САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Варвары – не путешествуют

14.10.2019
Варвары – не путешествуют О вручении нобелевских премий по литературе за 2018 и 2019 гг. размышляет Александр БОБРОВ.

«Есенинка» подвела итоги

09.10.2019
«Есенинка» подвела итоги Состоялось награждение дипломантов и лауреатов литературной премии «О Русь, взмахни крылами...»

Встреча с Максимом Замшевым

06.10.2019
Встреча с Максимом Замшевым Главный редактор «Литературной газеты» выступит в Библиотеке искусств имени А.П.Боголюбова.

Восхождение: путевой дневник литератора

16.10.2019
Восхождение: путевой дневник литератора Алексей НЕБЫКОВ специально для «Литгазеты» вел дневник покорения Килиманджаро в честь 205-летия Михаила ЛЕРМОНТОВА.

«Плыву в мирах…»

12.10.2019
«Плыву в мирах…» Елена СЕМЕНОВА может удивить не только смелым имиджем, но и стихами.

Ищи плоть толпищи!

05.10.2019
Ищи плоть толпищи! Палиндромы Вадима ГЕРШАНОВА – это всегда остроумно и смешно.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

«Промежуток» во Франкфурте

18.10.2019
«Промежуток» во Франкфурте Игорь БОНДАРЬ-ТЕРЕЩЕНКО анализирует новый роман Инги КУЗНЕЦОВОЙ, представленный на престижной книжной ярмарке в Германии.

Что мы знаем о Лермонтове-философе?

15.10.2019
Что мы знаем о Лермонтове-философе? Стоит взглянуть по-новому на это уникальное явление русской культуры, полагает Наталия ЛОГИНОВА.

Его интересовал только театр

11.10.2019
Его интересовал только театр 40 дней как не стало замечательного актера и режиссера Георгия ЧЕРВИНСКОГО. Рассказывает о нем Юлия ВЕЛИКАНОВА.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Я – за смертную казнь

13.10.2019
Я – за смертную казнь Протоиерей Всеволод ЧАПЛИН считает, что милосердие к извергам – это поощрение прошлых и будущих преступлений.

О неприязни к «этой стране»

07.10.2019
О неприязни к «этой стране» Виктор ШАЦКИХ напоминает, что такие настроения появились не сегодня и даже не вчера.

Москва богаче Таллина, но Россия беднее Эстонии

30.09.2019
Москва богаче Таллина, но Россия беднее Эстонии «Грубые» подсчеты Павла ПРЯНИКОВА могут удивить и серьезно озадачить.

Читая Горького и других классиков.... - Сообщения с тегом "Искусство"

  • Архив

    «   Октябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      

З ИСКУССТВО: ГОРЬКИЙ И ЭЖЕН ДЕЛАКРУА. Часть 2.

0681CFEB-03A1-4043-93A7-D6BFE10F8C0D.jpeg

РОЖДЕНИЕ ОРИЕНТАЛИЗМА.

Делакруа использовал поездку в Алжир для создания новой серии картин из жизни арабского общества – экзотические костюмы, гаремы, арабские скакуны, восточная экзотика. В Марокко он сделал пару сотен эскизов. Часть из них влил в свои картины. В 1834 г. Эжен Делакруа выставил в Салоне картину "Алжирские женщины в гареме". Открывшийся шумный и необычный мир Востока поразил европейцев. Это новое романтическое открытие новой экзотики Востока оказался заразительным.

Другие живописцы устремились на Восток, и почти каждый привозил сюжет с нетрадиционным героями, вписанными в экзотическую обстановку. Так в европейском искусстве, во Франции, с лёгкой руки гениального Делакруа родился новый самостоятельный романтический жанр – ОРИЕНТАЛИЗМ. Это был его второй вклад в историю мирового искусства.  

Слава его возрастала. Он получил множество заказов на роспись потолков в Лувре в 1850-51 гг.; Тронного зала и библиотеки палаты депутатов, купола библиотеки пэров, потолка галереи Апполона, холла в отеле де Виль; создавал фрески для парижской церкви Сен-Сюльпис в 1849-61 гг.; украшал Люксембургский дворец в 1840-47 гг. Этими творениями он навсегда вписал свое имя в историю французского и мирового искусства.

Эта работа хорошо оплачивалась, и он, признанный одним из крупнейших художников Франции, не вспоминал о том, что "Свобода" надежно спрятана в хранилище до революционного 1848 года. Когда новая волна революций прокатилась по Европе, о картине вспомнила прогрессивная общественность Франции. Она обратилась к художнику с предложением написать новую подобную картину о новой революции.

РЕФОРМИРОВАНИЕ САЛОНА

"Я бунтарь, а не революционер" – отвечал Делакруа.

Другими славами заявил, что он бунтарь в искусстве, но не революционер в политике. В тот год, когда по всей Европе шли бои пролетариата, не поддержанного крестьянством, рекой лилась кровь по улицам европейских городов, художник занимался не революционными делами, не принимал участия в уличных боях вместе с народом, а бунтовал в искусстве — занимался реорганизацией Академии и реформированием Салона. Казалось ему было безразлично, кто победит: монархисты, республиканцы или пролетарии.  

И все-таки он откликнулся на призыв общественности и попросил правительственных чиновников выставить свою "Свободу" в Салоне. Картину привезли из хранилища, но не решились выставлять: накал борьбы было слишком высоким. Да автор особо и не настаивал, понимая, что потенциал революционности у масс был необъятен. Пессимизм и разочарование одолевали его. Он никогда не предполагал, что революция может повториться в те дни в Париже в таких же страшных сценах, которые он наблюдал в начале 1830-х.

В 1848 году картину требовал Лувр. В 1852 г. — Вторая империя. В последние месяцы Второй империи "Свободу" снова рассматривали как великий символ, и гравюры с этой композиции служили делу республиканской пропаганды.

В первые годы правления Наполеона III в маске императора картину опять признали опасной для общества и отправили в запасники. Через 3 года - в 1855 г. - ее извлекли из темноты на свободу и показали публике на международной художественной выставке.

В это время Делакруа переписывает некоторые детали на картине. Возможно, он делает темнее ярко-красный тон колпака, чтобы смягчить его революционный вид.

В 1863 году Делакруа умирает у себя дома.

И через 11 лет "Свобода" поселяется в Лувре навсегда...

Салонное искусство и только академическое искусство было всегда центральным в творчестве Делакруа. Только служение аристократии и буржуазии он считал своим долгом. Политика не волновала его души.

В том революционном 1848 г. и в последующие годы он увлекся Шекспиром. Рождались новые шедевры: "Отелло и Дездемона", "Леди Макбет", "Самсон и Делила". Он написал еще одно полотно "Женщин Алжира". Эти картины не прятали от публики. Наоборот расхваливали на все лады, как и его росписи в Лувре, как и полотна его алжирской и марокканской серий.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ ТЕМА В МИРОВОМ ИСКУССТВЕ НЕ УМРЕТ НИКОГДА.

Кому-то кажется, что историко-революционная тема сегодня умерла навсегда. Лакеям буржуазии так хочется, чтобы она умерла. Но движения от старой загнивающей и бьющейся в конвульсиях буржуазной цивилизации к новой некапиталистической или, как ее называют, социалистической, - точнее сказать - к коммунистической многонациональной цивилизации остановить никому не удастся, потому что это объективный процесс. Как буржуазия в революции билась более века с королями и феодалами, так и пролетариат в социалистических революциях пробивает себе путь к победе в тяжелейших исторических условиях.

Тема взаимосвязанности искусства и политики давно утвердилась в искусстве, и художники ее поднимали и пытались выразить ее в мифологическом содержании, привычном для классического академического искусства. Но никому до Делакруа не приходило в голову попробовать создать образ народа и революционеров в живописи и показать простой народ, поднявшего восстание против короля.
Тема народности, тема революции, тема героини в образе Свободы уже как призраки бродили по Европе с особой силой с 1830 по 1848 год. Не только Делакруа думал над ними. Другие художники тоже пытались раскрыть свободу в своем творчестве. Пытались поэтизировать и революцию, и ее героев, мятежный дух в человеке.
Можно перечислить немало картин, появившихся в тот период времени во Франции. Домье, Мейссонье писали баррикады и народ, но никто из них не изобразил революционного порыва героев из народа так ярко, так образно, так красиво, как Делакруа.
Разумеется, ни о каком социалистическом реализме никто не мог даже мечтать в те годы, не то что говорить. Даже Маркс с Энгельсом не видели "призрака коммунизма", бродящего по Европе вплоть до 1848 г. Что же говорить о художниках!?
Однако из нашего 21-го века видно и понятно, что все советское революционное искусство соцреализма вышло из "Баррикад" Делакруа и Мейссонье. Неважно,  понимали это сами художники и советские историки искусства или не понимали; знали, видели эту картину Делакруа или нет. Время изменилось кардинально: капитализм достиг высшей стадии империализма и в начале ХХ века начал загнивать. Деградация буржуазного общества приняла жестокие формы отношений между трудом и капиталом. Последний пытался найти спасение в мировых войнах, фашизме.

Самым слабым звеном в капиталистической системе оказалась дворянско-буржуазная Россия. Забурлило недовольство масс в 1905 году, однако царизм устоял, оказался крепким орешком. Но репетиция революции оказалась полезной. В 1917 году пролетариат России одержал победу, совершил первую в мире победоносную социалистическую революцию и установил свою диктатуру.

Художники не оставались в стороне и писали революционные события в России и в романтическом ключе, как Делакруа, и в реалистическом. Они разработали новый метод в мировом искусстве, названный "социалистическим реализмом".

3F72F7F0-C79E-4342-BAE5-E4B8D2AB99A7.jpeg

Можно привести насколько примеров. Кустодиев Б. И. на  своей картине"Большевик" (1920) изобразил пролетария гигантом, Гиливером, шагающим над лилипутами, над городом, над толпой. В руках он держит красный флаг. На картине Коржева Г. М. "Поднимающий знамя" (1957-1960) рабочий поднимает красное знамя, которое только что выронил революционер, убитый полицейскими. Разве не знали эти художники творчества Делакруа? Не знали, что начиная с 1831 года французские пролетарии выходили на революции с трехкалором, а парижские коммунары с красным знаменем в руках? Знали. Знали они и скульптуру Франсуа Рюда (1784-1855) "Марсельеза", что украшает Триумфальную арку в центре Парижа.

Мысль об огромном влиянии картины Делакруа и Мейссонье на советскую революционную живопись я нашел в книгах английского историка искусства Кларка* (T. J. Clark). В них он собрал немало интересных материалов и иллюстраций из истории французского искусства, относящихся к революции 1948 года, и показал картины, в которых звучали выше обозначенные мною темы. Он воспроизвел иллюстрации этих картин других художников и описал идейную борьбу во Франции того времени, которую велась весьма активно в искусстве и критике. Кстати, ни один другой буржуазный историк искусства не интересовался революционной тематикой европейской живописи после 1973 г. Тогда вышли впервые труды Кларка были опубликованы. Затем их переиздавали в 1982 и 1999 годах. Интерес к революционной теме не затухает.

———————
*The Absolute Bourgeois. Artists and Politics in France. 1848-1851.  L., 1999. (3d ed.); Image of the People. Gustave Courbet and the 1848 Revolution. L., 1999. (3d ed.)

(Продолжение следует)

2. ИСКУССТВО, М. ГОРЬКИЙ И ЭЖЕН ДЕЛАКРУА. Часть 1.

F7C14327-B4A7-475A-8856-AA72452C859A.jpeg

ЭЖЕН ДЕЛАКРУА: «СВОБОДА НА БАРРИКАДАХ».

Жизнь учит человека мудрости. Нельзя, изучая всемирную литературу, не интересоваться историей мирового искусства. Молодой М. Горький, гениальный самоучка, в годы отрочества и юности увлекался чтением романов, особенно французских. Весь образованный класс России увлекался не только французской литературой, но предпочитал французский язык всем остальным европейскими языкам. Он знал и любил французское искусство — самое развитое и богатое в XIX веке. Все крупные революционные выступления масс происходили, начиная с 1789 г. во Франции. Все новые художественные методы отражения этих выступлений в искусстве и литературы рождались тоже в этой стране.

Жизнь в классовом обществе рождает революцию. Революция, происходящая в обществе, рождает революционную литературу, а литература — искусство. В XIX веке классицизм перерос в революционный романтизм и открыл дорогу буржуазному реализму — сперва критическому, а затем и социалистическому.Только советское искусство ХХ столетия можно сравнить с французским искусством XIX века по его глубочайшему влиянию на мировое искусство. Именно во Франции гениальные писатели и живописцы открыли тему революции.

Только советское искусство ХХ столетия можно сравнить с французским искусством XIX века по его глубочайшему влиянию на мировое искусство. Именно во Франции гениальные писатели и живописцы открыли тему революции.

Именно там - в Париже - в спящей феодальной Европе революционеры со знаменем свободы в руке смело взошли на баррикады и вступили в бой с королевскими войсками в конце XVIII века. Они разбудили человечество и призвали писателей и живописцев показать революцию и баррикады в литературе и в искусстве.

Там в Париже впервые в мировом искусстве родилась

тема революционной борьбы буржуазии и простых людей с королевскими войсками и баррикады стали писать крупные художники.

Трудно понять, как могла родиться революционная тема в голове молодого замечательного художника, выросшего на монархических идеалах при Наполеоне I и Бурбонах. Имя этого художника - Эжен Делакруа (1798-1863).

Делакруа сделал для искусства то, что сделал М. Горький для всемирной литературы — он заложил основы для развития революционной темы в живописи и... для применения в ней МЕТОДА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА.

********

Оказывается, в искусстве каждой исторической эпохи можно обнаружить зерна будущего художественного метода (и направления) отображения классовой и политической жизни человека в социальной среде общества окружающей его жизни. Зерна дают всходы только тогда, когда гениальные умы удобрят свою интеллектуальную и художественную эпоху и создадут новые образы и свежие идеи  для понимания многообразной и вечно объективно меняющейся жизни общества.

Первые семена буржуазного реализма во европейском искусстве были посеяны в Европе Великой Французской революцией. Во французском искусстве первой половины XIX века Июльская революция 1830 г. создала условия для появления нового художественного метода в искусстве, который лишь сто лет спустя – в 1930-е годы в СССР назвали "социалистическим реализмом".

Буржуазные историки ищут любого повода, чтобы принизить значение ВКЛАДА ДЕЛАКРУА в мировое искусство, как и ВКЛАДА М. ГОРЬКОГО во всемирную литературу. До сегодняшнего дня они стараются во чтобы-то ни стало исказить их великие открытия, стереть их из памяти человечества. Они собрали все сплетни и анекдоты, придуманные их собратьями и критиканами за полтора столетия. И вместо исследования причин ИХ особой популярности в прогрессивных слоях общества творчества двух гениев - Делакруа и Горького - им приходится врать, выкручиваться и выдумывать небылицы. Применяют они самые мощные идеологические экскаваторы для выгребания из человеческой памяти всех прогрессивных деяния творческой интеллигенции.

«СВОБОДА, ВЕДУЩАЯ НАРОД»

В 1831 г. видный французский живописец Эжен Делакруа (1798-1863)  выставил в Салоне свою картину "Свобода на баррикадах". Первоначально название картины звучало как «Свобода, ведущая народ». Он посвятил ее теме Июльской революции, взорвавшую Париж в конце июля 1830 г. и свергнувшую монархию Бурбонов. Банкиры и буржуи воспользовались недовольством трудящихся масс, чтобы заменить одного невежественного и жёсткого короля более либеральным и покладистым, но таким же алчным и жестоким Луи Филиппом. Его позднее прозвали «королем банкиров».

Июльская революция стала особым переходным этапом в развитии капитализма во Франции. Буржуазия искала пути примирения с аристократией и потому использовала недовольство народа в своих интересах. Ей, точнее банкирам, нужен был управляемый король. Эту роль Луи Филипп сыграл великолепно.

На картине изображена группа революционеров с республиканским триколором. Народ объединился и вступил в смертельный бой с правительственными войсками. Крупная фигура отважной француженки с национальным флагом в правой руке возвышается над отрядом революционеров. Она призывает восставших парижан дать отпор правительственным войскам, защищавшим насквозь прогнившую монархию.

Воодушевленный успехами революции 1830 г., Делакруа приступил к работе над картиной 20 сентября, чтобы прославить Революцию. В марте 1831 г. он получил за нее награду, а в апреле выставил картину в Салоне. Картина своей неистовой силой прославлявших народных героев отталкивала буржуазных посетителей. Они упрекали художника за то, что он показал только "чернь" в этом героическом действии. В 1831 года министерство внутренних дел Франции купило "Свободу" для Люксембургского музея. Через 2 года "Свободу", сюжет которой посчитали слишком политизированным Луи Филипп, напуганный ее революционным характером, опасным в период царствования союза аристократии и буржуазии, приказал свернуть картину в рулон и возвратить автору (1839). Аристократических бездельников и денежных тузов не на шутку испугал ее революционный пафос.

ДВЕ ПРАВДЫ

"Когда возводят баррикады, то всегда возникает две правды – по одну и другую сторону. Не понимает этого только идиот" – такую мысль высказал выдающийся советский русский писатель Валентин Пикуль.

Две правды возникают и в культуре, искусстве и литературе – одна буржуазная, другая – пролетарская, народная. Эту вторую правду о двух культурах в одной нации, о классовой борьбе и диктатуре пролетариата высказали К. Маркс и Ф. Энгельс в "Коммунистическом манифесте" в 1848 году. А вскоре – в 1871  г. – французский  пролетариат поднимет восстание и установит свою власть в Париже. Коммуна – вторая правда. Народная правда!

Французские революции 1789, 1830, 1848, 1871 годов подтвердят наличие историко-революционной темы не только в искусстве, но и в самой жизни. И за это открытие мы должны быть благодарны Делакруа.

Вот почему буржуазным историкам искусства и искусствоведам так не нравиться эта картина Делакруа. Ведь он не просто изобразил борцов с прогнившим и сдыхающим режимом Бурбонов, а прославил их как народных героев, смело идущими на смерть, не боясь погибнуть за правое дело в боях с полицейскими и войсками.

Образы, им созданные, оказались настолько типичными и яркими, что они навсегда врезались в память человечества. Не героями только Июльской революции стали созданные им образы, а героями всех революций: французских и русских; китайских и кубинских. Гром той революции звучит до сих пор в ушах мировой буржуазии. Ее герои звали народ на восстания в 1848 году в странах Европы. В 1871 г. громили буржуазную власть коммунары Парижа. Революционеры  подняли массы трудящихся на борьбу с царским самодержавием в России в начале ХХ века. Эти французские герои до сих пор зовут на войну с эксплуататорами народные массы всех стран мира.

"СВОБОДА НА БАРРИКАДАХ"

Советские русские искусствоведы с восхищением писали об этой картине Делакруа. Самое яркое и полное описание ее дал один из замечательных советских авторов И. В.   Долгополов в первом томе очерков об искусстве «Мастера и шедевры»: "Последний штурм. Ослепительный полдень, залитый жаркими лучами солнца. Звенит набат. Рокочут пушки. Клубятся облака порохового дыма. Вольный ветер развевает трехцветное республиканское знамя. Его высоко подняла ввысь величественная женщина во фригийском колпаке. Она зовет восставших в атаку. Ей незнаком страх. Это сама Франция, призывающая своих сынов к правой битве. Свистят пули. Рвется картечь. Стонут раненые. Но непреклонны бойцы «трех славных дней». Парижский гамен, дерзкий, юный, что-то гневно кричащий в лицо врагу, в лихо надвинутом берете, с двумя огромными пистолетами в руках. Рабочий в блузе, с опаленным боями, мужественным лицом. Молодой человек в цилиндре и черной паре – студент, взявший оружие.

Смерть рядом. Безжалостные лучи солнца скользнули по золоту сбитого кивера. Отметили провалы глаз, полураскрытый рот убитого солдата. Блеснули на белом эполете. Обрисовали жилистые голые ноги, залитую кровью рваную рубаху лежащего бойца. Ярко сверкнули на кумачовом кушаке раненого, на его розовой косынке, восторженно взирающего на живую Свободу, ведущую его братьев к Победе.

«Поют колокола. Грохочет бой. Яростно звучат голоса сражающихся. Великая симфония Революции радостно рокочет в полотне Делакруа. Все ликование раскованной силы. Народный гнев и любовь. Вся святая ненависть к поработителям! Живописец вложил свою душу, молодой жар сердца в этот холст.

"Звучат алые, пунцовые, багряные, пурпурные, красные цвета, и согласно вторят им голубые, синие, лазурные колера, сочетаясь с яркими ударами белого. Синий, белый, красный – цвета стяга новой Франции – ключ колорита картины. Мощна, энергична лепка полотна. Полны экспрессии, динамики фигуры героев. Незабываем образ Свободы.

Делакруа создал шедевр!

«Живописец соединил, казалось, невозможное – протокольную реальность репортажа с возвышенной тканью романтической, поэтической аллегории.

«Колдовская кисть художника заставляет нас поверить в реальность чуда – ведь сама Свобода стала плечом к плечу с восставшими. Эта картина – поистине симфоническая поэма, воспевающая Революцию».

Совсем иначе описывали эту картину наемные борзописецы "короля банкиров" Луи Филлипа. Долгополов продолжает: «Отзвучали залпы. Затихли бои. Спета «Марсельеза». Изгнаны ненавистные Бурбоны. Наступили будни. И снова разгорелись страсти на живописном Олимпе. И снова мы читаем слова, полные грубости, ненависти. Особенно постыдны оценки фигуры самой Свободы: «Эта девка», «мерзавка, сбежавшая из тюрьмы Сен-Лазар».

«Неужели в эти славные дни на улицах была одна только чернь?» – вопрошает другой эстет из лагеря салонных лицедеев. И этого пафоса отрицания шедевра Делакруа, этого бешенства «академистов» хватит еще надолго. Кстати, вспомним маститого Синьоля из Школы изящных искусств.

Максим Декан, потеряв всякую сдержанность, писал: «Ах, если Свобода такова, если это девка с босыми ногами и голой грудью, которая бежит, крича и размахивая ружьем, она нам не нужна, нам нечего делать с этой постыдной мегерой!».

Примерно так ее содержание характеризуют буржуазные историки искусства и искусствоведы сегодня. Посмотрите на досуге фильм ВВС в архиве канала «Культура», чтобы убедиться в моей правоте.

«Парижская публика через два с половиной десятилетия вновь увидела баррикады 1830 года. В роскошных залах выставки звучала «Марсельеза», гремел набат.» – так писал И. В. Долгополов о выставленной картине в салоне 1855 г.

«Я БУНТОВЩИК, А НЕ РЕВОЛЮЦИОНЕР».

«Я выбрал современный сюжет, сцену на баррикадах. .. Если я и не сражался за свободу отечества, то, по крайней мере, должен прославить эту свободу», - сообщал Делакруа своему брату, имея в виду картину «Свобода, ведущая народ».  

Между тем, Делакруа не может быть назван революционером в советском смысле этого слова. Он родился, вырос и прожил жизнь аримтократическом обществе. Он писал свои картины на традиционные исторические и литературные темы в монархические и республиканские времена. Они вытекали из эстетики романтизма и реализма первой половины XIX века.

Понимал ли сам Делакруа, что он "натворил" в искусстве, внеся дух революционности и создав образ революции и революционеров в мировое искусство?! Буржуазные историки отвечают: нет, не понимал. Действительно, откуда он мог в 1831 году знать, какими путями будет развиваться Европа в ближайшие столетие. До Парижской коммуны он не доживет.

Советские историки искусства писали, что «Делакруа... не переставал быть горячим противником буржуазного порядка с его духом корысти и наживы, враждебным свободе человека. Он испытывал глубокое отвращение как к мещанскому благополучию, так и к той лощеной пустоте светской аристократии, с которой ему нередко случалось соприкасаться...». Однако, "не признавая идей социализма, он не одобрял революционного способа действия". (Всеобщая история искусства, Том 5).

Всю творческую жизнь Делакруа искал куски жизни, которые до него находились в тени и на которые никому в голову не приходило обратить внимание. Задуматься, почему эти важные куски жизни играют такую огромную роль в современном обществе? Почему они требуют внимания творческой личности к себе не меньше, чем портреты королей и наполеонов? Не меньше чем полуголые и приодетые красотки, которых так любили писать неоклассики, неогреки, помпейцы.  

И Делакруа отвечал, потому что "живопись – это сама жизнь. В ней природа предстает перед душой без посредников, без покровов, без условностей."

По воспоминаниям современников Делакруа был монархистом по убеждениям. Утопический социализм, анархические идеи его не интересовали. Научный социализм появится только в 1848 г.

В Салоне 1831 года он показал картину, которая — правда на короткое время — сделала его славу официальной. Ему даже вручили награду - ленточку Почетного легиона в петлицу. Ему хорошо заплатили. Продались и другие холсты:

«Кардинал Ришелье слушает мессу в Пале-Рояле» и «Убийство архиепископа Льежского»,  и несколько больших акварелей, сепия и рисунок «Рафаэль в своей мастерской». Эжен имел основания быть довольным новой монархией: были деньги, успех и слава.

В 1832 г. его пригласили выехать с дипломатической миссией в Алжир. Он с удовольствием отправился в творческую командировку.

Хотя отдельные критики восхищались талантом художника и ожидали от него новых открытий, "Свободу на баррикадах" правительство Луи Филиппа предпочло держать в хранилище.

После того как в 1833 г. Тьер поручил ему роспись салона, заказы подобного рода следуют вплотную, один за другим. Ни одному французскому художнику в девятнадцатом веке не удалось расписать такое количество стен.

(Продолжение следует

1. ИСКУССТВО И ГОРЬКИЙ.

287E8E20-6116-4EF9-9F13-DF0FBEEC0EC7.jpeg

Горький, Стасов, Репин

1

Весной 1896 г. М. Горький приехал из Самары в Нижний Новгород в качестве корреспондента газеты "Одесские новости" на Всероссийской промышленной и художественной выставке. Вскоре он начал публиковать цикл статей об этой выставке. В нем он впервые изложил свои взгляды на русскую культуру и искусство.

Позже он не раз писал об истории искусства. Ещё бы за годы скитаний по Европе и Америке он посетил многие крупнейшие картинные галлереи и музеи!

Можно представить, с какой жадностью он, проживая годами в Италии, он наслаждался своими походами по галлереям и музеям. Он хорошо знал искусство эпохи Возрождения. Особый интерес он питал и к французской литературе и искусству. Много раз посещал Лувр, Версаль и другие картинные галлереи Парижа.  

Он привык профессионально писать не только о литературе, но и об искусстве. В своих статьях писатель демонстрировал широчайший кругозор и глубокие познания в области русской и зарубежной культуры и истории искусств, особенно живописи. Критики удивлялись, как мог человек без университетского образования так профессионально писать об искусстве.

Гений от рождения во всем проявляет гениальность. М. Горький имел ГЕНИАЛЬНУЮ СПОСОБНОСТЬ К САМООБРАЗОВАНИЮ. Он самостоятельно изучал историю литературы и учился у классиков литературы писать; интересовался искусством, посещал художественные галереи и выставки, и начал писать о современном искусстве уже в том далеком 1896 г.

Мне великий Горький широтой и глубиной своих знаний напоминает Леонардо да Винчи, одного из титанов Эпохи Возрождения. Только он писал картины из жизни пером, а не кистью и резьцом.

    Да и в политике М. Горький разбирался поглубже многих своих современников. Не каждый писатель в свои молодые, да и зрелые годы способен написать такие строчки о правителях государства российского, как М. Горький. Он признавался в одном из писем финскому художнику в 1907 г.: «Русское правительство всегда было, а теперь особенно, по духу своему — антикультурно, во главе его стоят люди, которых мы с тобой даже и в добрый час не назовём порядочными людьми. Это тупые обжоры и сифилитики из дома Романовых, разорившие и опозорившие Россию, это генералы из остзейских немцев — их лакеи, готовые на всё вплоть до убийств тысяч людей и ограбления целых стран, всё это — невежды, воры, варвары, скорее полуживотные, чем люди. Их идеал один — жрать, их наслаждение — власть над людьми, болезненное сладострастное упоение мучениями, жестокостью, кровью.

«Если они люди, — в этом, ты знаешь, мы можем сомневаться, — но если они люди — они больные, они садисты, безумные, их необходимо или лечить или уничтожить, как уничтожают бешеных волков, собак, свиней.

С ними нельзя говорить человеческим языком, ибо не понимают они его, несомненно. Они не знают, что такое культура, искусство, религия. Если они верят в существование бога, то лишь потому, что боятся апоплексии, возмездия за своё обжорство, боятся смерти. Я не преувеличиваю, это моё искреннее мнение о представителях русской власти, и, чтобы подкрепить его, мне легко найти тысячи самых уродливых, самых отвратительных фактов....». (Том 24.)

Кто из современных писателей решиться опубликовать или даже просто написать на своем компьютере подобный портрет своего правительства?!

2

Создатель основ пролетарской художественной литературы и разработчик теории социалистического реализма имел широчайшие знания не только в области истории литературы, но и в истории живописи. Особенно религиозной:

«Религиозная живопись от веков, следовавших тотчас же за периодом иконоборства и до предшественников Рафаэля была проникнута мистицизмом, вполне понятным и родным настроению людей того времени. На всём протяжении своего существования это искусство имело тот же служебный характер, какой имеют в данное время для нас рисунки в бытоописательных и исторических книгах, но, конечно, общее психологическое значение его было обширнее и глубже значения наших иллюстраций...

«Художник средних веков, изображая религиозный сюжет, был глубоко убеждён в том, что он изображает действительность, правду, и хотя он рисовал сверхчувственное, но как бы оставался реалистом. «Религиозное предание принималось художником за факт. Художник был проникнут сознанием его буквальной правды и передавал его как действительность, с бесхитростной верой, а публика того времени подходила к его картине в настроении таком же, каково было настроение художника в момент творчества.

«Художник той эпохи изображал не грёзы и не отвлечение, а документы и факты — ибо религия тогда была реальным фактом, — каждый имел её в себе, и все были проникнуты ею. Художник того времени был убеждён и мог убедить, в нём была сила, потребная для этого, и силу эту он почерпал в вере. И если действительно «византийская живопись нам не понятна, то только потому, что мы слишком далеки от того настроения и того веяния мысли, под влиянием которых она сложилась.»

Горький называл живопись «КОНСЕРВАТИВНЫМ ИСКУССТВОМ» потому, что во-первых, «она веками служила и всё ещё угодливо служит по преимуществу интересам церкви, иллюстрируя её плачевные легенды, её иезуитскую мораль, проповедь терпения, кротости, неизбежности страдания, бессмысленного героизма мучений Христа ради.»

Во-вторых, «Служила — и служит — живопись увековечению в тысячах портретов царей, генералов, банкиров, кокоток, лавочников.» Горький, Максим. (Том 27) Сколько королей, их кровавых генералов, аристократов и арестократок, их любовников и любовниц, новых хозяев жизни — буржуа и банкиров, многочисленную армию чиновников и кокоток запечатлены на холстах, выставленных во французских музеях и галереях. А сколько победоносных битв и сражений с Наполеонами всех мастей на жеребцах написали баталисты только для того, чтобы короли, императоры и президенты могли призывать простых людей к патриотизму и  посылать их умирать за интересы «денежных мешков».

3

Горький был уверен, «что искусство нужно жизни, людям, что оно может помочь жить им. Жизнь тяжела — оно даст возможность отдохнуть от неё; люди грубы — оно облагородит их; они не особенно умны — искусство им поможет развиться. Искусство нужно публике, а не художникам, и нужно давать публике такие картины, которые она понимала бы».

   В письме собрату по перу, крупному французскому писателю Анатолю Франсу по поводу образования «Общества друзей русского народа» во Франции Горький писал: «Для меня земля — гордое сердце вселенной, искусство — огненное сердце земли, люди искусства — фибры её сердца. Искусство чувствует за всех, грустит со всеми, оно — неиссякаемый источник любви и правды, справедливое, как солнце, оно, воспевая героя, печально любит и ничтожного, оно есть Мать, для которой все люди мира — маленькие, горячо любимые дети.

Горький прославлял творцов подлинного искусства и их нелегкий труд. Он называл их «ИСТИННЫМИ АРИСТОКРАТАМИ МИРА»:

«И только для людей искусства воистину — нет эллина, нет иудея! Для них человек прежде всего — душа, душа печальная и мятежная, душа, искажённая жестокостью скверно созданной жизни. Трагически раздвоенный насилиями над его духом со стороны отвратительных маниаков, которые считают себя призванными небом, чтобы управлять судьбами народов, — каждый человек для искусства — неисчерпаемый источник мудрости и поэзии, великого и жалкого, горя и пошлости....

«Да, только люди искусства — всегда ВЕРНЫЕ РЫЦАРИ на страже вечной красоты, истины и справедливости, вот почему только они — истинные аристократы мира!» Том 23.

4

Во всех своих критических и публицистических трудах Горький демонстрировал глубокое понимание классовой природы любого общества и КЛАССОВОГО ХАРАКТЕРА литературы и искусства.

В начале 1930-х М. Горький писал:

«Что искусство никогда не было, не могло быть «самоцелью» для себя — в наши дни это слишком ясно по тому, как трагически обессилело оно вместе с дряхлостью класса, его старого заказчика и потребителя, и как быстро растёт оно вместе с культурно-революционным ростом пролетариата. Так же, как религия, оно в буржуазном обществе служило определённым классовым целям, так же как в области религии, в искусстве были еретики, которые безуспешно пытались вырваться из плена классового насилия и платили за позор слепой веры в «незыблемые истины» мещанства истощающей тревогой неверия в безграничную творческую силу исторического человека, в его неоспоримое право разрушать и создавать.

«Лично я причиной неверия считаю отсутствие страсти к познанию и недостаток знаний. Но, разумеется, я не утверждаю, что знание требует веры в него, знание — непрерывный процесс изучения, исследования, и, если оно становится верованием, значит — оно прервалось.» Том 26.

5

В конце XIX века мода на живопись прерафаэлитов и импрессионистов ещё не прошла. Большая часть трудов Джона Рёскина, английского философа и искусствоведа, уже была переведена на русский язык. Родился символизм.  Приближался век авангардизма и модернизма. Критики проталкивали по приказу банкиров, сросшихся с аристократией и буржуазией, идею «ЧИСТОГО ИСКУССТВА» для избранных.  

Все кричали о свободе искусства, пока миру не явились литература и искусство соцреализма. Затем раздался дикий рёв мошенников от искусства о нецелесообразности развития новой ветви в культуре человечества — социалистической. Ныне трубадуры буржуазной массовой культуры для «быдла» кричат о «свободе творчества».

   М. Горький знал хорошо русское и европейское искусство. Он подчеркивал всегда БЛИЗОСТЬ крупного и честного художника с народом. Таких художников было немало.

«Величие и красота искусства прерафаэлитов объясняется физической и духовной близостью артиста с народом; художники наших дней легко могли бы убедиться в этом, попробовав идти путями Гирландайо, Донателло, Брунеллески и всех деятелей этой эпохи, в которой творчество в напряжённости своей граничило с безумием, было подобно мании и артист был любимцем народной массы, а не лакеем мецената.»

«История Возрождения переполнена фактами, которые утверждают, что в эту эпоху искусство было делом народа и существовало для народа, он воспитал его, насытил соком своих нервов и вложил в него свою бессмертную, великую, детски наивную душу. Это неоспоримо вытекает из показаний всех историков эпохи....» Том 24.

6

А вот что писал о «свободе искусства» М. Горький:

«Я не отрицаю свободы искусства, я только решительно высказываюсь ПРОТИВ СВОБОДЫ «ЧУДАЧЕСТВ» В ИСКУССТВЕ. Под «чудачествами» Он имел в виду «свободы» Шагала, Кандинского и всех учеников этих классиков модернистского искусства.

«Новое искусство не имеет ничего общего с этими положениями эстетика, авторитет которого обязателен для вас, как для человека, видящего в прерафаэлизме — явление отрадное». ...

C9D0BE49-B7D8-490F-8F06-9D2B0C935B2E.jpeg

В письме французскому писателю Анатолю Франсу по поводу образования «Общества друзей русского народа» во Франции Горький писал:

«Для меня земля — гордое сердце вселенной, искусство — огненное сердце земли, люди искусства — фибры её сердца.

«Искусство чувствует за всех, грустит со всеми, оно — неиссякаемый источник любви и правды, справедливое, как солнце, оно, воспевая героя, печально любит и ничтожного, оно есть Мать, для которой все люди мира — маленькие, горячо любимые дети».

    Нужно глубоко понимать процессы развития литературы и искусства, чтобы написать так, как Горький:

«Что искусство никогда не было, не могло быть «самоцелью» для себя — в наши дни это слишком ясно по тому, как трагически обессилело оно вместе с дряхлостью класса, его старого заказчика и потребителя, и как быстро растёт оно вместе с культурно-революционным ростом пролетариата. Так же, как религия, оно в буржуазном обществе служило определённым классовым целям, так же как в области религии, в искусстве были еретики, которые безуспешно пытались вырваться из плена классового насилия и платили за позор слепой веры в «незыблемые истины» мещанства истощающей тревогой неверия в безграничную творческую силу исторического человека, в его неоспоримое право разрушать и создавать.

«Лично я причиной неверия считаю отсутствие страсти к познанию и недостаток знаний. Но, разумеется, я не утверждаю, что знание требует веры в него, знание — непрерывный процесс изучения, исследования, и, если оно становится верованием, значит — оно прервалось.» Том 26.

Именно так Горький понимал САМООБРАЗОВАНИЕ.

(Продолжение следует)




Новости
17.10.2019

Московская стипендия для латвийских студентов

В Доме Москвы состоялось заседание Попечительского совета программы «Стипендия Мэра Москвы».
17.10.2019

О «деревенщиках» по существу

В иркутском Музее Валентина Распутина организуют телемост о русских писателях второй половины ХХ века.
17.10.2019

Библиофилам на заметку

В РГБ проходит выставка «Время собирать… Князь Юсупов и его библиотека».
16.10.2019

«Ясная Поляна» назвала победителей

Музей-усадьба Л.Н.Толстого и Samsung Electronics объявили лауреатов премии «Ясная Поляна» 2019 года.
16.10.2019

Лермонтовские дни проходят в Петербурге

В год 205-летия со дня рождения классика для питерцев подготовлены выставки, мастер-классы, экскурсии и многое другое.

Все новости

Книга недели
Рецепты здоровья от Алисы Даншох

Рецепты здоровья от Алисы Даншох

Тема здоровья волнует каждого.
Колумнисты ЛГ
Крашенинникова Вероника

Что видят, то и бредят

Если посредством сцены распространять нравствен­ный упадок, жестокость и насилие...

Макаров Анатолий

Ботинки и воронки

Наши телеведущие не смотрятся как нуждающие­ся.

Попов Валерий

Ты никого не обманешь

Я знал нескольких замечательных писателей и поэтов – и все они были удивительным...

Воеводина Татьяна

Чужие игры

Нас опять готовы не пустить на Олимпиаду и чемпионат мира по фут­болу – 2022 из-...