САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

От перекрестка к перекрестку

18.11.2019
От  перекрестка к перекрестку Беседа с писателем и музыкантом Софией ЭЗЗИАТИ.

Памяти друга и коллеги

13.11.2019
Памяти друга и коллеги 40 дней как ушел давний сотрудник «Литературной газеты», замечательный фотограф Евгений ФЕДОРОВСКИЙ.

Уникум

06.11.2019
Уникум Лев АННИНСКИЙ как явление.
О том, «каким он парнем был», вспоминает Александр НЕВЕРОВ.

«…где висит человек на блесне»

22.11.2019
«…где висит человек на блесне» Образы Алексея ГРИГОРЬЕВА могут показаться мрачными и депрессивными. Но кто сказал, что это минус?

Позывной: Москвич (часть вторая)

15.11.2019
Позывной: Москвич (часть вторая) Продолжаем публиковать фрагменты записок русского добровольца – московского предпринимателя, отправившегося летом 2014 года на войну в Донбасс.

Во тьме грядущих новостей

09.11.2019
Во тьме грядущих новостей Стихи Нины ЯГОДИНЦЕВОЙ отличаются не только тщательной отделкой, но и пронзительной лиричностью.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

На крыльях золотого дракона

19.11.2019
На крыльях золотого дракона Документалист из Сочи Виктор ТЕРЕНТЬЕВ победил на Международном кинофестивале в «Королевстве Счастья».

Встреча российских и армянских ученых

18.11.2019
Встреча российских и армянских ученых В Москве отметили 150-летие Комитаса и Ованеса Туманяна.

«Вы здесь ходите по золоту…»

16.11.2019
«Вы здесь ходите по золоту…» Юрий МАРТЫНЕНКО о 70-летии писательской организации Забайкалья.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Мигранты и демография

17.11.2019
Мигранты и демография Приезжие отнимают рабочие места у коренного населения, отмечает журналист и редактор Павел ПРЯНИКОВ.

Запад им поможет

11.11.2019
Запад им поможет О комичном «Форуме свободной России» в Литве высказывается Андрей ПЕСОЦКИЙ.

Профессор о профессоре

05.11.2019
Профессор о профессоре Иван ЕСАУЛОВ размышляет о природе русофобских высказываний Гасана ГУСЕЙНОВА.

Читая Горького и других классиков.... - Сообщения за март 2019 года

  • Архив

    «   Март 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31
                 

8. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 8. Е.Б. Блаватская и русские писатели — Всеволод Соловьев. Ч. 1

Тему «Е.П. БЛАВАТСКАЯ и БРАТЬЯ СОЛОВЬЕВЫ» нельзя признать достаточно изученной в России. Несколько исследований, посвященных книге романиста Всеволода Соловьева (1849-1903), «Современная жрица Изида» о Блаватской и теософах, опубликованы на Западе. Большинство исследователей независимо друг от друга пришли к выводу о том, что данная книга русского автора является клеветнической. В свое время она наделала немало шума в России и в Европе.

Пройти мимо этой темы невозможно. В ней, как в зеркале, отразились многие проблемы развития не только теософского учения, но и всей русской религиозной философии, одним из самых ярких представителей которой был брат Всеволода – Владимир Соловьев, известный русский философ, писатель и публицист.

Оба брата принадлежат к семье выдающегося русского историка Сергея Михайловича Соловьева (1820-1879), оставившего богатое научное исследование, включающее 29 томов истории России. Сергей Михайлович был не очень высокого мнения  о таланте Всеволода. Он шутил иногда, говоря: «Я пишу историю, а мой сын ее искажает». Будь он жив, что сказал бы он о скандальной книге сына о Блаватской, признанной клеветнической? Опять исказил… теперь образ нашей великой соотечественницы?!

Мало кто знает также о том, что в 1896 году братья Соловьевы поссорились между собой из-за того, что Всеволод опубликовал фрагменты отцовских записок, весьма тенденциозно и односторонне характеризующих отца. Так что от Всеволода можно было ожидать чего угодно, раз он не побоялся оболгать отца родного. Но ни Блаватская, ни другие теософы не знали об этих чертах характера романиста.

1

Его если и вспоминают Всеволода Соловьева теософы, рериховцы и оккультисты сегодня, то только бранным словом и только в связи с его скандальной книгой о Блаватской. Всеми другим своими писаниями он не интересен.

Многие читатели воспринимает эту книгу как искреннее и правдивое описание реальных событий – знакомства романиста с Праматерью современной теософии. На самом деле это далеко не так. Если точнее определить ее жанр, то, на мой взгляд, это обыкновенное художественное произведение, вымышленное с начала до конца автором, с вкраплением кусочков из реально существовавших писем. Короче говоря, это обыкновенный роман, один из многих, написанных Вс. Соловьевым.

В нем почти все выдумано, присочинено. Реальные события деформированы, герои искусственны. Реальные факты вырваны из жизни известных деятелей международного теософского движения, переплетены с выдуманными писателем диалогами, письмами, феноменами. События, показанные в книге как действительно имевшие место, шиты черными нитками. Автор излагает события от первого лица и выступает в роли активного участника описываемых событий.

Публикуя свой пасквильный роман, после кончины Блаватской, писатель знал, что никто не привлечет его к судебной ответственности за клевету. Блаватской уже не было на этом свете, об ее соратниках он предусмотрительно никакого компромата в романе не дал. Да он их и не боялся. За его спиной стояли мощные силы: высшее православное духовенство в России, католическое на Западе, христианские фанатики повсюду, а также предводители Лондонского Общества психических исследований (ОПИ), манипулировавшие общественным мнением по вопросам исследования парапсихологических феноменов в странах Запада в 1880-е годы.

Короче говоря, Вс. Соловьевым выбрал удачный момент для возведения клеветы на теософов – самый разгар драматического разбирательства агентами ОПИ обвинений Блаватской в мошенничестве и шпионаже в пользу России, сфабрикованных экономкой штаб-квартиры Теософского общества в Адъяре и мадрасскими католическими миссионерами.

2

Правда, что в эти годы Вс. Соловьев увлекался столоверчением и спиритуализмом. Правда, что он написал несколько очерков о необъяснимом и о сверхъестественных феноменах. Правда и то, что он был знаком с Блаватской и другими деятелями международного теософского движения.

Дело было так. В 1884 году он приехал в Париж работать в библиотеке и собрать материалы для нового исторического романа. Приехал не один – с любовницей. Из газет узнал о приезде Блаватской. Он читал ее очерки об Индии. Он знал о скандале, развязанным против нее в Индии ее бывшей экономкой. Судьба подбросила ему шанс написать роман, которого он не собирался писать. Он решает использовать представившийся шанс познакомиться с Блаватской. Они знакомятся. Он вступает в парижскую теософскую ложу, становится членом ОПИ в Лондоне. Готовый сюжет для романа на актуальную тему.

Вс. Соловьев умел нравиться людям, умел добиваться расположения и доверия к себе со стороны людей, которые его интересовали. В книге он преувеличивает свои дружеские, якобы даже доверительные отношения с Блаватской. Соловьев дивился чудесам, совершаемым Примадонной Теософии. Особенно звуковым и световым феноменам Блаватской. Увиденные чудеса он описывал в своих письмах-очерках, публиковавшиеся в российском журнале «Ребус». Это был единственный журнал в России, в котором печатались статьи о спиритуализме и парапсихологии в 1880-е годы. В них он не скрывал, что был поклонником Блаватской, и предрекал ей великую славу.

Он просил Блаватскую посвятить его в тайны оккультизма и познакомить с Махатмами. Блаватская согласилась и вроде бы начала его посвящать в некоторые оккультные тайны. По крайней мере, так он пишет в своем сочинении. Когда на нее посыпались грязные обвинения со стороны деятелей ОПИ, он принимает ее сторону. Он разгневан беспочвенными обвинениями в ее адрес со стороны коллег по Лондонскому обществу и направляет заявление руководству о выходе из Общества психических исследований, членом которого он стал незадолго до скандала в знак протеста против надуманных обвинений.

Однако в ходе оккультных занятий он якобы замечает, что Блаватской не всегда, как ему кажется, удается продемонстрировать свои экстрасенсорные способности. Он якобы разоблачает ее попытки ввести его в заблуждение. Со временем, как он пишет в своем сочинении, он убеждается, что обвинения в ее адрес прозвучали в Лондоне и в Мадрасе не напрасно.

64B10749-4809-40FE-8C45-CFF7CCB40291.jpeg

Он сначала верит в существование Махатм, затем отказывается признавать их и воспринимает встречу с одним из них как галлюцинацию. Разочаровавшись в теософии и в оккультных способностях Блаватской, он выходит из Теософской ложи, отзывает свое заявление об отставке из ОПИ к радости руководства Общества и заявляет о своей солидарности с ним. Такова интрига, такова сюжетная линия сочиненного им романа.

3

В 1895 году его роман о Блаватской (кстати, единственный из всех им написанных) переводят на английский язык. Причем именно ОПИ выступает спонсором перевода. Лондонское общество торжествует еще одну пиррову победу.

Хотя роман является выдуманным и клеветническим от начала до конца, он до сих пор продолжает играть немалую роль в идеологической борьбе против теософского учения, особенно в России. Он отпугивает людей от теософии, отТеософского общества, от книг Блаватской и ее соратников. Он подрывает авторитет выдающейся русской оккультистки. Люди, читавшие эту книгу, наивно верят русскому клеветнику и Иуде.

Я не вижу ничего удивительного в этом явлении. Ложь всегда сопровождает великие учения. Всегда находятся защитники устаревшего учения и ниспровергатели нового. Везде и всегда обнаруживаются Иуды, предающие пророков. Так устроено человеческое общество. Зависть и тщеславие не дает покоя людям без чести и совести.

Почему роман Вс. Соловьева вызывал и вызывает доверие читателей? Во-первых, он легко написан, легко читается. Читается как художественное произведение. Образы получились яркими, герои – правдивыми. Во-вторых, он воспринимается как дневник писателя, рассказывающего о подлинных событиях, участником которых он неожиданно становится. Описание подлинных событий и собственных наблюдений сопровождается публикацией подлинных писем своих, Блаватской и ее сестры Веры Петровны Желиховской. Письма публикуются не целиком, как должно было бы быть в документальном исследовании, а в сокращенном виде. Это делается романистом для того, чтобы не сообщать читателю некоторых существенных подробностей о своей жизни. Эти подробности были известны многим в 1880-е годы, в том числе Блаватской, ее родственникам, французским теософам, Синнетту и Олькотту.

Какие подробности? Те, которые бы могли его скомпрометировать, будь они честно им сообщены в сочинении. Например, он приехал в Париж не с женой, а с ее младшей сестрой, которую он обесчестил, когда ей было 13 лет, и прижитым с ней ребенком. Об этом узнали парижские теософы. По этой причине его не принимали в светском обществе. Да и Блаватская принимала его, только потому что он русский по национальности.

Он умалчивает так же о том, что у него с Блаватской состоялось всего несколько встреч, как удалось установить исследователям, хотя из его описаний следует, что два месяца изо дня в день, Елена Петровна занималась только его обучением основам оккультизма. Из его сочинения следует, что ради него Елена Петровна забросила работу и над «Тайной Доктриной», и над очерками об Индии, и над статьями для теософских журналов; что она так его «полюбила» (правда, неизвестно за что), что не хотела расставаться с ним ни на минуту. В действительности этого не было и быть не могло. Из достоверных источников известно, что она не только в это время усиленно работала над своими сочинениями, но и постоянно встречалась со своими родственниками, приехавшими к ней в гости в то самое время, когда изредка в доме Блаватской появлялся и романист.

Он также скрывает от читателя то, что надеялся с помощью Блаватской выбиться в ведущие теософы, если не в Европе, то хотя бы в России. Уж лучше быть известным теософом, чем малоизвестным романистом, – видимо, рассуждал он.

О скрываемых романистом подробностях его жизни можно прочитать в опубликованных письмах Блаватской А.П. Синнетту. О них подробно пишет также и Биатрис Хастингс (1879-1943), известная английская журналистка в брошюре «Мошенничество Соловьева. Критический разбор книги «Современная жрица Изида». Она была опубликована  в журнале “Canadian Theosophist” («Канадский теософ») в 1943 году, позже она вышла отдельной брошюрой.

К сожалению, труд английской журналистки не переведен до сих пор на русский язык. О ней мало кто из россиян знает. В то же время клеветническая книга третьесортного писателя переиздавалась несколько раз в дореволюционной России. Ныне, когда переиздаются многие дореволюционные романы, не публиковавшиеся в советское время, ни один из исторических романов Соловьева не заинтересовал читателей. Они не интересны и потому не востребованы. Переиздается только его клеветническая книга о Блаватской. Кому-то это выгодно сегодня, а не только сто лет тому назад. Кому?

В первую очередь, христианским священникам и теологам – тех, кого Блаватская относила к сословию церковников, развращенному богатством и привилегиями. В том числе и православным. Они не могли смириться с ее суровой критикой, звучавшей и звучащей сегодня публично в адрес церковного христианства и его проповедников в ее трудах (но не в адрес учения Христа). Православная церковь отлучила от церкви в 1994 году (!) Рерихов и Блаватскую от церкви посмертно. С Блаватской получился конфуз, ведь в 1880 году она приняла, как известно, буддистскую веру и тем самым сама себя отлучила от церкви. Отлучать их посмертно церкви надо было только по идеологическим соображениям: чтобы лишний раз отпугнуть россиян от теософского учения.

Во вторую очередь, следователям (а не исследователям) и судьям из Лондонского ОПИ, российским и европейским философам и ученым – не всем, а только тем из них, о чьих трудах весьма критично отзывалась Блаватская в своих статьях и книгах. Всем участникам, задействованным в скандальной операции Британских спецслужб, проведенной в Индии и Англии в период с 1879 по 1886 год по выдворению Блаватской из Индии. Соловьев был причастен к этой операции. Об этом свидетельствует его предложение Блаватской работать на российскую разведку. Он шантажировал ее, заявив, что видел в Тайном отделении документы, в которых она якобы «предлагала себя в качестве шпионки российскому правительству».

(Продолжение следует)

См. мои блоги на.    razumei.ru.   и на   publicist.ru

Фото:

7. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 7. Е. П. Блаватская и русские востоковеды. Продолжение.

Такого глубокого востоковеда и оккультиста, какой была Блаватская до Ольдероге и Щербатского, не знали ни Россия, ни Запад. Как признают историки востоковедения, во времена Блаватской российские и западные востоковеды еще слабо представляли себе суть религиозных психотехник, философских доктрин, буддистскую картину мира. Блаватская же чувствовала себя, как рыба в воде, в бездонном океане восточной мудрости тогда, когда Европа еще топталась на его берегах.

4

Блаватская могла читать также книгу монголиста Ковалевского О.М. (1801-1878) «Буддистская космология» (1835-1837). Публикация этого произведения во многом стимулировала изучение религиозной буддистской картины мира деятелями Русской православной церкви, заинтересованными в укреплении миссионерского служения в буддистских регионах Российской империи.

E081C367-7DCB-48CF-870D-AD636077609F.jpeg

Хочу подчеркнуть, что в России, как и в других европейских странах, изучение азиатских религий имело чисто практическую идеологическую цель – доказать преимущества христианского вероисповедания, разработать методику христианско-миссионерской работы для каждой страны, для каждого региона. В подобных исследованиях нередко «отсутствовали научно-исторические представления, и не соблюдалось требование объективности».

Могла, но едва ли Блаватская читала книгу Позднеева А.М. (1851-1920) «Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии в связи с отношениями сего последнего к народу» (1887). Объектом исследования была жизнедеятельность монастырей монахов. Позднеев не ставил перед собой задачи проникнуть в смысл духовных практик, используемых монахами. Его цель заключалась в том, чтобы  помочь российским чиновникам принимать правильные решения политико-административного характера, правильно строить свои отношения с ламами.

Императорское русское географическое общество удостоило «Очерки быта...» Константиновской медали, а Нидерландское географическое общество в Амстердаме избрало Позднеева А.М. своим почетным членом после выхода в свет этой книги. В 1881 г. его избрали по конкурсу ответственным редактором изданий Великобританского и иностранного библейского общества на монгольском, китайском и маньчжурском языках. Вот что интересовало академическую науку в те времена. Вот за что присваивались медали, награды, выдавались премии. Подобные описания ценились превыше всего. Эзотерическая культура человечества не интересовала академическую науку ни во времена Блаватской, ни в наши дни.

Примерно в то же время Блаватская доказывала в своих трудах, что европоцентризм мешает научному изучению религиозно-философских и эзотерических исследований. Она пошла дальше Минаева и Позднеева. Если российские востоковеды во второй половине ХIХ века пытались оказать помощь православным миссионерам, изыскать благоприятные возможности для крещения и русификации буддистских народов Сибири, то Блаватская в резких тонах осуждала реакционную деятельность христианских миссионеров в Азии и доказывала, что христианство не имеет никаких преимуществ перед другими восточными религиями. Ни один из российских востоковедов не выступил с публичным осуждением против крещения сибирских народов. А когда калмыки, принявшие было православие, стали выходить из христианской веры, в 1911 году Позднеев А.М. был направлен царской администрацией для выяснения причин массового перехода калмыков в ламаизм. Он сумел понять и объяснить причины неудач православных миссионеров.

Как видим, российские востоковеды подошли вплотную к проблемам, которые одновременно с ними, проживая в Индии и в европейских странах, изучала Блаватская. Она написала множество статей об архаической науке, о энеблаговидной деятельности христианских миссионеров, об опасности европоцентризма в науке, а колониализма и расизма в отношениях со странами Азии, Африки и Латинской Америки.

Блаватская была блестящим востоковедом мирового класса, но российские востоковеды не спешили причислять ее к своему клану только потому, что она занималась исследованием тайных, сокровенных, духовных учений Востока в то время, когда они были еще далеки, как и в наши дни, от «сердца Азии» – от тайных знаний Востока.

6  

Востоковеды интересовались Тибетом, его монастырями, культурой, литературой религиозного, научного и философского содержания. Вопрос о пребывании Блаватской в Тибете требует дополнительного исследования. Дело в том, что проникнуть в эту страну европейцу, тем более женщине, да еще и русской было в то время чрезвычайно трудно. Из российских исследователей до конца ХIХ века никому не удалось там побывать. Когда же Российская академия наук приняла решение направить в Тибет своих исследователей, были специально подготовлены к выполнению этой миссии два молодых бурята-буддиста.

Первый – Цыбиков Г.Ц. (1873-1930) – был направлен в качестве паломника с группой сибирских паломников. Такие группы отправлялись в Лхасу каждый год. Он добрался до столицы «страны снегов» и собрал весьма интересные материалы для Академии.

Второй – Барадаийи Б.Б. (1878-1937) должен был по договоренности с Далай Ламой, возвращающимся из Монголии на Родину, уехать в Лхасу в его свите. Однако отъезд откладывался, и молодого исследователя направили в монастырь Лавран, расположенный на северо-востоке Тибета. Оба российских востоковеда опубликовали множество трудов о своих путешествиях после кончины Блаватской. Оба внесли определенный вклад в изучение буддизма.

Во времена Блаватской безуспешно пытались пробраться в Тибет, закрытый сначала англичанами, затем Китаем, российский исследователь Н.М. Пржевальский, американец В Рокхаль, француз Г. Бонвало, швед С. Гедин, а француз де Рэнс поплатился за свою попытку жизнью в 1893 году. Сумели пробраться в Тибет ученые-востоковеды в самом конце XIX века.

Почему Блаватская не написала книги о Тибете?

Во-первых, потому что правдивых книг, профессионально написанных специалистами о «стране снегов», как видим, при ее жизни еще не существовало. В своих очерках ей пришлось бы описать, каким образом ей удалось пробраться в эту страну, в которую россиян не пускали английские власти, а так же то, чем она там занималась. Подобные сведения она, как оккультист, хранила в тайне всю жизнь.

Во-вторых, потому что цели ее пребывания в этой стране ограничивались изучением эзотерического философского наследия тибетских мыслителей и ученых. Ее очерки об Индии буквально пронизаны этой эзотерической культурой.

69BEB72B-8576-4BD0-BC51-876DEFD7B2CA.jpeg

В-третьих, у нее не было ни времени на ее написание, ни туристической, страноведческой литературы, из которой она могла бы взять описания исторических памятников, исторических сведений об этой стране и пр. В то же время те тайные знания, которые она почерпнула в Тибете, изложены в десятках ее статей, в «Тайной Доктрине» и в отрывках из «Книги золотых правил».

Ее интересовали не только тибетско-индийские слои эзотерической культуры человечества, но древнеегипетский и греческий (герметический), китайский, каббалистский, суфийский слои этой культуры. Научные открытия, сделанные Блаватской в этой области по времени совпали с открытиями востоковедов Европы и России в сфере изучения религиозно-философских систем Востока. Без ее вклада в изучение мировых религий религиоведческая наука не достигла бы той глубины и основательности, которая характерна для нее в настоящее время.

Книги и статьи Блаватской пробуждали интерес читающей публики к восточным учениям и к классическому оккультизму. В ее лице в мире появился новый вид некабинетного ученого-востоковеда и талантливого путешественника-журналиста. Если добавить к этому, что это лицо было женским, то можно представить, что обыватели аристократических салонов Лондона, Парижа и Санкт-Петербурга могли думать о Блаватской и ее достижениях в исследовании областей жизни, в которые обыкновенные ученые не пытались проникнуть.

Женщина-ученый, женщина-востоковед, оккультистка, путешественница – все эти профессии принадлежали одному лицу – русской аристократке, публикующей толстые, для многих малопонятные научные трактаты, научно-популярные книги очерков о путешествиях, статьи на русском и французском, но в основном на английском языке. Не чудо ли это? Мог ли все это сделать один человек в то столетие, только в конце которого на удивление всего ученого мира впервые в университетской истории на профессорские кафедры было разрешено подниматься женщинам-ученым!?

Кроме этого, Блаватская сумела, используя интерес культурной публики к индийской культуре, к паранормальным явлениям, создать Теософское общество и вовлечь в него десятки тысяч людей на всех континентах. Из этих людей ей удалось воспитать Несколько исследователей нового типа. Они были призваны изучать эзотерическую культуру человечества, используя методики, разработанные Е.П. Блаватской.

Преемниками Е.П. Блаватской. в России стали Николай  Рерих и Елена Рерих.

6. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 6. Е. П. Блаватская и русские востоковеды. Ч. 1.

Бум мирового востоковедческого творчества пришелся на ХIX век. Были опубликованы многие священные книги Индии, Тибета, Китая, Японии, Арабского Востока. Появились серьезные научные труды европейских исследователей по восточным религиям, философии, литературе, архитектуре, по истории стран Азии, Африки и Латинской Америки. Большинство трудов относилось к научно-описательной литературе.

В истории науки не раз случалось, что описательная наука рано или поздно приводила к крупным научным открытиям, а научные обобщения находили «себе отражение и переработку в философской мысли». В этом смысле научная деятельность востоковедов, описательные труды историков и исследователей оккультизма «предшествовали философской работе».

EF2F4D5F-7187-436D-AA85-3C705EF3FADC.jpeg Я

Выдающийся российский ученый и историк мировой науки Вернадский В.И. писал, что крупные научные обобщения раздвигают рамки познанного или рушат «веками научно выработанные, философски обработанные положения»; тогда можно «ждать проявлений философского гения, новых созданий философской мысли, новых течений философии».

В 19-м столетии не только в Европе, но и в России открывались одна за другой кафедры востоковедения: в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Харькове. В университетах преподавались восточные языки. Как и в европейских странах, в России кадры востоковедов готовили для выполнения миссионерских, дипломатических и академических задач. Востоковеды переводили священные книги Востока, однако, не в таком количестве, как на Западе.

Блаватская знакомилась с работами российских востоковедов. Она ссылалась на них в своих трудах. Она изучала индийские священные книги как востоковед и оккультист. Она прекрасно знала «Бхагавад Гиту». Эту замечательную книгу – Библию индусов – стали переводить на европейские языки с 1785 года. Три года спустя, Н.И. Новиков, известный русский издатель, писатель, масон, издал ее перевод на русском языке, сделанный с английского А.А. Петровым. Вероятно, Блаватская пользовалась изданием «Гиты», сделанным Шлеглаем и Лассеном в 1846 г.

В ее статьях и в «Тайной Доктрине» можно найти ссылки также на следующие священные книги Востока: «Махабхарату», «Рамаяну», «Ригведу», «Упанишады», «Веданту», «Анагиту», «Законы Ману», «Пураны», «Йогу Шастру», «Зенд Авесту», «Египетскую Книгу Мертвых» и многие другие.

Могла ли Блаватская получить востоковедческое образование в России? Едва ли. Она к этому не стремилась, во-первых, потому что девушек в российские университеты  в середине XIX века не принимали. Занятие наукой для девушек из аристократических семей считалось неприличным и нецелесообразным. Их обучали языкам, музицированию, танцам.  

Во-вторых, Блаватская стремилась не столько к изучению восточных языков, истории и культуры, сколько – тайных знаний, которые правильнее  называть эзотерической культурой человечества. Она стала одним из первых исследователей индийской эзотерической культуры среди западных и российских востоковедов.

В университетах в ХIХ веке (да и в наши дни) основы эзотерической культуры человечества не изучались и не преподавались. Академическая наука делает вид, что такой культуры не существует. Однако интерес к космологическим, планетарным, астрологическим, психологическим и духовным явлениям растет на протяжении почти двух столетий.

Поэтому для изучения эзотерической культуры человечества у Блаватской оставался единственный путь – путешествия по странам Востока, что она и делала. Она изучала восточные языки по мере необходимости в чисто практических целях.

Е. П. БЛАВАТСКАЯ — одна из КРУПНЕЙШИХ ВОСТОКОВЕДОВ XIX века.

1

Какие труды русских востоковедов могла изучать Блаватская? Могла изучать труды Минаева И.П. (1840-1890). Он читал лекции в Санкт-Петербургском университете на кафедре сравнительного языкознания и санскрита. После двухгодичного путешествия по Индии и Цейлону он опубликовал «Очерки Цейлона и Индии» в 1878 году, на несколько лет раньше, чем стали публиковаться очерки Блаватской об Индии.

Подобно Блаватской, многие русские востоковеды уделяли большое внимание изучению восточных религий. Вот что писал известный востоковед С.Ф. Ольденбург (1863-1934) о религиозном творчестве в странах Востока: «Все великие мировые религии народились в Азии, и не следует думать, что религиозное творчество там иссякло в настоящее время; напротив, ближайшее знакомство с умственным настроением азиата современного, с его духовным расположением заставляет предполагать, что именно в Азии и в настоящее время возможны и очень вероятны религиозные циклоны, неудержимые в своем стремлении и не преодолимые никакою человеческою силою».

Подобно Блаватской, русские востоковеды подчеркивали особое значение изучения древних культур: «изучение его (архаического мира) откроет... такую ширь горизонта, которую в наш век заслоняют лживые или незрелые мысли о всем том, что многие кичливо склонны называть прогрессом, успехом. В этих исканиях истины, быть может, столь древних, как и само человечество, мы откроем то истинное богатство, которого нет в современной жизни – сказания о былом напомнят нам то, что так часто забывается в настоящее время: не с правами мы пришли в этот мир, но с обязанностями… Дело человека – выяснить себе эти обязанности и точно их исполнять. Только при этом условии возможно процветание – тот истинный прогресс, которого нет в современной жизни, потому что служение безусловной истине несовместимо со служением Ваалу. Искание лучшего правительства, погоня за политическими правами, за материальным богатством и т. д. – не истинное дело человека, потому что все это не открывает ему истины, не ведет к царству Божию, иными словами – к властительству справедливости». Эти же мысли ученого без устали повторяла в своих трудах и Блаватская Е.П.

Ольденбург читал очерки Блаватской об Индии. Он ближе всех подошел к тому рубежу, с которого она начинала проводить свои исследования. В книге «Культура Индии» он писал: «Величайшие философы Индии проявляют живой интерес к мистике и даже культу, как бы разделяя совершенно религию и философию и вместе с тем отдавая дань каждой из них».

Вслед за Блаватской Ольденбург подверг критике евроцентризм, характерный для отношения европейских мыслителей к духовным достижениям азиатской культуры. Он осуждал европейское высокомерие, не допускающее «даже мысли о том, что там, в глубинах этой азиатской души творится многое, что важно для европейца со всей его цивилизациею». Ольденбург признавал буддизм мировой религией, вполне сопоставимой в своей культурной миссии с христианством.

В советские времена нам внушали идею, утвердившуюся в эпоху Просвещения о том, что для всех времен и народов существовали одни и те же ценностные, этические, поведенческие нормы, соблюдение или несоблюдение которых служит мерой, стандартом определения «нормальности» или «варварства» нации, эпохи, общества. Французские просветители объявили «нормальными», общечеловеческими европейские представления о смысле и цели жизни. Все прочие представления и религиозно-философские культуры, которые европейцы встречали на других континентах, были объявлены «варварскими», и потому решительно и грубо, агрессивно с помощью кровавых методов ломали и заменять их «нормальными». Для ломки использовались и рыцарский меч, и христианский крест. Таковы корни псевдонаучной, надуманной концепции европоцентризма.

2

Очерки Блаватской об Индии не только пробуждали интерес российских востоковедов к азиатским религиям. Они учили читателей уважать достижения индийских ученых, открытия, сделанные ими в древности и средних веках. «Те, которые изучали древнюю философию Индии, с твердым намерением проникнуть в тайный смысл ее афоризмов, в большинстве случаев убедились, что с самых древних времен свойства электричества были в значительной доле известны таким философам, как, например, Патанжали. Чарака и Шушрут изложили систему Гиппократа еще за несколько веков до того, кого на Западе так долго называли «отцом медицины». Исчисления Сурьи-Сидхенты, доказывающие, что он знал и исчислил силу паров, века тому назад, неизгладимо начертаны на камне, что хранится в Бедринатском храме Вишну.

Древние индусы первые вычислили скорость света и определили законы, которыми он следует в своем отражении; а Пифагорова таблица и его знаменитая теорема о свойстве квадрата гипотенузы находятся в древних книгах Джиотиши (Geotisha). Еще недавно западные математики указывали на Гиппарха Никейского, как на отца тригонометрии, хотя все, что они когда-либо могли узнать о нем, почерпнуто ими со слов его ученика Птоломея; а теперь здесь найдена древняя рукопись, доказывающая, что «уравнение центра» было известно индусам задолго до Р. Х.». Вслед за ней о достижениях древних индийских ученых и мыслителей начали писать индийские мыслители: выдающийся писатель Р. Тагор (1861-1941), философы Ауробиндо Гхош (1872-1950), и С. Радхакришнан (1888-1975), первый премьер-министр независимой Индии Дж. Неру (1889-1964).

3

В статьях и книгах Блаватской можно найти ссылки не только на книги Минаева, но и научные произведения выдающегося буддолога Васильева В.П. (1818-1900). Он издал монографию «Буддизм. Его догматы, история и литература» в 1857 году. Этим трудом Васильева восторгались европейские ученые. Известный санскритист А. Вебер писал: «Васильев сделал многое; он выступил знатоком как китайского, так и тибетского языков и этими ключами отворил обширную литературу североазиатской буддистской традиции».

На примере Васильева Блаватская убедилась в ущербности, несостоятельности, нецелесообразности в науке филологического метода исследования письменных памятников Востока религиозно-философского, тем более эзотерического  содержания. Во-первых, перевод понятий, рожденных в чужой культуре, требует глубокого понимания реалий, терминов, психотехник этой другой культуры. Исследователю, воспитанному в греко-римско-христианской культуре, трудно понять религиозно-философские концепции буддизма или индуизма. И наоборот.

Этимологических и двуязычных словарей для перевода письменных материалов древности и средневековья недостаточно. Так, русский востоковед Позднеев А.М. в этом убедился лично. В «Очерках быта буддистских монастырей» он описывает, как он наблюдал за процессом медитации буддистских монахов. Он попытался выяснить у них, что созерцают, испытывают во время медитации. Один из них заявил ему, что этой тайны никто из них объяснить не сможет, потому что следует научиться медитировать, чтобы понять, что происходит в сознании в ходе ее.

Этот пример показывает разницу в подходах Блаватской и востоковедов к объекту исследования. Ее интересовал сам процесс транса или медитации, целительства, магических процедур. Востоковедов этот внутренний, психологический процесс не интересовал. Они хотели только описать то, что происходит в сознании мистиков, медитирующих людей, то есть именно то, что не поддается ни описанию, ни изучению со стороны.

F7B9175B-342B-4BD0-B86F-35A0D6E41AF5.jpeg

Востоковеды в ее время старались перевести на европейские языки письменные материалы Востока и описать то, что они наблюдали во время путешествия по странам Востока, по монастырям. Блаватскую мало интересовали внешние этнографические подробности быта и жизнедеятельности монахов. Она, разумеется, беседовала с местными жителями, но не для того, чтобы записать и затем опубликовать эти беседы в научном журнале или занести их в свой путевой дневник. Она анализировала древние и средневековые манускрипты, но не для того, чтобы перевести их, или описать, а для того, чтобы понять и толково объяснить эзотерический, тайный смысл источника на английском языке. Она могла, например, в Тибете наблюдать за жизнью монахов и мирян, но она не ставила перед собой задачи сделать этнографическое описание быта монахов, их головные уборы и одежду, празднества и пр. Ее целью было изучить буддистскую философию, тайные учения Востока, научиться медитировать и прочее.

Поэтому ей, мыслителю и востоковеду, было проще, чем профессиональным востоковедам, описывать сложные восточные понятия, смысл которых она усвоила изнутри; феномены, которые она научилась делать самостоятельно. Она не только хорошо знала буддизм, она приняла буддистскую веру.

(Продолжение следует)




Новости
22.11.2019

На родине Исаковского посадили яблони и груши

Так готовятся к юбилею знаменитого поэта, автора легендарной песни «Катюша».
22.11.2019

«Евгения Онегина» продадут в Лондоне

Прижизненное издание знаменитого романа Пушкина выставит на торги аукционный дом Christie's.
21.11.2019

«Не жалеть эту жизнь…»

В Москве и Обнинске пройдут вечера памяти, посвященные 60-летию со дня рождения поэта Валерия Прокошина.
21.11.2019

Путин откроет памятник Гранину

Президент России примет участие в торжественном открытии монумента писателю-фронтовику.
20.11.2019

Как полюбить чтение

В библиотеках Москвы стартовала акция «Неделя Живой Классики».

Все новости

Книга недели
Эльдар Рязанов

Эльдар Рязанов

Без его фильмов трудно представить себе нашу жизнь.
Колумнисты ЛГ
Крашенинникова Вероника

Какой век на дворе? XVI или XXI?

Знакомый московский профессор однажды спросил у студентов, как они относятся к о...

Воеводина Татьяна

7 лет в ВТО

Вроде только вчера вступила Россия в ВТО, а мину­ло семь лет.

Евстафьев Дмитрий

Чего хочет народ

Публикация результатов соцопроса Левада-Центра и Фонда Карнеги взбудоражила обще...

Крашенинникова Вероника

Фигура умолчания

Прошёл День народного единства. Празднику 15 лет, а народной любви и признания о...

Неменский Олег

Маша от Зеленского

Развод сил на пробных участках в Донбассе – это своего рода военный балет, никак...