САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

От перекрестка к перекрестку

04.12.2019
От  перекрестка к перекрестку Беседа с писателем и музыкантом Софией ЭЗЗИАТИ.

Под знаком Дельвига

27.11.2019
Под знаком Дельвига Положение о Всероссийском открытом конкурсе на соискание премии «За верность Слову и Отечеству» имени Антона Дельвига.

Писатель, незаслуженно оставшийся в тени

23.11.2019
Писатель, незаслуженно оставшийся в тени Митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ размышляет о творчестве А.К.Толстого.

Позывной: Москвич (часть третья)

06.12.2019
Позывной: Москвич (часть третья) Продолжаем публиковать фрагменты записок русского добровольца – московского предпринимателя, отправившегося летом 2014 года на войну в Донбасс.

«И однажды становится странно…»

30.11.2019
«И однажды становится странно…» Станислав ЛИВИНСКИЙ по образованию фотограф. Неудивительно, что детали в стихах он выписывает с фотографической четкостью.

«…где висит человек на блесне»

22.11.2019
«…где висит человек на блесне» Образы Алексея ГРИГОРЬЕВА могут показаться мрачными и депрессивными. Но кто сказал, что это минус?

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Мюзикл – жанр демократичный

05.12.2019
Мюзикл – жанр демократичный Композитор Ким БРЕЙТБУРГ о современном прочтении классики.  

«Предрассудки – разум глупцов»

03.12.2019
«Предрассудки – разум глупцов» Вольтеру – 325.
О юбиляре подробно и увлекательно рассказывает Наталья ЛОГИНОВА.

Вспоминая Валерия Дударева

01.12.2019
Вспоминая Валерия Дударева О недавно ушедшем русском поэте и редакторе журнала «Юность» пишет Ярослав КАУРОВ.
  1. Какой Ваш любимый праздник?

Вспоминая князя Таврического

03.12.2019
Вспоминая князя Таврического В Молдавии отметили 280-летие со дня рождения Григория Потемкина.

Видеомост Москва-Минск

02.12.2019
Видеомост Москва-Минск О чем говорили мусульмане на совместной встрече с православными?

Не «по заказу государства»

29.11.2019
Не «по заказу государства» Манипуляция сознанием – один из важнейших инструментов политики, считает Наталия НАРОЧНИЦКАЯ.

Читая Горького и других классиков.... - Сообщения с тегом "литература"

  • Архив

    «   Декабрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31          

ВОСПОМИНАНИЯ РУССКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА ОБ УТРАЧЕННОЙ РОДИНЕ. Глава 6.

Глава шестая. ХАБАРОВСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ.

В 1951 году отца из Занадворовки перевели служить в ХАБАРОВСК в штаб Дальневосточного военного округа. Нам дали квартиру в доме, стоявшем на Казачьей горке. Тогда все офицеры на Дальнем Востоке обеспечивались служебным меблированным жильем по месту службы.

7A13023E-A7DA-4689-B029-DD707B104C2B.jpeg

В Хабаровске мы прожили полтора года. Я полюбил этот большой русский город на Амур реке. Проспекты Серышева и Карла Маркса. Дворец пионеров на улице Карла Маркса. Дом офицеров. Районная библиотека.  

Ежегодные снижения цен на продукты при Сталине. Большие магазины. Балык, сыр, колбаса, молочные продукты лежали на прилавках гастрономов.....

Я учился в мужской средней школы. Тогда еще существовали в крупных городах мужские и женские школы. Не знаю, как учительский коллектив справлялся с нами — с полуторатысячным контингентом пацанов. Хулиганство, безотцовщина, нищета...

НЕПОБЕДИМЫЙ РУССКИЙ НАРОД

Что меня поразило в год возвращения в Россию — так это общая бедность населения. Я понимаю, что в стране, воевавшей за свободу своей Родины пять лет с еврофашистским чудовищем, не на деньги кучки банкиров, а на свои собственные, народные. Каждый советский человек испытал на себе все ее тяжести. На эти народные страдания и делалось ставка теми, кто разжег пламя холодной войны. Тяжело, бедно живётся людям — значит виноват социализм и Сталин!?

При этом следует иметь в виду, что «союзнички», как только был повержен гитлеровский режим, и как только Сталин отказался открыть границы и бросить всю экономику страны империалистическим хищникам для грабежа и введения  рабства, мгновенно объединились и объявили громогласно о развязываемой ими войне с СССР. Не мытьем, так катаньем! Они назвали ее «холодной».

И началась она не 1946 году, а в 1917 году сразу после того, как были изгнаны из Советской России дворянство и буржуазия и их белые прихвостни — царские генералы. Уж очень хотелось князьям, аристократии, русской дворянской интеллигенции вернуть свои привилегии и собственность, нажитую исключительно беспощадной многовековой эксплуатацией своих рабов — крепостными.

Несколько веков ломали свои коронованные головенки русские цари над вопросом освобождать рабов или продолжать их держать в рабстве как это делали веками в своих колониях «цивилизованная» Европа и Америка. Как хищный зверюга накинулись 14 самых «демократических» государств на первую в мире Советскую республику рабочих и крестьян и стали рвать ее на части, как Китай. Красная рабоче-крестьянская армия изгнала из своего молодого народного государства интервентов и их белых прихвостней.

С 1946 года шла все годы моей жизни до сегодняшнего дня идёт эта холодная война. На ее ведение Всемирная корпорация финансовой олигархия израсходовала суммы долларов, во много раз превышающие средства, затраченные ими на «братскую» помощь Гитлеру.

Компртия призвала советских людей затянуть пояса и работать на своё спасение от атомного оружия, испытанного милитаристами США на жителях двух японских городов. Вот присоединились бы к нам, и стали бы жить богато и весело, как мы, - вещали «голоса» из-за бугра. - А то придумали призывать все человечество бороться за мир!! Ну-ну, мы вам, советским, такой «мир» устроим, что не обрадуетесь!!

«ЗОСКА»

Маму избрали в родительский комитет мужской школы, в который я учился. Она возглавила комиссию помощи бедным семьям. Осенью члены этой комиссии ходили по магазинам и покупали рубашки, брюки, обувь для детей из самых бедных семей на деньги, выделяемые шефскими организациями. Без такой помощи эти дети не могли бы ходить в школу.

От одноклассников и соседских пацанов я научился играть в «стеночку» и «зоску». «Стеночка» – это игра на деньги, на копейки. Ты ребром ударяешь монетку о стенку так, чтобы она рикошетом полетела и упала недалеко от одной из монеток других игроков. Если дотянулся раздвинутыми большим и указательным пальцами от своей до чужой – ты выиграл ее и получаешь право на новый ход.

Игра в «зоску» сложнее. Зоска – это плоский круглый кусочек свинца, пришитый к клочку шкурки с мехом. Его надо подкидывать боковой стороной ботинка как можно большее количество раз. Чемпионы могли подбрасывать зоску более сотни раз, виртуозы могли артистично играть с ней обеими ногами.

В большую перемену «зоска» взлетала в воздух сотни раз за школьным туалетом на улице, в «стеночку» играли за любым углом. Пойманных на месте «преступления» учителя вели на беседу к завучу или даже к директору, вызывали родителей в школу. Однако мы прятались и продолжали играть.

«Чемпионами» были, разумеется, дети из бедных семей. Они втягивали в игры детей из более обеспеченных семей. У тех водилась в кармане мелочь. Не помню, чтобы я хоть раз выиграл несколько монеток, но играл, потому это было модно в среде моих сверстников.

Хабаровск обнажил для меня страшные последствия Второй мировой войны – сиротство и безотцовщину. Не знаю, как с этой проблемой справились другие государства Европы и Америки после Второй мировой войны.

Советское правительство собирало беспризорных сирот в детские дома, суворовские и нахимовские училища, одевало, кормило их и давало им возможность получить образование и специальность.

За годы Второй мировой войны на полях сражения погибло 27 миллионов, большинство мужчины. Война нанесла огромный материальный, физический и духовный урон особенно русской, украинской и белорусской нациям, и этот урон не поддается никакому учету.

Почти два десятка миллионов подростков довоенных поколений остались без отцов на попечении матерей. Зарплаты мизерные. Матери надрывались на работе, едва сводя концы с концами. Безотцовщина детскими глазами выглядывала почти из каждой квартиры. Мелкое хулиганство, мелкое воровство не могло не процветать в этой среде.

Безотцовщина – страшная катастрофа, пережитая четырежды русской нацией в ХХ веке: в годы Гражданской войны, в годы коллективизации, в годы Великой Отечественной войны и в годы "ельцевщины", вялотекущей буржуазной контрреволюции 90-х.

Безотцовщина и сиротство в нескольких поколениях порождали множество серьезных проблем. Среди них: алкоголизм, бескультурье, недоверие к официальной идеологии и правительству, аполитичность – понижение нравственных и национально-патриотических качеств тех поколений, которые росли в семьях без отца. А сколько семей получили после войны искалеченных, контуженных отцов?!

Родители беспокоились за меня: я мог попасть в плохую компанию. Помню, когда я первый раз вышел погулять возле дома, в котором мы получили квартиру на Казачьей горке, я познакомился с подростками из соседних домов во дворе.

Они предложили мне игру "кто кого пересмотрит". Мы с одним пареньком внимательно стали смотреть друг другу в глаза, стоя на близком расстоянии. Через минуту "смотрения" я почувствовал теплый ручеек на своей ноге. Я глянул вниз и увидел, что мой напарник писает мне на штаны. Раздался дикий хохот его друзей. Я повернулся и ушел домой. Больше с этими парнями я не общался...

ФОТОАППАРАТ «ЛЮБИТЕЛЬ»

Чтобы я не попал в плохую компанию, родители старались придумать мне полезные занятия. Помню, на новый 1952 год они подарили мне фотоаппарат «ЛЮБИТЕЛЬ». Мы с отцом ходили на улицу Карла Маркса в магазин покупать фотоаппарат, не имея никакого представления о его устройстве и правилах пользования им.

Папа взял у кого-то книгу о фотоделе, и мы вместе учились, как пользоваться камерой, как делать растворы, как проявлять, промывать, закреплять, сушить фотокарточки.

Камера имела одно достоинство – широкую в шесть сантиметров пленку. Поэтому можно было фотографии печатать контактным способом с пленки, без увеличителя. Через несколько месяцев на день рождения мне подарили увеличитель.

Весь следующий год мы с папой учились проявлять пленку, угадывать выдержку в зависимости от степени освещенности, делать фотографии. Работали на кухне. Тушили свет, включали красный фонарь и допоздна колдовали у ванночек с растворами. Сушили свои произведения на газете. Утром мама рассматривала и, как правило, хвалила нашу продукцию.

Позднее мы купили глянцеватель, и наши фотографии перестали сворачиваться в трубочку после высыхания и приобрели глянцевый блеск.

ТОМ СОЙЕР и ГЕКЛЬБЕРРИ ФИНН

В Хабаровске у меня пробудился интерес к изучению иностранных языков. В шестом классе к нам пришел новый молодой учитель английского языка. Его уроки были настолько интересны, что английский язык неожиданно стал моим главным и любимым предметом.

Учитель рассказывал не столько о грамматике, сколько об Англии, короле Артуре, о Робин Гуде. Он увлек нас рассказами об американских писателях, о Томе Сойере и Гекльберри Финне. Я побежал в районную библиотеку и взял томики Марк Твена. Том и Гекк стали моими друзьями на всю жизнь.

Я тщательно готовился к каждому уроку и тянул руку на уроке, готовый отвечать на любой вопрос учителя. Он заметил мое усердие. Как-то раз после урока он подозвал меня и предложил прочитать мне небольшую адаптированную книжонку американских сказок о братце Кролике.

– А чем ты еще увлекаешься? – спросил он.

– Фотографией.

– А какой у тебя фотоаппарат?

– "Любитель".

– Папа военный?

– Да.

– А можешь ты придти ко мне в воскресенье и сфотографировать нас с женой?

– Наверно, смогу.

Отцу понравилась эта идея. Он поощрял мой интерес к английскому языку. Видимо, понимал, как важно знать иностранные языки, когда служил в Корее. Понимал также он и то, что учитель в те годы со своей маленькой зарплатой не мог себе позволить заниматься фотографией. Это было дорогое и трудоемкое занятие.

В выходной отец еще раз проинструктировал меня. Мы зарядили самую высокочувствительную пленку в фотоаппарат.

– Лучше разместишь учителя у окна. Там больше света.

Я отправился в гости к учителю. Он жил неподалеку. Они с женой снимали большую светлую комнату у старушки. На полках стояло несколько словарей и книг на английском.

Я усадил учителя с женой поближе к окну и сделал несколько снимков. Потом его жена сфотографировала меня с учителем.

F9EAD425-2513-4E3D-A329-D46312BCE869.jpeg  

Я вручил фотографии учителю. Он долго рассматривал маленькие черно-белые 6 х 6 см фотографии и хвалил их качество и мое мастерство.

Мы подружились. Он периодически приносил мне адаптированные книжонки на английском. Я с великим трудом их читал.

Отец поддерживал мое увлечение английским языком. Из командировок он стал привозить мне новые адаптированные книжонки. Я прочитывал их от корки до корки. Каждая была рассчитана на учащегося определённого класса. Читая такую книгу, учащийся повторяет пройденный материал и выучивает пару сотен новых слов. В конце каждой книги помещался словарик на полторы-две тысячи слов. Адаптированного "Тома Сойера" на английском я почти выучил наизусть.

Как хорошо, что подобные книги издавались большими тиражами для каждого класса средней школы. Стоили они копейки. Как и все другие учебные предметы, знания иностранных языков требовались для развития способностей образования и культуры русского человека....

Как я благодарен этому учителю за то, что ему удалось затронуть какую-то струну в моей душе. Она звучала сперва тихо, затем стала звучать громче и призывнее. Почему русские аристократы читали и говорили на иностранных языках, а мы что хуже их?

Позже я закончу пединститут и стану переводчиком английского языка. Придет время и я самостоятельно  овладею разговорным арабским, научусь читать французские и испанские газеты. Буду преподавать историю СССР на английском и португальском языках. Английский язык станет для меня рабочим языком. А все начиналось в Хабаровске...

РАЙОННАЯ БИБЛИОТЕКА

В Хабаровске я увлекся романами Гюго. Я окончил седьмой класс и раз в неделю бегал в районную библиотеку на улице Серышева. Светлая большая комната со стеллажами книг.

Добрая женщина заведовала ею. Она-то и посоветовали мне взять почитать роман Гюго "Девяносто третий год". Потом "Отверженные". Гаврош и Козета стали моими любимыми героями и даже больше – друзьями на всю жизнь, как и Том Сойер. В то лето я прочитал "Тружеников моря".

Романы Гюго настолько полюбились мне, что в то же самое лето я перечитал все три романа второй раз. Видимо, я проникся не только огромным уважением к Великой Французской революции, но и понял, что такое революционный героизм.

Пройдут десятилетия. Я прочитаю книги Карлейля и Тарле о той же революции. Однако лучше и глубже, красочнее и ярче, чем Гюго, о той революции никто не написал. До сегодняшнего дня еще не написана такая же волнительная и пленительная, трагичная, как у Гюго, книга о Великой русской революции. А ведь прошло уже сто лет!

Я окунусь во французскую живопись XIX столетия и найду великую картину, написанную Делакруа. Его «Свобода на баррикадах» заложила в искусстве первый камень блок новой революционной живописи, из которой постепенно родится социалистический реализм в искусствах...

А увлечение фотографией сохранилось у меня на всю жизнь. Прошли десятилетия. И сегодня я не расстаюсь с камерой. На компьютере и на дисках храню тысячи фотографий. Но часто люблю полистать свои старые альбомы с черно-белыми фотографиями, которые я делал на Дальнем Востоке и на Урале, в Крыму и Египте, в Москве и Симферополе, в Афинах и Стамбуле, в Анголе и Танзании, в Канаде и Америке...

ПИШУЩАЯ МАШИНКА

В Хабаровске отцу удалось в комиссионном магазине купить трофейную портативную пишущую машинку с латинским шрифтом. В мастерской латиницу поменяли на кириллицу. Машинка казалась мне чудом красоты: блестящая черная поверхность, автоматически каретка и круглые клавиши, как у баяна.

Отец умел печатать. Машинка беспрерывно пела, когда он на ней работал. Я долго учился печатать тремя пальцами. Перепечатал любимые стихи Пушкина и Лермонтова, сложил листки, прошил их нитками вместе и получалась книга. Как настоящая!

Я прибегал из школы, делал уроки, доставал драгоценную машинку из черной коробки, ставил ее на стол и начинал печатать. Я воображал себя писателем. Машинка пробудила во мне дремавшую страсть к графомании....

Помню, в Хабаровске мне купили настоящий баян. Мы с трудом дотащили его с папой из магазина домой. Он хотел, чтобы я научился играть на баяне. Мама повела меня в музыкальную школу при Дворце пионеров. Экзамен я не сдал: слух подвел.

****

В Хабаровске мой кругозор охватывал полгорода от Казачьей горки до улицы Карла Маркса, до широкого Амура. Амур-батюшка был виден из окна нашей спальни в любую погоду.

Этот шумный русский город с его тенистыми проспектами К. Маркса и Серышева навсегда остался в моей памяти как крупный социалистический город.  

Фото:

Памятники М. Горькому в Италии и в Москве.

Как огнём обожгло меня сообщение об ОТКРЫТИИ ПАМЯТНИКА МАКСИМУ ГОРЬКОМУ В СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ.

Обожгло меня это сообщение потому, что на родине великого писателя не открывают новых памятников великому классику мировой литературы, как это сделали в Сорренто.

Однако в то же время продолжается процесс возвеличивания и открытия памятников и развешивание мемориальных досок известным антисоветчикам и белогвардейцам, а также классикам антисоветской литературы. Может я ошибаюсь?

1

Спасибо московской мэрии за то, что вернули этим летом памятник Буревестнику русских революций на  постамент возле Белорусского вокзала после 12-летнего «ремонта».

Все эти годы демонтированный памятник, перемещенный в Музеон, валялся под открытым небом до конца июля 2007 г. Почему валялся? Почему было проявлено такое неуважение к творчеству крупных советских скульпторов И. Д. Шадра (1887-1953) и В. И.  Мухиной (1889—1953), создавших немало ВЕЧНЫХ СИМВОЛОВ советской эпохи?

Затем кому-то в голову пришла мысль поставить статую вертикально. Из-за небрежного хранения на памятнике, сотворённого из бронзы, образовалось несколько трещин. В ночь на 31 июля 2018 г. памятник наконец вернули на своё место.  Почему не днём? Почему украдкой? Стыдно стало кому-то?

2

М. ГОРЬКИЙ В  СОРРЕНТО, ИТАЛИИ

Церемония открытия памятника советскому русскому писателю Максиму Горькому, признанному ВЕЛИКИМ всей прогрессивной общественностью мира, в СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ состоялась 27 октября в рамках российско-итальянского фестиваля "Возвращение в Сорренто: Максиму Горькому - 150 лет". Фестиваль был организован мэрией Сорренто совместно с Фондом "Дом национальных литератур" и Институтом мировой литературы им. Максима Горького РАН при поддержке Посольства Италии в России.

В Италии М. Горький провел в общей сложности 17 лет; в том числе в Сорренто он прожил девять лет - с 1924 по 1933 г.

9404EDE7-C59A-47CB-ABDA-206B01F04000.jpeg  

Бюст писателя установлен на античной колонне. Буревестника несут две чайки.  

Скульптор - известный русский скульптор Александр Рукавишников.

654E4777-5953-4F15-BC02-C4FE00DE58BA.jpeg

*******

Молодцы итальянцы! Спасибо прогрессивным деятелям Италии и Институту мировой литературы им. Максима Горького РАН за реализацию данного проекта. О нем было известно в Москве давно: скульптурные памятники создаются не за десять минут.

Трудно понять, почему нынешние менеджеры и коммерсанты так не любят крупнейшего писателя русской и советской литературы, которым гордится вся прогрессивная интеллигенция мира?

3

Не могу не напомнить читателям об истории памятника, установленного  на площади у Белорусского вокзала в Москве. Обращаюсь не к писаниям либералов, рождённых после войны и ничего не знающих и не видевших кроме писаний своих коллег в жизни, а к опубликованным документам, написанным современниками Горького и собранными в двухтомнике: «МАКСИМ ГОРЬКИЙ В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ.» (Том 2. М., 1981, С. 149-152).

Сегодня можно прочитать о М. Горьком немало небылиц, сочинённых НАШИМИ современниками, о том: что он якобы не хотел возвращаться на родину из Италии. Что Сталин чуть ли не в приказном порядке заставил его вернуться и писать книгу о нем. Что писатель якобы ненавидел советский режим и поэтому писал только «Несвоевременные мысли». И даже ищут доказательства того, что якобы по распоряжению Сталина могли убрать и самого писателя, и его сына. Какие только фейки за деньги не придумают и не напишут профессиональные антисоветчики-халдеи!?...

Стоило обратиться к первоисточнику, как стала вырисоваться совсем другая картина событий, написанная в духе народной правды.

М. ГОРЬКИЙ В МОСКВЕ В 1951 г.

02E74BC0-1754-4C79-A40D-70635AE05B43.jpeg

Как относились советские люди к М. Горькому, когда устанавливался памятник на площади у Белорусского вокзала и почему именно там. Когда он приехал на родину из Италии в 1928 г., трудящиеся встречали его именно на этом вокзале. Вот что рассказал один из очевидцев тех двух событий — В. М. БАХМЕТЬЕВ. НА РОДНОЙ ЗЕМЛЕ:

«Десятого июня 1951 года многие тысячи москвичей участвовали в торжественном открытии на площади Белорусского вокзала памятника А. М. Горькому. И среди участников этого всенародного праздника было немало тех, кто, взирая на бронзовое изваяние великого русского писателя, невольно отдавался воспоминанию о событии, которое произошло без малого четверть века назад,— то была торжественная встреча здесь же, у Белорусского вокзала, Алексея Максимовича в день возвращения его на родину.

МОСКВА. «СОЛНЕЧНЫЙ МАЙ 1928 ГОДА.

— продолжает свой рассказ В. М. БАХМЕТЬЕВ: «Колонны москвичей за­полняют площадь, колышутся красные знамена, звучат Оркестры, слышатся молодые, звонкие голоса, исполняющие революционные песни. А на перроне вокзала — ря­ды красноармейцев в почетном карауле, и тут же живою построю лентой выстраиваются пионеры с букетами цве­тов в руках. Из распахнутых дверей вокзала на перрон проходят представители партии и правительства, делега­ции рабочих, работников пауки и искусства, писатели.

«Нарастает, приближаясь, железный рокот, и вот все живое здесь, на перроне, устремляется навстречу экспрес­су. Множество вскинутых приветственно рук. Гремит мо­гучее «ура», перекатываясь с перрона на площадь, с пло­щади в устье Тверской магистрали, заполненной тол­пами народа... И чудилось, что вся Москва шлет свое голосистое, радостное приветствие тому, кто и вдали от неё был с нею, жил ее чаяниями, ненавидел и бичевал ее врагов.

«А вот и он! Взволнованный, с горячими, влажными от слез глазами, он намеревается спуститься из тамбура вагона, но, подхваченный с подножек на руки, оказывается на гребне живой волны: она влечет его вперед, он, улыбаясь, вскидывает руку с зажатою в ней широкополою шляпой, пытается освободиться из ласковых объятий. И когда наконец это ему удается, его с звонкими возгласами окружают пионеры, хватают за полы серого, широко распахнутого пальто, жмутся к коленям его. Он наклоняется к детям, касается рукою их плеч, поглаживает обнаженные головы и что-то говорит, но тут десятки пар дюжих рук вновь подхватывают его, подымают над тесно сомкнутыми плечами и несут к выходу.

«И вот он на трибуне, высокий, широкоплечий, с неразлучной своей тростью в руке, с глазами, зорко, по-соколиному, устремленными к народу,— совсем такой, ка­ким увековечен ныне ваятелями в бронзе памятника.

«Вот Горький у микрофона. Глаза и впалые скуластые щеки его влажны; нависшие к самому, казалось, подбород­ку светловолосые усы подрагивают. Видно, как, стремясь выразить в живом слове радость этой встречи с народом, Алексей Максимович пытается унять волнение.

Площадь затихает, люди таят дыхание, вслушиваясь, ловя порывистые фразы, которыми Горький желал пе­редать свое счастье, счастье видеть и слышать тех, чье величайшее в мире дело — дело построения невиданного под солнцем государства — потрясло его там, на чужбине, за тысячи километров от родной земли.

— Я взволнован и потрясен, дорогие товарищи! —, Он беспомощно взмахивает шляпой, а другою рукой про­водит по темно-русым, подстриженным бобриком волосам на голове.— Вы уже простите меня, я не умею говорить, я уж лучше напишу, что сейчас чувствую.

Взрыв аплодисментов, как бы одобряющих его ре­шение, и затем под восторженные крики «ура», под лику­ющий марш оркестра Алексей Максимович сходит с три­буны, усаживается в автомобиль. Продвигаясь среди тол­пы, машина напоминает ладью среди взволнованных мор­ских вод. Жмурясь под солнцем, Алексей Максимович ловит протянутые к нему руки, пожимает их на лету, а с той и другой стороны на него сыплются цветы.

Сердцем и мыслями тянулись труженики Москвы к Горькому, а тот, в свою очередь, тянулся к ним, чтобы почерпнуть «живой воды» из родников чудесной, изуми­тельной действительности.»....

«...На следующий день, 29 мая, отправился на происходивший в то время съезд железнодорожников страны. Встреченный здесь бурею приветствий, он взял слово, в котором, выразил свой восторг перед героизмом вольного труда, перед людьми, которые не останавливаются ни перед какими трудностями, которые осуществляют прекрасную мечту человечества.

— ...Вы,—закончил он свою речь, обращаясь к собранию,— вы самое великое, самое прекрасное и самое замечательное явление на земле... Привет вам, мои дорогие товарищи, привет, родные мои!...

«31 мая Алексей Максимович был в Мавзолее Ленина и оставался у изголовья своего великого друга и учителя свыше часа. О том, что пережил и передумал он здесь, можно судить по его выступлению в тот же день на пленуме Московского Совета в Большом театре. Он говорил о своем посещении Мавзолея, которое «потрясло его сильно, очень сильно», однако он тут же глубоко осознал, что — нет! — Ленин не умер.

— Ленин не умер, нет! — закончил он, обращаясь к Переполненному залу театра.— Ленин живет в созидаемой нами самой передовой в мире общечеловеческой культуре. Он живет в героическом вашем труде. Он по-человечески живет в каждом из вас...

Голос Алексея Максимовича окреп: — Дорогие товарищи! Там, па Красной площади, лежит Владимир Ильич Ленин. Но я вижу его здесь, в этом зале... В вашем лице передо мной коллективный Ленин!

Последняя фраза его о том, что все это говорит им, собравшимся на пленум, «не художник, не литератор, а простой рабочий, русский человек», сопровождалась долго не смолкаемыми аплодисментами.» (Том 2. М., 1981, С. 149-152).




Новости
06.12.2019

«Чистая книга» обнародовала шорт-лист

Премия имени Федора Абрамова определилась с коротким списком претендентов.
06.12.2019

В пространстве Community…

ЛитРес объявил лауреатов премии «Электронная буква – 2019».
05.12.2019

Арсеньевская премия огласила короткий список

Общероссийская литературная премия «Дальний Восток» им. В.К.Арсеньева обнародовала «шорт-лист».
04.12.2019

«Русские рифмы», «Русское слово»: итоги

Национальная премия для молодых авторов наградит победителей.
04.12.2019

Десятый съезд РКС

5 декабря в Москве начнет работу X съезд Российского книжного союза.

Все новости

Книга недели
Откровенно о себе

Откровенно о себе

Евгений Водолазкин раскрывает подробности создания своих знаменитых романов
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Наследники Смердякова

Интеллигентский скептицизм, непреходящее недовольство начальством, своей страной...

Попов Валерий

Оно

Государство – это прежде всего его престиж, его сла­ва, его таланты. Раньше оно ...

Евстафьев Дмитрий

Тяжёлая ноша многополярности

России, где много и правильно говорили про многополярность, кажется, стоит радо...

Крашенинникова Вероника

Какой век на дворе? XVI или XXI?

Знакомый московский профессор однажды спросил у студентов, как они относятся к о...

Воеводина Татьяна

7 лет в ВТО

Вроде только вчера вступила Россия в ВТО, а мину­ло семь лет.