе. Это была новая, невиданная в мире группа писателей, вышедших не из буржуазной или дворянской среды, а из различных слоёв трудового народа. Они уже заявили о свой квалификации опубликованными книгами и сборниками стихов.

Это были начинающие литературное творчество люди. Для них съезд писателей создал не только метод, но и условия труда, благоприятные для их становления как литераторов. Создал не только теорию, но и организовал литературную учебу, выпуск специального журнал «Литературная учеба» и создал особое учебное заведение для подготовки писателей и журналистов. Этот институт продолжает работать и в наши дни.

В построенном «ДОМЕ ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ» поселилось непропорционально большое количество еврейских писателей. Об этом следует помнить, ибо именно инородцы-троцкисты не успев заселиться и устроиться, приступили к его разрушению объединёнными усилиями.

Построенный новый «дом литературы» обрастал новостройками советских заводов и фабрик, университетами и научными учреждениями, в которых хозяйничали люди  новой формации, заряженные социалистической идеологией, но, как оказалось, с большой примесью мелкобуржуазной морали и мещанской психологии.

С той поры на планете мировой литературы стояли два огромных здания.

Произошли некоторые изменения в последние три десятилетия. Ныне в старом «Доме буржуазной литературы», окружённом ракетами и тысячами военных баз империалистических государств, трудятся в своих кабинетах наследники Генри Джеймса — буржуазные писатели всех стран, включая Россию, и всех национальностей.

В «Доме пролетарской литературы», построенном в первой трети ХХ века великим пролетарским писателем М. Горьким, шла постоянная подковерная горячая война за руководство Союзом советских писателей. Она началась в августе 1934 г. и завершилась в 1991 г. В 1993 г. советская литература была расстреляна советскими танкистами по приказу Б. Ельцина.

Ныне «Дом социалистической литературы» построен в Китае и других странах, продолжающих строить социализм.  И только в России он разрушен почти до основания.

                         

Его символ напоминает о лучших годах развития мировой литературы на территории России. Его остатки окружены сегодня руинами заводов и фабрик, университетов и научных лабораторий. Страна под названием РФ не в состоянии даже защитить себя от внешних врагов. В ней мирно уживаются разрозненные остатки советских писателей и новые хозяева буржуазной российской культуры, величающие себя либералами.

(Продолжение следует)

МАКСИМ ГОРЬКИЙ И ПЕРВЫЙ ВСЕСОЮЗНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. 25. Литературный национализм в Советской Белоруссии.И

F7FBD3FB-E473-437D-A7B4-18A0C5E58BFB.jpeg


О классовой борьбе против националистов и их литературных объединений в Советской Белоруссии.

В докладе о белорусской пролетарской литературе председателя оргкомитета по образованию Союза белорусских писателей просматривается проблема практической помощи партии и лично М. Горького советским писателям в создании в национальных республиках СССР и развитии новой пролетарской литературы на полигоне культуры, заполненным буржуазными писателями разной национальности. Теоретическом фундаментом этой помощи стала научная теория социалистического реализма. Без этой теории создание художественной литературы победившего пролетариата было бы невозможно. Так что не зря старались классики марксизма-ленинизма создать теорию пролетарской массовой культуры.

Доклад М. Н. Климкович, председателя оргкомитета по образованию Союза белорусских писателей.

(Климкович Михась Николаевич (белор. Міхась Клімковіч; (1899-1954) — белорусский поэт, драматург, прозаик и критик. Автор текста гимна Беларуси «Мы, белорусы». В 1932—1934 гг. — председатель оргкомитета по образованию Союза писателей БССР, а в 1934 — 1939 гг. был первым в истории председателем этого союза.)

О жестокой классовой борьбе против националистов и их литературных объединений.

«Рождение белорусской советской пролетарской литературы происходило в жестокой классовой борьбе против националистов и их литературных объединений, как «Полымя», «Узвышша» которые по существу являлись

литературными ячейками националистической контрреволюционной организации. А если они и вовлекали в свои ряды так называемое «левов крыло» и даже коммунистов, то это прежде всего делалось в целях маскировки своего классового существа.

«Белорусский национализм остается главной опасностью для белорусской литературы, как и вообще для БССР на данном этапе. В этом мы убеждаемся, продолжая раскрывать влияние националистов на язык, образы, использование пейзажа и т. д. в произведениях некоторых писателей. В этом мы убеждаемся, и анализируя творчество иных так называемых «начинающих» писателей из кулацкого и вообще антисоветского элемента, которые стремятся войти в литературу со специальной целью — протащить в нее идеологию своего издыхающего класса.

«Решительная и неуклонная борьба против национализма во всех его проявлениях и в особенности против белорусского национализма как главной опасности на данном этапе остается как одна из основных задач нашей литературной организации.Теперь разрешите перейти к выводам, которые можно сделать из анализа всей белорусской советской литературы.

Каковы эти выводы?

Во-первых. «Значительно повысился идейно-политический уровень нашей литературы. Крупнейшие произведения последних двух лет ставят и правильно трактуют наиболее острые проблемы нашей действительности. Таковы «Дрыгва» Якуба Коласа, «Над рекой Орессой» Янки Купалы, четыре поэмы Александровича, «На красной нови» Лынькова, «Конец дружбы» Крапивы, «Отечество» К. Чорного, «Так начиналась молодость» Бровки, «Теория Каленбрун» Самуйленка.

Во-вторых. «Наша литература — не литература мелкого факта, это в большой мере литература значительных философских обобщений, хотя это определение и может быть применимо далеко не ко всем произведениям.

В-третьих. «Значительно расширилась тематика нашей литературы. У нас есть произведения, описывающие индустриализацию страны, жизнь Красной армии, работу МТС и МТМ. Мы выпустили хороший сборник «Атака» из жизни современной Красной армии, сдали в печать сборник, посвященный 20-летию империалистической войны и сборник к 14-летию освобождения Белоруссии от белополяков. Однако и это расширение тематики далеко еще не удовлетворительно...

В-четвёртых, «за последние два года наблюдается значительный рост еврейской советской литературы, особенно поэзии (Харик, Кульбак, Аксельрод, Тейф, Лившиц, Каменецкий).

В-пятых. Еврейская советская литература БССР значительно подняла свой художественный и идейный уровень и идет вровень с белорусской литературой. Отсталым участком ее являются проза и драматургия. Из прозаических произведений мы можем привести только два больших произведения: «Зельменьяне» Кульбака и «Шелк» Долгопольского, а из драматургии — две пьесы. Этого безусловно мало, и нашей еврейской литературе нужно с особой заботливостью воспитывать своих прозаиков и драматургов.

В-шестых. «Достигнуты первые сдвиги в создании советской польской и литовской литературы. Польская литература даже при сегодняшних кадрах имеет все перспективы стать довольно крепким отрядом нашей советской литературы. Заметен рост писателей тт. Ковальского, Романовской, Го- равского, Крайского. Этот рост идет одновременно с расширением массового литературного движения, концентрирующегося вокруг газеты «Орка» и нашей польской секции.

«Для национальных литератур характерны те же отрицательные явления, какие встречаются и в белорусской литературе...

«Мы не убаюкиваем себя этими первыми успехами; сделать надо во много раз больше, чем мы сделали.Создание оргкомитета ССПБ после постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г., постоянное внимание ЦК КП(б)Б к вопросам литературы обеспечило под руководством ЦК КП(б)Б перестройку работы писательской организации, ликвидировало групповую борьбу внутри организации , создало все условия для дружной совместной работы всех писателей, которые действительно стали на платформу советской власти и хотят активно участвовать в социалистическом строительстве. ЦК КП(б)Б все время очень внимательно следил за нашей работой, по-большевистски исправляя наши ошибки, конкретно и оперативно руководил литературным делом. Это обеспечивало наши успехи и наш дальнейший рост.

Недочеты в работе оргкомитета.

«Первый и основной — неналаженность политической и творческой учебы, особенно в области подготовки молодых писателей.

«Другой — отсутствие проверки исполнения постановлений оргкомитета.

«К недочетам следует отнести и неналаженность совместной работы с комсомолом, с профсоюзами, хотя кое-что мы вместе с ними эпизодически и проводили, и проводили не плохо.

«В последнее время мы закончили одну из основных организационных работ — оформление нашей союзной организации. Принято 69 писателей в члены союза, 26 писателей в кандидаты. Эта работа имеет исключительное политическое и практическое значение для литературы БССР.

«Организация союза — это прежде всего организация белорусского отряда всесоюзной литературы. Организация союза означает повышение требований к принятым в союз. Их творчество должно стоять на уровне всей всесоюзной литературы. Организация союза означает улучшение качества литературы, ликвидацию отставания литературы от темпов и задач социалистического строительства, ибо союз советских писателей — это объединение самых крепких, самых квалифицированных мастеров художественного слова, своим творчеством доказавших желание, умение бороться за социализм.

«Организация союза во много раз увеличивает ответственность всей писательской организации и каждого писателя в отдельности перед советским читателем, перед партией, перед рабочим классом. Организация союза помогла нам очистить писательскую организацию от окололитературной публики и вместе с тем стимулировать рост молодежи.

Вот в общих чертах положение и задачи советской литературы БССР. Эти задачи нам ясны... Лозунг социалистического реализма, четкое определение задач литературы, все теоретические работы т. Сталина, его доклад на XVII съезде ВКП(б) — вот что освещало, вело и будет вести нашу советскую литературу. Благодаря докладу т. Сталина на XVII съезде партии нам ясны и пути гибели капиталистического мира, его культуры и литературы и путь, который ведет через торжество национальных культур и литератур Советского союза, через всемерное развитие и расцвет их к единой культуре и литературе бесклассового коммунистического общества с единым общечеловеческим языком.

«Наша задача одна: ... упорно овладевая мастерством,— с величайшей любовью и энтузиазмом создавать произведения, полные жизненной правды о социалистическом строительстве, о героизме нашей великой родины, о нашей ленинской партии, о лучшем, что создало до сих пор человечество.

«Каждая литература народов великого Советского союза будет бороться за выполнение этой задачи. И мы ее выполним, потому что, говоря словами поэта Александровича:

Заботливо смотрит садовник за садом.

Так наша страна в свою ясную рань

Поддержкою крепла, вниманьем богатым

Всех братских народов, всех братских стран.

И лишь потому на вершины мы встали,

Что сердцем единым мы мощно росли,

А сердце могучее нашей эемли —

Родной наш, любимый наш Сталин.

(Аплодисменты)

МАКСИМ ГОРЬКИЙ И ПЕРВЫЙ ВСЕСОЮЗНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. 24. Литературные петлюровцы в Советской Украине.

F4AF5C17-BA31-4CD8-B17D-84B666C2C441.jpeg

В буржуазной науке глубоко и тщательно разработаны методы использования национализма, расизма, фашизма в целях уничтожения международного рабочего и коммунистического движений. Самые разнообразные способы борьбы с пролетарским национализмом тысячи раз проверены на практике. Догматизм в буржуазной политологии не допускается особой системой проверки теоретических рекомендаций практическими действиями всех органов власти и буржуазными спецслужбами, стратегией и тактикой империалистических держав, и четкой организацией совместных действий против своего единственного врага — рабочего класса. Литература и массовая буржуазная культура широко используется буржуазией в классовой борьбе.

Между тем об опасности национализма и мелкобуржуазной, кулацкой психологии предупреждал советскую общественность много раз в своих статьях Максим Горький.

На первом съезде многие писатели поднимали проблемы борьбы с литераторами-националистами в молодых  советских республиках.

Выступая на съезде советских писателей, многие из них рассказывали о той борьбе с национализмом, которую приходилось вести как партийным органам, так и творческой интеллигенцией, перешедшей на сторону советской власти. Этой информации можно верить, потому что она раскрывалась самими участниками большой войны с врагами советской власти. Их выступления не просто интересны и содержательны с исторической точки зрения, но являются важным источником для изучения националистических и расистских подпольных движений и литератур в СССР.

Те информационные халдеи, которые любят писать о «красном терроре» «со слезами на глазах», умалчивают или приукрашивают информацию о «белом терроре», о кровавых преступлениях совершенных оккупационными армиями империалистической Европы и Азии на советской территории в годы Гражданской войны, а также фашистской Европой в годы Великой Отечественной. Особенно тщательно  скрывают наемные историки-халдеи и фейковые ньюсмейкеры правду о деятельности спецслужб империалистических держав.  

Накануне проведения общесоюзного съезда писателей в советских республиках были проведены республиканские съезды писателей. Партийные органы помогали организовывать и проводить эти съезды в 1932-33 гг. В середине августа 1934 г. делегации писателей из всех советских республик прибыли в Москву на общесоюзный съезд писателей.

После докладов М. Горького, А. Жданова и С. Маршака, предоставили слово писателям, представлявшим на съезде различные советские республики.

Первым из них выступил председатель Украинского комитета Союза писателей Иван Кулик.

Доклад И. Ю. Кулика, председателя Украинского комитета Союза писателей

(Иван Юлианович Кулик (1897-1937), советский украинский писатель, поэт, прозаик, переводчик, партийный и общественный деятель. По национальности еврей — Израиль Юделевич Кулик).*

1. Общее и особенное в процессе развития литератур народов СССР.

Он начал своё выступления с тезиса о том, что время и строительство социализма выявили как общие закономерности в процессе развития литератур народов СССР, так и своеобразные пути их становления.

«Одним из примеров такого своеобразия в развитии украинской советской литературы является то, что она пожалуй больше, чем литература какой бы то ни было другой страны и народа СССР, была все время объектом жесточайшей классовой борьбы.»

Он подробно рассказал о классовой борьбе с врагами независимости советской Украины.

«Украинские националисты-контрреволюционеры в течение очень продолжительного времени пытались (они не оставляют этих попыток и сейчас) захватить в свои руки украинскую литературу или по крайней мере оказывать на нее какое-нибудь влияние.

«Достижения и победы, с которыми пришла к своему республиканскому и первому всесоюзному съезду украинская советская литература, несомненно значительны, но мы смогли их достигнуть только в жесточайшей классовой борьбе, только в непосредственной связи и союзе с пролетариатом всего СССР, под руководством коммунистической партии.

«В этой свободной советской Украине, составляющей неразрывную часть великого нашего Союза, в этой Украине, которая превратилась из угнетенной колонии царизма в экономически развитую свободную страну, развивалась и вырастала своя советская литература. Она развивалась в боях против тех, кто стремился сбить развитие художественной литературы с пути, указанного партией, кто пытался повернуть ее на путь великодержавного или местного национал-шовинизма. Все эти попытки имели целью оторвать советскую Украину от Советского союза.

2. Значение Всеукраинского съезда советских писателей.

Всеукраинский съезд советских писателей явился крупным политическим событием в жизни трудящихся. Контрреволюционная пресса с особой злостью «...

набросилась на основную, наиболее ценную особенность нашего первого всеукраинского съезда — на мощную демонстрацию пролетарского интернационализма. В течение продолжительного времени классовые враги, иностранные империалисты и их агентура внутри нашей страны, их прямые помощники и пособники — национал-уклонисты, те, что были представителями шумскизма, хвылевизма, националистического уклона Скрыпника, — стремились уничтожить все колоссальные достижения социалистического строительства в УССР и в частности социалистической литературы.

«Мы все прекрасно видим, что происходит там, где диктатура пролетариата еще не победила, где властвуют капиталисты, фашисты. Мы прекрасно видим, в каком состоянии находится украинская литература в Западной Украине, в Восточной Галиции, в Буковине, в Закарпатской Украине, которые порабощены польскими, чехо-словацкими, румынскими фашистами.

«В Западной Украине, где почти не осталось украинских школ, где даже те жалкие крохи, которые австрийский империализм в свое время давал украинскому населению, сейчас отобраны польским фашизмом, — говорить о мало-мальски значительном литературном движении не приходится. Буржуазная западно-украинская литература и произведения украинской эмиграции, тех писателей-шовинистов, которых мы выбросили из пределов советской Украины, конечно ничего ценного и интересного не дали и дать не могли.  

3. Значение постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г.

«Вредительская работа контрреволюционеров, националистов, двурушников, петлюровцев мешала реализации данного постановления в Украине.

Националисты пролезали в ряды парторганизаций».

Их «...немало было и среди нас, украинских советских писателей..., притупление классовой бдительности, которое было характерно для всей украинской парторганизации на определенном этапе, отразилось и на работе оргкомитета союза советских писателей Украины.

«Начало перелома в работе, начало исправления недостатков, которые были нами допущены в 1932/33 г., начало перестройки и развития советской литературы связано с той колоссальной помощью, которую после январского пленума ЦК ВКП(б) в 1933 г. оказал нам ЦК ВКП (б) и прежде всего т. Сталин. Это была прежде всего помощь людьми, усиление, укрепление руководства украинской парторганизации, присылка на Украину группы ответственных, твердых большевиков, во главе с П. П. Постышевым.

«В результате оказанной нам помощи националисты на Украине были разгромлены, разбиты наголову. Этот удар по националистам, соединенный с новым повышением и усилением национально-культурного строительства, усиленным выпуском литературы, созданием сотен новых больших колхозных театров, сотен художественных выставок, закладкой памятника Тарасу Шевченко в Харькове, наконец переводом нашей Столицы в Киев,— все это, товарищи, свидетельствовало о значительном нашем укреплении и росте, все это обеспечило и количественный и качественный рост украинской художественной советской литературы.  

«Колоссальная работа, проделанная партией, укрепила позиции пролетарской литературы, активизировала немало беспартийных писателей и вообще всех подлинно советских писателей, сгруппировала их еще больше, еще теснее вокруг партии, заострила идейное направление их творчества. Таким образом, товарищи, разгром националистов в соединении с неуклонным осуществлением ленинской национальной политики и усиленным развитием национально-культурного строительства бесспорно способствовал новому повышению и развитию советской литературы.

4. Борьба с националистами продолжается.

В литературе, искусстве идёт широкомасштабная война буржуазии за умы трудящихся всех национальностей. Разыграла она националистическую карту и в СССР. Как велась спецслужбами эта война на Украине после 1917 г. довёл до сведения делегатов украинский писатель Израиль Юделевич Кулик. Он знал о чем говорить.

«Но конечно, товарищи, борьба с националистами, с остатками их на Украине далеко еще не закончена. Есть еще попытки противопоставления украинской литературы русской, попытки, в основе своей скрывающие стремление оторвать УССР от СССР, попытки, о которых в свое время прекрасно сказал т. Сталин в письме к т. Кагановичу и другим членам Бюро КП(б)У по поводу выступления Хвылевого. Сталин писал: «Тов. Шумский не видит, что при слабости коренных коммунистических кадров на Украине это движение, возглавляемое сплошь и рядом некоммунистической интеллигенцией, может принять местами характер борьбы за отчуждение украинской культуры и украинской общественности от культуры и общественности общесоветской, характер борьбы против «Москвы» вообще, против русских вообще, против русской культуры и ее высшего достижения — против ленинизма»

Тенденции такого рода, конечно гораздо более слабые, чем раньше, мы наблюдаем и сейчас. В частности вплоть до последних дней не была еще окончательно разбита националистическая оценка дореволюционной украинской литературы и путей ее развития.

5. О Тарасе Шевченко

«Ведь даже такой колосс, такой гений, как Тарас Григорьевич Шевченко, до недавнего времени не был оценен правильно, по-марксистски. До недавнего времени было немало спекуляций на его имени со стороны националистов, которые пытались поднять его как свое знамя, направленное против диктатуры пролетариата. С другой стороны, были также попытки елейного прикрашивания Шевченко вроде того, которое было высмеяно в картине Довженко «Арсенал», где чинуша-петлюровец зажигает лампадку перед портретом Шевченко. Конечно такого рода попытки и такая аллилуйщина должны были также встретить и встретили наш отпор.

«Полную ясность в этот вопрос внесли тезисы культпропа ЦК КП(б)У; изданные в этом году к юбилею Шевченко. Эти тезисы, основываясь на установках Ленина о критическом усвоении литературного наследия, с одной стороны сохраняют полную историческую перспективу, а с другой —свидетельствуют о том, что ленинская оценка в определении настоящего места классиков устраняет аллилуйщину и не только не снижает их в глазах потомства, а наоборот — подчеркивает настоящее значение и роль их творчества. Разве утратил что-нибудь в наших глазах Шевченко, когда мы прочли в этих тезисах, что он не выступал и не мог выступать против основ буржуазного строя, что он был выразителем революционной буржуазно - крестьянской демократии? Ведь это ставит его рядом с лучшими людьми того времени — с Чернышевским, с Добролюбовым! И разве не поднимется в нашем сознании еще выше то подлинно революционное, что есть в творчестве Шевченко, если мы на закроем глаз на то, что в некоторый его произведениях были идеализация прошлого, элементы национальной ограниченности, религиозной вуалировки и т. п.? Мы понимаем, что это были не просто черты его личного характера, а исторически неизбежное отражение непоследовательности и ограниченности того крепостного гнева, рупором которого был Тарас Григорьевич Шевченко. Влияние наследия Т. Г. Шевченко на современную литературу не только украинскую, но и других народов СССР несомненно.

6. «Марксистский учебник истории украинской литературы у нас будет».  

«Националисты, пытаясь противопоставить украинскую литературу русской, заявляли, что украинская литература развивалась совершенно отдельно от русской, и отрицали какую бы то ни было связь Коцюбинского с А. М. Горьким. Когда мы доказали фактами, письмами, что эта связь с А. М. Горьким была, то националисты создали новую легенду о том, что хотя связь и была, но никакого влияния Горький на Коцюбинского не оказал, что Коцюбинский использовал Горького для «украинской справы», и т. д. Наш всеукраинский съезд уделил этому вопросу много внимания и внес в него ясность.

«Здесь нам очень помогло письмо Алексея Максимовичу, полученное мною незадолго до съезда... был в этом письме вопрос, заставивший меня покраснеть от стыда:«Имеется ли очерк истории украинской литературы, а если нет, предполагается ли написать таковой?

«Такого очерка истории украинской литературы, который можно было бы рекомендовать советскому читателю за пределами Украины, у нас нет. Нет по истории украинской литературы ни одного серьезного, солидного учебника или просто книги, которая освещала бы хоть в общих чертах процессы ее развития с марксистско-ленинской точки зрения. Но я уверен, что в ближайшее время у нас такого рода произведения появятся. Украинская марксистская критика, очень отстающая даже от уровня художественной литературы, все-таки дала в последнее время ряд образцов большевистской работы лучших своих представителей.

«Мы уверены в том, что литературоведение наше, также очень отстающее и долгое время находившееся в руках националистов, теперь, после того как партия значительно укрепила общее руководство и в частности руководство Института красной профессуры с его литературным отделением, значительно усилится. Мы уверены, что серьезный марксистский учебник истории украинской литературы у нас будет, а необходимость в нем колоссальная....

7. Связь с русской пролетарской литературой.

«Пролетарская литература на Украине развивалась в органической связи с пролетарской литературой России, под руководством единой большевистской партии. Русская пролетарская лшература уже до революции имела таких гигантов, как Максим Горький, таких выдающихся пролетарских писателей, как Демьян Бедный, Серафимович. Таких последовательно-пролетарских писателей в украинской литературе не было не только до революции, но и в первые годы диктатуры пролетариата. Наша непосредственная связь с русской пролетарской литературой обеспечила взаимное влияние русской и украинской советской и пролетарской литературы.

Нашему литературоведению и критике надо внести больше ясности в освещение процесса зарождения и развития пролетарской литературы в УССР.

«Литература УССР вступила в новый период своего существования уже в пределах единого, созданного нами союза советских писателей, с крепкой, братской связью между украинской советской литературой и литературой всех народов СССР, с большими конкретными достижениями, с обменом опытом между литературами разных республик...

«Особенно мы должны отметить работу украинской комиссии Всесоюзного оргкомитета, возглавляемой т. Стецким. Эта работа для нас очень значительна и полезна. Она направлена на популяризацию лучших достижений украинской советской литературы, на организацию переводов лучших книг украинской литературы на русский язык.

8. Рождение пролетарской литературы в УССР.

Во-первых, «Тематика украинской прозы за последнее время, стала гораздо актуальнее, прозаики начали активнее, быстрее откликаться на события текущей жизни, социалистического строительства, классовой борьбы.

Во-вторых, «...за последнее время мы сделали гораздо больше для исследования роли трудовых процессов, для показа труда и человека, организующего этот труд, по сравнению с тем, что было сделано раньше.

В-третьих, «Проблема воспитания человека, превращения вчерашних отбросов общества в сегодняшних создателей социализма есть проблема, которая давно интересует советскую литературу и не может ее не интересовать, особенно теперь, когда мы подходим к бесклассовому обществу и обязаны думать о том людском материале, который это общество будет создавать.

В-четвёртых, «Один из самых интересных процессов нашей литературы — перестройка беспартийного писателя, идейный его рост, особенно в последнее время, когда наша партия, ударив по националистам и разгромивши их, тем самым освободила беспартийных писателей в значительной степени от чуждых влияний, сбивающих их с правильного пути.

9. Общие проблемы

«Производственные проблемы, стоящие перед художественной литературой УССР, в большей части общи для всех советских литератур СССР. Решая их, мы будем и в дальнейшем усиливать братскую связь с литературами других республик и народов СССР, обмениваться опытом, обогащая друг друга, увеличивать свои усилия в борьбе против остатков враждебных классов, против пережитков капитализма в литературном творчестве.  

«Под знаком этих задач прошел первый всеукраинский съезд советских писателей, явившийся крупнейшим политическим событием в жизни всей Украинской советской социалистической республики.

«На заключительном заседании этого съезда, где принималось наше воззвание к трудящимся и интеллигенции, один за другим крупные украинские советские писатели, писатели старшего поколения, из которых некоторые раньше принадлежали к националистическому лагерю и находились под влиянием наших классовых врагов, выступали в защиту нашей социалистической родины, обретенного нами социалистического советского отечества.

«Я считаю, товарищи, что такое настроение передовых кадров украинских советских писателей лучшим образом свидетельствует, что и в дальнейшем мы пойдем к новым победам, к новому развитию, к новым достижениям, что мы будем и дальше крепить нашу интернациональную пролетарскую связь, наше единство, твердо помня слова Ленина о том, что при едином действии пролетариев великорусских и украинских советская Украина возможна, а без такого единства о ней не может быть и речи». (Продолжительные аплодисменты).

———————

* В 1914 г.  И. Кулик иммигрировал в США из Украины. Там он вступил в РСДРП(б). Весной 1917 г. через Дальний Восток и Сибирь он вернулся на Родину. В декабре 1917 г. Его назначили членом Главного комитета социал-демократии Украины, ЦИК Советов Украины. В 1924–26 гг. он уже консул СССР в Канаде. С 1926 г. — один из руководителей Всеукраинского союза пролетарских писателей. С 1934 г. председатель Союза писателей Украины. Член ЦК ВКП(б) и ЦИК УССР, с 1935 директор Партиздата ЦК КП(б)У.

В 1937 г. арестован. Уже на первом допросе он дал такие признания: "…Я настолько сросся с украинскими националистами, что когда Кость Котко и Яловий предложили мне — еврею — вступить в украинскую националистическую организацию, я расценил это как выдвижение меня на роль «спасателя украинского народа. Это импонировало моей амбиции. Не задумываясь, я согласился принимать участие в организации…

В обвинительном заключении отмечалось и такое: «…с 1925 г.   был агентом английской разведки, которого завербовали для работы в интересах Великобритании представители „Интелидженс сервис“ в Канаде во время пребывания там в ранге консула СССР». (Википедия)

МАКСИМ ГОРЬКИЙ — КРУПНЕЙШИЙ ИСТОРИК И ТЕОРЕТИК ЛИТЕРАТУРЫ ХХ ВЕКА. 17. Революционные писатели всех стран мира, соединяйтесь!

Пролетарская литература включает в себя литературы всех стран мира, в которых победила социалистическая революция, а так же тех стран, в которых пролетариат ведёт революционную борьбу против буржуазии.
Пролетарская и советская литературы — явления исторические, изменяющиеся в зависимости от этапа классовой борьбы как при капитализме, так и при социализме.
В 1930 годы, когда проводился I Всесоюзный съезд советских писателей, советская литература, будучи авангардом пролетарской словесности, занимала ведущее положение в современной мировой  художественной литературе. Это был начальный период ее становления, и она ещё отставала от других участков революционность практики мирового пролетариата.
Всесоюзный съезд позволил писателям и партии установить разработать принципы взаимодействия и контроля, взаимодействия и сотрудничества. Задачи, стоявшие перед советской литературой, заключались в ликвидации капиталистических пережитков в экономике и сознании людей; в максимальном усилении ее общественно-воспитательной роли литературы. Задача писателям — быть в полной мере «инженерами человеческих душ».
В пролетарской литературе буржуазных стран стояли другие задачи: борьба с еврофашизмом, китайским фашизмом и японским милитаризмом. В других — способствовать развитию революционных движений.
Первый съезд СП имел огромное значение для объединения пролетарских писателей всего мира.
На съезде выступило немало иностранных писателей. Предоставим им слово.

ЖАН-РИШАР БЛОК: «Здоровым произведениям предыдущего поколения буржуазная творческая мысль противопоставляет теперь догмы всех декадансов: эстетизм, утонченность, рафинированность — почти исключительные поиски форм».
(Жан-Ришар Блок (1884-1947) — французский писатель, драматург, литературный критик, общественный и театральный деятель, антифашист).

«....проблема культуры для пролетариата, для огромного большинства крестьян, ремесленников и мелких буржуа во Франции даже не ставится. За исключением нескольких избранных единиц, эа исключением нескольких случаев народные массы во Франции остаются вне влияния литературы. За последние 50 лет только Золя, Альфонс Додэ и «В огне» (Барбюса) дошли до них.... Тем не менее литература, которую читают народные массы, чаще всего сводится к газете, бульварным романам, техническим чрезмерно популярным руководствам....
«Мы, писатели Запада, задыхаемся из-за отсутствия воздуха и величия. Буржуазия — наш единственный партнер в этой решительной игре. Но, чувствуя гибель, мысль нашей буржуазии сужается уже в течение четверти века. Здоровым произведениям предыдущего поколения буржуазная творческая мысль противопоставляет теперь догмы всех декадансов: эстетизм, утонченность, рафинированность — почти исключительные поиски форм. Слово принадлежит теперь не поэтам, но знатокам грамматики.
«Читатель, встревоженный судьбой своей культуры, отворачивается от интеллектуальных поисков. Тонкие стилисты кажутся ему лучшими хранителями культуры, нежели пионеры нового искусства. Изобилие жюри и литературных Премий иллюстрирует эту академичность писателя. Некоторый архаизм стал признаком предельной утонченности. Модным словом стало «чувство меры» художника. Но эта мера фальшивая, созданная не уверенным художественным чутьем, а выхолощенностью творческой энергии. Академизм снова расцветает.

АНДРЭ МАЛЬРО: «Буржуазии, которая говорит — «личность», коммунизм отвечает — «человек!»
(Андре Мальро (1901—1976) — французский писатель, культуролог, герой Французского Сопротивления, идеолог Пятой республики, министр культуры в правительстве де  Голля).

«...Вы уже можете работать для пролетариата, мы — революционные писатели Запада — принуждены еще работать против буржуазии. Психологически каков для нас основной характер коммунистической культуры?
Вы увидели перед собой женщин, порабощенных в царское время, вы оказали им доверие, и вы создали из угнетения и горя советскую женщину.
«Вы увидели перед собой ребят, и вы оказали им доверие, всем, даже беспризорникам, и вы сделали из них пионеров. «Вы увидели перед собой вредителей, убийц и воров, и вы оказали им доверие, вы спасли многих, и вы построили Белморстрой.... Вот образ Советского Союза. Он создан литературой. Выражает ли он действительность? Внешне — да, в психологии и морали — нет.
«Если писатели действительно инженеры душ, то не забывайте, что самая высокая функция инженера — это изобретение. Искусство — не подчинение, искусство — это завоевание. Завоевание чего? Чувств и способов выразить эти чувства победы. Над чем? Над бессознательным. Это почти всегда. У художника — над логикой. Буржуазии, которая говорит — «личность», коммунизм отвечает — «человек!»

Писательница-социалистка АМАБЕЛЬ ВИЛЬЯМС ЭЛЛИС: «в Англии есть сердца, бьющиеся в унисон с вашими.»

«Английские писатели и читатели разделяются на две группы, с известной прослойкой между ними. Существует политически сознательная и политически несознательная группа. Вторая является наиболее многочисленной. Эта группа занимается производством всякого рода чтива. Она насчитывает своих читателей десятками тысяч, и каждый книжный киоск и газетная лавка наполнены ее продукцией.
«Каждая распространенная газета дает подвалом роман, написанный представителем этой группы. Многие из этих книг представляют собой любовные романы... Еще более популярными оказываются детективные романы. В этих романах техника наиболее простая... Теперь читатель всецело на стороне буржуазного правопорядка. Технически эти книги выполнены прекрасно. Это — опиум в изящно отделанной трубке.
«Теперь обратимся к другим представителям этой группы писателей, политически несознательных. Они являются наиболее одаренными писателями нашей страны. Работа их может быть сравниваема с произведениями наилучших современных писателей. (Джемс Джойс, Вирджиния Вульф, Форстер, Соберт, Сакерверел, Ситвел, Саквил Уэст и др....
«Теперь — о срединной группе, о писателях, которые уже ощущают нечто из социальной обстановки и сознательно чувствуют, что в мире что-то происходит. Наиболее популярны из них романист Пристли и драматург Ноэль Кауард. Оба они имеют обширную читательскую публику и потенциально являются фашистами, хотя и старомодного толка. Пристли считает себя продолжателем диккенсовской традиции....
«А теперь перейдем к третьей группе — к писателям политически сознательным. (Шоу, Уэллс и Голсуорси)...
Я считаю Голсуорси плохим писателем, и точно так думает большинство критиков моего возраста. Молодое поколение никогда его не читает и не собирается читать. Шоу имеет весьма многочисленную аудиторию, однако не среди молодежи...
«Я и несколько моих товарищей основали английскую секцию международного объединения революционных писателей. Наша группа состоит частью из писателей-профессионалов, частью из политических публицистов и поэтов. Мы предполагаем создать небольшой ежемесячный журнал под названием «Левый журнал», первая книжка которого должна выйти в октябре.
«Мы стремимся главным образом: Во-первых — помочь рабочему писателю. Во-вторых — передать наш опыт молодым рабочим писателям, а также влиять на тех, которые приближаются к нам....
«Ничто на этом съезде не вызвало у меня больше восторга, чем эти депутации ваших читателей. Горняки, красноармейцы, краснофлотцы, колхозники, пионеры—все приветствуют вас, все напряженно ждут появления ваших произведений. Какая прекрасная жизнь! Даже затруднения ваши великолепны. Перед вами жизнь, полная роста, ваше поле зрения включает весь мир.... Ваши воины, которые зовут вас писать быль об их достижениях, эта — герои великой социалистической стройки, чья работа будет жить в грядущем, а не герои войны, которые несут смерть. Ваши герои — это герои жизни, а не герои смерти.
«В Англии есть сердца, бьющиеся в унисон с вашими. Если мы когда-либо критикуем, то это потому, что мы чувствуем ваши прорывы и ошибки как наши собственные. Но мы растем вместе с вами, и мы греемся в солнечном сиянии ваших достижений».

Роберт ГЕСНЕР: «Мы прислушиваемся к словам Максима Горького, великого отца пролетарской литературы».
(Американский революционный писатель).

«Наши молодые революционные писатели смотрят на вашу литературу, как младенцы смотрят на мать, следя за каждым ее движением, прислушиваясь к каждому ее слову. Но особенно мы прислушиваемся к словам Максима Горького, великого отца пролетарской литературы, которого почитают все революционные американские писатели. К нему мы обращаемся с горячим приветом и с просьбой посетить нас, своих духовных детей, в Америке, и мы обещаем, что это посещение будет триумфальным шествием в отличие от постыдного приема, который был ему оказан еще за много лет до рождения нашей младенческой революционной литературы....
«....Обострение классовой борьбы в Америке раскололо читательскую аудиторию. Революционный писатель должен обращаться к пролетариату, чтобы помочь ему организовать свои силы для социалистической революции. Но ни одна война не ведется без наступления. Задача революционного писателя — подрывать буржуазную идеологию своим сатирическим пером или прямыми нападениями с фронта.
Из всех современных американских писателей Теодор Драйзер лучше всех умел владеть вниманием буржуазии. В течение трех десятилетий эта крупная фигура словно одинокий старый боевой конь возвышалась над американским горизонтом.
«Несколько лет тому назад на коммунистическом собрании, состоявшемся после демонстрации безработных, Драйзер сказал одному молодому писателю: «Если бы я был в вашем возрасте и мог начать жизнь сначала, я вступил бы в коммунистическую партию». Драйзер в своих книгах сумел показать трагедию капиталистической Америки....
«Назову хотя бы некоторые из многих выдающихся пролетарских романов. Это — «Лишенный права наследства», роман Джека Конроя о борьбе, которую молодой пролетарий ведет на шахте и на фабрике; это — «Страна изобилия» Роберта Кентуэлла, где изображена забастовка на лесопильне, на Северо-Западе. Это — «Тени впереди», роман Вильяма Роллинза о знаменитой стачке в Гастонии, пронесшейся от штата Каролины до штата Новая Англия. Это — «Ради хлеба», роман Грэйс Ламкина; произведения Джемса Фареля, Мэри Педж, Эдварда Далберга, Маргариты Доусон...
«Успехи, достигнутые советским пролетариатом за те два года, что я здесь не был, поражают меня. Мы в Америке ждем вашего голоса, товарищи писатели, и через ваши произведения — голоса советского пролетариата.»

МАРТИН АНДЕРСЕН НЕКСЕ: «... жизненный нерв пролетария — это солидарность».
(Мартин Андерсен-Нексё (1869-1954) — известный датский писатель-коммунист, один из основателей Коммунистической партии Дании. Последние годы жизни провел в ГДР).

«Как известно, римские патриции обычно устраивали так, чтобы не слишком много рабов собиралось сразу на городском рынке, дабы рабы не заметили, как их много. Патриции уже тогда чуяли опасность солидарности.
«Если присмотреться к движущим силам, к побуждениям пролетариата и мелкого буржуа в их естественном стремлении проявить себя и подняться выше, то становится совершенно очевидным, что в пролетариате нет желания подняться в одиночку: напротив, он неизменно хочет поднять вместе с собой и своих товарищей. Наоборот, мелкий буржуа испытывает особую радость при мысли о том, что он может быть один поднимется над всеми окружающими, они же останутся и будут ему завидовать.
«Мелкий буржуа не стремится к овладению самими ценностями — на это он не претендует! Он довольствуется видимостью, которую он выставляет напоказ, чтобы поразить окружающих. ... Мелкий буржуа потерял всякое ощущение действительности.
«Здесь, в Советском союзе, мы видим, ...что жизненный нерв пролетария — это СОЛИДАРНОСТЬ. Она проявляется у пролетария не только в трудные минуты — она особенно сильно проявляется именно тогда, когда ему живется хорошо. Здесь, у вас, мы видим радостную, бодрую солидарность; нигде в мире люди не могут так почувствовать себя единым, огромным целым — на работе и на празднике, как в Советском союзе.
«И этот съезд — грандиозное доказательство того, что писатели, которые обычно склонны воображать себя уникумами, свалившимися с неба любимцами богов, здесь, у вас, овладели пролетарским духом, и этот дух владеет ими.
Для нас, вынужденных работать там, в старом мире, где мы распылены, одиноки, наподобие нищих Робинзонов на необитаемом острове, — для нас возможность убедиться в этом бесконечно ценна. Здесь, у вас, мы черпаем силы.Не забывайте, товарищи, в вашем движении вперед, что и там, за рубежом, идет та же подготовительная работа.
«Когда я говорю вам об этом, я преследую определенную цель. С этой трибуны словно лучом прожектора обшаривается вся мировая литература, вся история человеческой мысли в поисках героев различных общественных слоев и этапов культуры. Но у входа в ваш новый мир стоят два героя, в которых воплощена наша эпоха, два героя, которые не очень малы и которых все-таки не заметили. Во-первых — бравый солдат Швейк, эта гениальная огромная фигура революционного народного духа; во-вторых — классово-сознательный пролетарий — Пелле-завоеватель. Они оба поддерживают портал, ведущий в новый мир. И тот человек, который подходит к социализму не индивидуалистически, как к чему-то оторванному, ни с чем не связанному, не может не заметить их....
«Нет надобности напоминать о том, что самые любимые детские книги — «Дон-Кихот», «Хижина дяди Тома», «Путешествия Гулливера», «Робинзон»—были написаны не для детей, а для небольшого круга избранников человечества.То же относится и к сказкам Андерсена, который и не думал о детском читателе и которому эту детскую аудиторию навязали.
«Каждый писатель должен писать для детей; в сущности говоря, он должен писать только для детей, обращаясь ко всему непосредственному, неиспорченному в человеке: «Книга для детей и для мудрецов»— так Сервантес назвал своего «Дон-Кихота».
«Молодая советская литература именно так свежа, богата действием, плодотворным творчеством, оптимизмом....
Но оптимизма много в молодой советской литературе. Скорее не хватает юмора, и это трудно понять, трудно объяснить жизненными условиями.
«Разрешите мне указать еще на одно: мне не хватает в советской литературе связи с прошлым. Часто при чтении создается такое впечатление, будто история человечества начинается только с революции и социалистического строительства, а ведь это только в очень условной степени верно.
«Между тем интересно было бы направить отсюда лучи света в будущее. Но что совершенно необходимо для создания хорошего социального романа — это ассоциации, связи по всем направлениям. Часто советский писатель не пользуется всей клавиатурой, а довольствуется игрой одним пальцем. Точно так же показ внутреннего мира человека в советской литературе кажется мне неполным. Конечно дело идет не о сравнении с литературой буржуазной. Но мы должны сравнивать советскую литературу с идеалами всего нашего движения....
«Ведь цель великой борьбы — превратить миллионы придавленных, отчаявшихся существ во внутренне богатых людей. Более чистые, более прекрасные отношения между полами, между отцами и детьми, между людьми вообще — вот какова была цель. Предпосылки для этого революцией созданы. Дело писателей — своим жаром вызвать в огрубевшей по необходимости душе человеческое тепло.
Вы должны дать массам идеалы не только для борьбы и для труда, но и для часов тишины, когда человек остается наедине с самим собой.
«Еще одно. Писатель существует не только для того, чтобы участвовать в борьбе и воспевать победу. Где работа кипит, там много отбросов, и может случиться, тут кто-нибудь попадет под колеса. Художник должен давать приют всем, даже прокаженным, он должен обладать материнским сердцем, чтобы выступать в защиту слабых и неудачливых, в защиту всех тех, кто, все равно по каким причинам, не может поспеть за нами. На пролетарских писателях лежит большая ответственность, и на вас — наибольшая, потому что вы являетесь передовым отрядом, вы — авангард человечества. «Я приветствую в вас этот авангард, я восхищаюсь тем, что вы уже создали, и желаю вам дальнейших великих успехов».

Приветствие съезда писателей Ромену Роллану*:
«Первый в мировой истории съезд писателей освобожденной части человечества — СССР, собрав представителей 54 наций, возвышает свой голос в защиту свободы, культуры и мира, против преступных подготовителей войны.
И в этой связи съезд говорит о вас. Ваше имя десятикратно встречается радостными и полными любви и уважения откликами тысяч людей, собравшихся в Москве, как имя старого верного друга Советского Союза и великого поборника человеческой чистоты и мира.
Ромен Роллан, великий наш друг! Товарищ наш в труде и в борьбе! Мы протягиваем вам руку нашу, — ощутите ее тепло, ее силу и передайте на Западе наш привет всем писателям, всем работникам искусства, культуры и просвещения, встающим в общий антифашистский фронт.
Ромен Роллан! Мы верим, мы знаем, что мы победим. Сделаем все — до конца, до предела наших сил, чтобы ускорить победу пролетариата!
Председатель съезда Максим Горький».( Аплодисменты ).
***
В июне 1935 г. в Париж на Конгресс защиты культуры собрались передовые и революционные писатели мира.  Конгресс подтвердил, что Советский Союз, первое государство в мире, в котором пролетариат установил свою диктатуру, обеспечивает расцвет подлинной культуры человечества; и что фашизм, установленный в старой Европе реакционными кругами империалистических держав, наоборот, убивает, губит культуру, созданную веками человечеством. И толко в СССР началась переделка индивидуалиста с мелкобуржуазными замашками и привычками в коллективиста, в нового человека с социалистическим мышлением.
———
*Ромен Роллан (1866-1944) - классик французской литературы, Лауреат Нобелевской премии по литературе (1915 г.), иностранный почётный член АН СССР (1932 г.), общественный деятель, учёный-музыковед.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ — КРУПНЕЙШИЙ ИСТОРИК И ТЕОРЕТИК ЛИТЕРАТУРЫ ХХ ВЕКА. 16. О чем писать?

Пролетарская правда о 1934 годе.

17 августа 1934 г. в зале более 600 делегатов и представителей общественности. Они приехали из всех республик СССР. В зале иностранные писатели, приехавшие на съезд со всех концов света.
И на что следует обратить особое внимание: за две недели, пока шёл съезд, никто из присутствующих не поднял вопроса о «кровавой» коллективизации и сталинских репрессиях. Никто не вспоминал о культе личности, навязанный, как пишут фейкисты, советским людям насильно - под дулом пистолета. А вот фашизм в Европе кляли в своих выступлениях многие....
Каждый день пока шел съезд был праздничным: играли оркестры, толпы москвичей приветствовали писателей у входа в Колонный зал. На стенах Дома союзов были развешаны портреты Шекспира, Мольера, Толстого, Сервантеса, Гейне.
О чем должны были писать советские журналисты в газетах и журналах, а писатели  — в художественных произведениях в 20-30-е годы?
На этот вопрос отвечали в своих выступлениях приходившие на съезд с приветствиями делегации рабочих, колхозников, красноармейцев, ветеранов революции, учителей и пионеров.
1
Столько страхов написано сегодня о 1930-х «кровавых годах» в СССР - и террор, и ГУЛАГ, и голодоморы, и культ Сталина, и расстрелы миллионы невинных кулаков -, что грешно нынешней молодежи не поверить в эту грязную ложь.  И как-то забывают или, вернее, делают вид, что забывают о той Гражданской войне в идеологии, которая в классовом обществе не кончается никогда. Никогда она не заканчивалась, как мы знаем по собственному опыту, и при социализме. Она продолжается и сегодня в каждой стране мира, в том числе и в РФ.
Одни ужасы! И только в СССР!!! Будто на Западе в те же самые 30-е не было ни ДЕПРЕССИИ и десятков миллионов безработных. Не было ни трудовых лагерей. Не было ни миллионов умерших от голода. Будто не было романа Стейнбека «Гроздья гнева» о тех «грязных годах». Не было ни фашизма и концлагерей для коммунистов и евреев в Европе?!
Будто жили счастливо местные жители в африканских и азиатских колониях нынешних «цивилизаторов и демократов». Будто все детишки в колониях радостно ходили сытыми в школы, построенными португальскими или британскими колонизаторами. Будто не линчевали афроамериканцев в Америке. Не было ни расизма, ни апартеида.
Но виноватыми во всех бедах планеты, как стало принято в буржуазном обществе, со времен Парижской коммуны, были объявлены «красные», а не белые и пушистые империалисты, толстозадые банкиры и международные корпорации.
Одни сплошные фейки!!!
А ведь «красные» появились в России за 30 лет до первого съезда советских писателей в Москве...
Стоит вспомнить и о том, что в 1917 г. революцию среди миллионов ее участников совершали и те крестьяне, которые родились ещё при крепостном праве. Им было по 57 лет. В 1934 г. — по 74 года. Кто дожил.
Они пережили рабство и тяжелый выход из него в своей жизни. 85 процентов населения России в год Революции были безграмотными.  
Более двух столетий держали в рабстве русский и другие народы царь и бояре, князья и помещики. Держали в бесправии и безграмотности. В нищете и невежестве. Унижали его. Устраивали домашние гаремы. Секли плетьми...
А за каких-то 17 лет диктатура пролетариата (власть Советов рабочих депутатов) совершила множество чудес. Одно из них — культурная революция, второе — съезд писателей. Более половины его делегатов были выходцами из рабочих и крестьян.
Передо мной документ, никем не исправленный и не искалеченный в поздние времена. Это — Стенографический отчёт о Первом съезде советских писателей.

2
А. М.  Горький открыл съезд. Его появление на трибуне зал встретил овацией.
После речи А. Жданова и доклада М. Горького на вечернем заседании было предложено от имени всех делегаций первого всесоюзного съезда советских и иностранных писателей послать следующее приветствие т. Сталину:
ПРИВЕТСТВИЕ
«Дорогой Иосиф Виссарионович!
Мы, представители литератур Советского союза, собрались сегодня на свой первый всесоюзный съезд.
Наше оружие — слово. Это оружие мы включаем в арсенал борьбы рабочего класса. Мы хотим создавать искусство, которое воспитывало бы строителей социализма, вселяло бодрость и уверенность в сердца миллионов, служило им радостью и превращало их в подлинных наследников всей мировой культуры.
Мы будем бороться за то, чтобы наше искусство стало верным и метким оружием в руках рабочего класса и у нас и за рубежом. Мы будем стоять на страже дела революционной литературы всего мира.
Этот исторический день наш мы начинаем с приветствия вам, дорогой Иосиф Виссарионорич, нашему учителю и другу.
Вам, лучшему ученику Ленина, верному и стойкому продолжателю его дела, мы хотели бы сказать все самые душевные слова, которые только существуют на языках Союза. Имя ваше стало символом величия, простоты, силы и постоянства, объединенных в то единое и цельное, что характеризует тип и характер большевика.
Дорогой и родной Иосиф Виссарионович, примите наш привет, полный любви и уважения к вам как - большевику и человеку, который с гениальной прозорливостью ведет коммунистическую партию и пролетариат СССР и всего мира к последней и окончательной победе.
Да здравствует класс, вас родивший, и партия, воспитавшая вас для счастья трудящихся всего мира!»
ВСЕ ДЕЛЕГАТЫ встают, раздаются возгласы: «Да здравствует товарищ Сталин! «Ура» мощно подхватывается делегатами съезда.

3
От имени колхозников приветствовала писателей колхозница Смирнова: «Товарищи съезд писателей, разрешите сегодня вас приветствовать от всего колхозного крестьянства, передать вам пламенный колхозный привет (аплодисменты ). Товарищи писатели, сегодняшний день мы должны отметить как исторический день первого съезда писателей нашего Советского союза. Мы сегодня к вам пришли, принесли свои подарки, которые собрали на своих полях своими мозолистыми руками, чтобы вы посмотрели на наше искусство, чтобы посмотрели, что у нас в колхозе ни единой минутки не проходит даром.
Если мне нужно что-нибудь провести, то я обращаюсь к секретарю райкома или к кому-нибудь другому и говорю: научите меня, как быть. И вот с заготовками я выйду первая, со льном—первая. У меня селекционного льна 45 гектаров. Это первый сельсовет, который имеет такой лен. Я сказала, что дам 18 номеров волокна и 3 номера тресты.
Все это благодаря ударницам-женщинам. Почва была у нас хорошо обработана, и потому получился у нас такой хороший урожай. Вы знаете, что наш советский лен — это наше советское золото.Тут можно очень много сказать о достижениях нашего колхоза. Раньше нам по библии и по евангелию говорили. По библии говорили, что 3 месяца будет существовать советская власть, а по евангелию— 6 месяцев. А мы вот уже существуем 17 лет (аплодисменты) и крепнем.
Когда мы входили в колхоз, кулаки говорили :«Подохнете там, а тебя первую давить будем». А вот меня, прежде чем удавить, наградили орденом трудового знамени (аплодисменты). До колхоза было три земельных общества, и каждый день судились: «вот твоя скотина к нам зашла, вот — моя», и так продолжалось бы целый век. А при советской власти благодаря хорошей организации, благодаря партии большевиков слили нас в одно земельное общество, землю нам объединили, сделали нам правильный севооборот полей, — до этого у нас была несчастная трехполка.
Если бы этого не было, то мы вечно гнули бы спину на барина и вечно были бы угнетены. Теперь мы работаем на себя. Для нас это, товарищи, ничуть не страшно. Мы получим с одного гектара 10 центнеров. У нас и фураж останется для себя. С нас государство берет маленькую-маленькую, мизерную сумму, только для того, чтобы оправдать свои земельные дела.
Мы теперь почувствовали, что мы хозяева земли и хозяева всему. У нас жещина — это большая сила. С трехлетнего возраста мы учим детей и рассказываем им, как жили раньше и как живут теперь. Раньше меня совсем не учили. Я подучилась только при советской власти. У нас был ликбез, когда неделю, когда две подучусь. Раньше, я думаю, при Николае, пришлось бы три зимы ходить учиться, а теперь я догнала и не меньше знаю.Вот взять теперь моих детей: сын окончил девятилетку и переходит в военно-техническую школу, хочет учиться дальше. Вы поймите, для беднячки, для колхозницы разве это не достижение, не большое дело? Дочь кончает семилетку, еще два мальчика учатся. Что еще говорить? Лучше и быть не может. Нас из нищеты вывел колхоз, т. Сталин. (аплодисменты)...
Да здравствует наш дорогой товарищ, учитель — т. Сталин и его соратник — т. Каганович! (Аплодисменты).(Под аплодисменты зала делегация колхозников покидает съезд).

4
Приезжала приветствовать писателей делегация пролетариев из Тулы. От имени делегации выступил  рабочий т. Ломинцев:
«Товарищи, Позвольте от имени пролетариата Тулы, города оружейников, патронников и металлургов, передать первому всесоюзному съезду советских писателей и его председателю — великому пролетарокому писателю А. М. Горькому — сердечнейший рабочий привет (аплодисменты).
Товарищи, вам известно, что когда-то наш эемляк Глеб Иванович Успенский ярко отразил в «Нравах Растеряевой улицы» мрачный быт Тулы царского времени. А теперь мы гордо заявляем вам, ударникам пера и слова, что  нет больше «растеряевой» Тулы. Город, который Владимир Ильич в годы гражданокой войны называл красной кузницей пролетарской обороны, город, который в период гражданской войны был основной базой, снабжавшей Красную армию оружием для ее героической  борьбы с интервентами (аплодисменты), во время первой большевистокой пятилетки гигантски вырос. Наш город стал неузнаваемым. Под руководством Московского комитета партии и руководителя московских большевиков т. Кагановича Тула из города полукустарной промышленности превратилась в металлический, а сейчас все больше и больше превращается в металлургический центр. Мы построили три домны на Косогороком заводе, а теперь отроим огромный металлургический комбинат. На примере нашего города мы можем показать, как много сделали для нас, рабочих, работниц и колхозников, большевистская партия и советская власть. Как много заводов, фабрик, рабочих квартир, клубов, детских яслей, библиотек и читален построено в нашей отране. Мы рады вам сообщить, что растущая техника наших заводов позволяет нам оснащать рабоче-крестьянскую Красную армию новейшими современными техническими средствами обороны (аплодисменты). Товарищи, вы извините нас за то, что мы не можем вам показать всех изделий, которые сделаны нашими рабочими оружейного и патронного завода (аплодисменты). Их знают бойцы и командиры Красной армии, и они за них благодарят (аплодисменты). То, что мы делаем оейчао, ни в какое оравнение со старыми средствами обороны не идет. Делаем мы эти новые изделия для своей любимой Краоной армии, для эащиты своей социалистической родины, ее культуры, ее искусства, и — будьте спокойны — делаем не плохо, на совесть (аплодисменты).
Когда-то писатель Лесков описал, как тульский кузнец Левша подковал блоху. Сейчас мы научилиоь делать вещи посложнее и гораздо более полезные. И если капиталисты попытаются сунуть «свое свиное рыло в наш советский огород», то они в этом быстро убедятся. Мы горячо поддерживаем выдвинутый А. М. Горьким в своем докладе лозунг о ооздании более обширной оборонной литературы. Защита родины, как правильно оказал А. М., — важнейшая задача советской литературы.
Мы обращаемой к нашим советским писателям: Серафимовичу, Вс. Иванову, Фадееву, Шолохову, Соболеву и другим, произведения которых мы знаем и любим, с призывом — пишите больше о нашей славной Красной армии, пишите о героях обороны нашей отраны, пишите о рабочих, кующих оружие на защиту отечества мирового пролетариата, (аплодисменты).
Наш оружейный завод, построенный еще при Петре I, имеет богатейшую историю. Написать ее — дело большой политической важности, и наши рабочие охотно откликнутся на это дело. Товарищи, под руководством ленинской партии и нашего любимого вождя т. Сталина советская литература добилась величайших побед. Она, как очень правильно сказал т. Жданов, есть самая идейная и передовая литература в мире. Этим объясняется, что к вашему съезду готовились не только вы, писатели. К нему готовились рабочие, работницы и колхозники своего Советского Союза (аплодисменты). Ваш съезд отражает огромные уопехи культурной революции в нашей стране. Новые творческие силы подняты у рабочего класса и колхозного крестьянства.
50 лет назад 15 тульских рабочих прислали Глебу Успенскому теплый привет в связи с его 25-летним литературным юбилеем, а сегодня 100 ООО тульских рабочих вместе со всей великой социалистической страной, любящей горячо свою советскую литературу и ее водителя — Максима Горького, передают вам, советским писателям, горячий привет (аплодисменты). Мы уверены, что под руководством партии, под руководством Сталина вы, «инженеры человеческих душ», будете идти вперед семимильными шагами и поднимете нашу советскую литературу на высокий уровень, достойный нашей эпохи. Мы уверены, что вместе с вами плечо в плечо, рука об руку, под знаменем коммунизма, под руководством нашей партии одержим новые победы в борьбе за бесклассовое социалистическое общество.
Да здравствует наша советская литература!
Да здравствует наша ленинокая партия и наш родной, любимый Сталин! (Аплодисменты).
Товарищи, рабочие Тулы поручили передать Президиуму для нашего горячо любимого, первого пролетарского писателя, А. М. Горького, наш скромный рабочий подарок (передает в президиум ружьё).
Мы просим передать А. М., что это ружье бьет так же метко, как он разит в овоих произведениях классовых врагов (аплодисменты). Вместе о этим подарком мы просим передать А. М. самовар; пусть он пьет чай на доброе здоровье и пишет еще долгие и долгие годы (аплодисменты).

5
Поздравляла писателей и делегация от частей московского гарнизона Красной армии. Ее встретили аплодисментами. Оркестр играл марш. Красноармейцы приветствовали делегатов хором:
«Наш пламенный — красноармейский привет!
Приветствие.
«Дорогие товарищи, бойцы Красной армии — это не только люди, которые овладевают сложной военной техникой, это не только люди, которые изучают военное дело, но это всесторонне развитые люди, которые стремятся как можно больше взять из того, что накоплено человечеством, из той культуры, которую приобрело человечество....
Мы с большим вниманием и с большой любовью читаем наших советских писателей. Мы любим наших советских писателей. Мы много уделяем им внимания потому, что в нашей учебе, в нашей работе они помогают нам учиться, они помогают нам овладевать сложной техникой. Такой писатель, как Фадеев, с его произведением «Разгром», такой писатель, как Серафимович, с его произведением «Железный поток», как Фурманов, написавший «Чапаева», как Всеволод Иванов, написавший «Бронепоезд», Леонов, Тихонов, Алексей Толстой, — все это писатели, которых мы любим, которых мы читаем, герои которых заряжают нас энтузиазмом, и мы, смотря на этих героев, лучше учимся, лучше работаем. Мы любим таких героев, которые показаны в огне гражданской войны. Возьмите у Фадеева Левинсона.  Разве не достоин он подражания? Такие люди, как Кожух в «Железном потоке», заряжают нас энтузиазмом....
Дорогой Алексей Максимович! Когда мы шли сюда, бойцы московского гарнизона поручили нам сказать вам следующее: бойцы рабоче-крестьянской Красной армии любят вас, ценят вас, понимают все написанное вами. Бойцы любят вас за то, что вы — первый боец пролетарской культуры, вы первый пошли и показываете остальным, как расчистить дорогу к новой, светлой жизни. Мы с большой радостью, с большой любовью говорим вам, дорогой Алексей Максимович, что ваша инициатива в создании истории гражданской войны нами высоко оценена. Мы любим вас. Мы лишний раз хотим сказать вам, что вы — наш родной, любимой и великий пролетарский писатель (бурные аплодисменты).
Мы не только восторгаемся вами, не только любим вас и читаем вас с большим вниманием. Мы кроме того хотим здесь предъявить вам и ряд требований и думаем, что вы на эти требования согласитесь.
Наша страна, наше социалистическое отечество, наша Красная армия достойны того, чтобы о них было написано больше книг и лучших книг. Мы ждем того, чтобы вы написали о Красной армии, о ее бойцах, отразили самое главное — рядового бойца во всей его повседневной жизни. Много написано хороших книг, много написано красивых книг, — в них герои, большие герои, прошедшие огонь гражданской войны. Но вы сами знаете, как мало еще книг, в которых бы фигурировал боец, рядовой боец во всей его повседневной жизни, в его учебе. Мы ждем и думаем, что вы наш заказ выполните. Мы надеемся также, что вы покажете жизнь национальных частей, которые в литературе показаны очень слабо (аплодисменты). Вы покажете, как растет национальная культура, вы покажете, как бойцы рабоче-крестьянской Красной армии в национальных частях растут и крепнут. Вы покажете, как мы овладеваем сложной техникой, как мы готовимся к тому, чтобы в нужный момент встать на защиту границ ( аплодисменты ).
Товарищи, мы — бойцы и вы — бойцы. В нужный момент, когда партия, когда рабочий класс, когда правительство скажут, что нужно встать на защиту границ, я думаю, что мы как один встанем дружно на защиту границ своей страны (аплодисменты). Если на границах каркнет черный ворон и взревут танки белых, мы возьмем в руки руль, и наши моторы с четвертой скоростью рванутся в бой. Все мы, бойцы рабоче-крестьянской Красной армии, знаем, что в нужный момент мы, вы — все трудящиеся, все свободное 170-миллионное население — дружно встанем на защиту границ.
Да здравствует коммунистическая партия!Да здравствует ленинский Центральный комитет!
Да здравствует рабоче - крестьянская Красная армия и ее любимый нарком Клим Ворошилов!
Да здравствует социалистическая культура и великий любимый пролетарский писатель А. М. Горький!
Да здравствует наша родина!
Да здравствует наша страна!
Да здравствует великий Сталин!
(Бурные аплодисменты. Крики «ура». Бойцы, забрасываемые цветами, с песней покидают зал).

6
Съезд приветствовала делегация учителей Сталинского района:
«Товарищи, первому в мире съезду пролетарских писателей, соратникам по борьбе за социалистическую культуру, мы, учителя Сталинского района г. Москвы, шлем свой пламенный привет (аплодисменты).
Только в стране победоносного пролетариата, руководимого коммунистической партией, имеются широкие возможности для развития подлинной культуры, для развития литературных способностей, литературных талантов.
Мы широко используем ваши произведения в работе с ребятами, но все же нам часто, и даже очень часто, не хватает художественных произведений по ряду тем и вопросов.
Нам не хватает книги о героях социалистического строительства, об историческом прошлом, о богатствах нашей страны, о народах Советского союза, о зарубежных революционных борцах, о героях-ребятах.
Нам не хватает художественной книги, которая отразила бы кипучую жизнь новой, школы, включившейся в общее социалистическое строительство.
Нам не хватает также тесной непосредственной связи с вами, товарищи писатели, а ведь мы с вами — соратники по общему делу воспитания нового человека. Вы завершаете, совершенствуете это воспитание, а мы только начинаем его, готовим фундамент для вашего творчества. Вы конечно должны быть крепко заинтересованы в этой нашей предварительной работе. Мы ждем от вас — и надеемся дождаться — и новых книг, и тесной творческой связи.
Да здравствует славная армия мастеров слова — борцов за социалистическую культуру
Да здравствует вдохновенный руководитель пролетарских писателей А. М. Горький! ( Аплодисменты ).
Да здравствует вождь пролетариата и великий мастер слова, товарищ Сталин! (Аплодисменты).

7
На седьмом вечернем заседании 21 августа 1934 г. съезд писателей пришла приветствовать делегация от московских пионеров. Она вошла стройным маршем под звуки фанфар и оркестра. Зал ее встретил бурными аплодисментами. Пионеры хором приветствовали съезд:
«Вожатым книг, красноармейцам слова,
Писателям невиданной поры.
От пионеров дружных и здоровых,
От школьников и нашей детворы,
От октябрят как солнце круглолицых,  
Имеющих от роду девять лет,
От зорких деткоров столицы —
Самый горячий привет! (Аплодисменты).
В отрядах, звеньях, лагерях,
За партами хотим стать,
Пройдя шеренги школ,
Как ленинская сталинская партия,
Как ленинский ударный комсомол.
Есть много книг с отметкой «хорошо»,
Но книг отличных требует читатель,
Летами мал, запросами большой,
В звене — поэт, пловец, изобретатель.
Писателям от детворы столицы — заказ:
Хотим в рассказах так же веселиться,
Как в лагерях, садах и на дворах.
Хотим читать о Павлике-герое,
О дозорных эорких на селе,
И не всегда ходить в рассказе стройно
С готовым предложеньем на челе.
Хотим о звездах и планетах думать,
Рождать машины в смелой голове,
Писателю — ждем — задай такой ты юмор,
Чтоб весь отряд валялся на траве.
А после двинься по знакомым тропам,
Пусть приключенья встретятся в пути.
Увидеть в начале книги тропки,
А в середине полюса достичь,
Пройти сквозь всю историю,
И снова здесь в огне великих дней
Знать всей страны гудящие просторы
И биографию большевистских вождей.
И вспомнить также горьковское детство,
Родных ребят, замученных в краях,
И что писал для нас товарищ Горький—
Великий буревестник Октября.(Аплодисменты ).
Мы ждем от вас, товарищи, не мало,
Что вы опишите талантливым пером
Москву родную, ширь Волго-канала,
Заводов высь и глубину метро.
А после, от страницы оторвавшись,
Чтоб захотелось книгу не забыть,—
Учиться лучше, веселее, ярче,
Крепить здоровье и культурней быть.
Итак, премного мы вам всем желаем
В большие съездовские дни.
Пишите больше для цветущей смены
И обязательно пишите, как они.
(Под бурные аплодисменты пионеры торжественно выходят из зала).

8
На съезде выступил французский писатель АРАГОН. Он передал привет от ассоциации революционных писателей и художников Франции, французской секции Международного объединения революционных писателей, от имени свыше тысячи писателей и художников:
«Ассоциация революционных писателей и художников Франции шлет привет первому всесоюзному съезду советских писателей.
«Наша организация приветствует съезд как неопровержимо яркое проявление успехов диктатуры пролетариата на одной шестой части земного шара. Мы приветствуем этот невозможный в капиталистическом мире съезд, утверждающий роль пролетариата, авангарда человечества, авангарда культуры, той культуры, которая ускользает из недостойных рук буржуазии, буржуазии фашистской или псевдо-демократической.
«Ее наследство перенял революционный пролетариат и вместе с ним его союзники — крестьянство, мелкая буржуазия в трудящаяся интеллигенция.
«Наша ассоциация приветствует оъезд, имеющий значение не только для огромного дела советского пролетариата, строящего наряду о социализмом культуру будущего, но имеющий и глубокое международное значение. Этот съезд окажет помощь и покажет пример в области литературного творчества революционным писателям всего света. Эта помощь, этот пример лишний раз подтвердит истину, которую безуспешно пытаютоя отрицать наемные подстрекатели.
«Наша ассоциация сумеет выразить в национальных условиях французской культуры лозунг социалистического реализма, выдвинутый в СССР не только в масштабе национальностей СССР, но в масштабе национальностей всего земного шара.
Против фашистского варварства!
Против империалистической войны, угрожающей всей культуре!
Против антисоветской войны, угрожающей авангарду культуры воего человечества!
За широкий единый фронт борьбы работников искусства Франции, рука об руку с революционным пролетариатом!
За защиту профессиональных интересов работников искусства и их требований!
За популяризацию советской литературы и международной революционной литературы во Франции!
За защиту культурного наследства французского пролетариата и за создание советской культуры во Франции!За создание международной социалистической культуры, под знаменем диалектического материализма, под знаменем Маркса, Ленина и Сталина!

***
   Такова правда этого исторического документа — Стенографического отчета*.
   Таков был общий настрой делегатов. Антисоветчики пишут, что часть делегатов съезда позднее была арестована. Многие из них признали свою вину - участие в антиправительственном заговоре - на суде. Часть расстреляна. И это - правда. Но НЕ ЗА участие в работе Первого съезда советских писателей?!
   Классовая борьба имеет разные формы и велась она с разной интенсивностью все годы советской власти. Ее ослабление со стороны руководства КПСС привело к буржуазной контрреволюции в 1991 г. Одержал временную победу классовый враг пролетариата.
————————————
  • «ПЕРВЫЙ ВСЕСОЮЗНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. Стенографический отчет». М., 1934
>



Новости
17.11.2019

Генрих Боровик отметил юбилей

Президент России Владимир Путин поздравил журналиста-международника с 90-летием.
16.11.2019

Умер Валерий Дударев

Известный поэт и редактор ушел на 55-м году жизни.
16.11.2019

В память о певце Урала

В Сыктывкаре состоялось вручение премии имени Дмитрия Мамина-Сибиряка.
15.11.2019

Впервые за всю историю

Эдуард Бояков и Иван Купреянов представляют проект «Сезон стихов: Третья сцена МХАТ».
15.11.2019

«Наш свет – театр»

В Москве пройдет крупная выставка акварели и графика из собрания А.Г.Егорова.

Все новости

Книга недели
Самый объёмный за всю историю

Самый объёмный за всю историю

Вышел самый объёмный за всю историю выпуск «Дня поэзии»
Колумнисты ЛГ
Евстафьев Дмитрий

Чего хочет народ

Публикация результатов соцопроса Левада-Центра и Фонда Карнеги взбудоражила обще...

Крашенинникова Вероника

Фигура умолчания

Прошёл День народного единства. Празднику 15 лет, а народной любви и признания о...

Неменский Олег

Маша от Зеленского

Развод сил на пробных участках в Донбассе – это своего рода военный балет, никак...

Крашенинникова Вероника

Что видят, то и бредят

Если посредством сцены распространять нравствен­ный упадок, жестокость и насилие...

Макаров Анатолий

Ботинки и воронки

Наши телеведущие не смотрятся как нуждающие­ся.