САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

«Сказка – ложь, да в ней намек…»

19.02.2020
«Сказка – ложь, да в ней намек…»	К 205-летию П.П.ЕРШОВА, создателя всеми любимого «Конька-Горбунка».
Размышления Ореста НИЦМАНА.

Сиротство и сыновство. Поражение и Победа

13.02.2020
Сиротство и сыновство. Поражение и Победа О влиянии войны на творчество Юрия КУЗНЕЦОВА рассуждает Елена ТРЕТЬЯКОВА.

Говорить просто, но о важном

05.02.2020
Говорить просто, но о важном Вышла новая книга повестей и рассказов Анастасии ЕРМАКОВОЙ «Окна с видом на МКАД».

«Рукой подать до моря...»

23.02.2020
«Рукой подать до моря...» Поэты Грузии снова в гостях у «ЛГ». Публикуем стихи участников молодежного лито «Молот О.К.» и «Ассоциации литераторов – АБГ».

Над разоренной голубятней

16.02.2020
Над разоренной голубятней В стихи Павла ШАРОВА нужно не только вчитываться, но и вслушиваться.

Прогулки с Бродским

07.02.2020
Прогулки с Бродским «Литературная газета» публикует фрагменты из новой книги поэта и прозаика Вадима МЕСЯЦА «Дядя Джо. Роман с Бродским».

Максим Замшев. Буквоед. 18 февраля 2020 года

Смотреть все...

Гений русского футуризма

24.02.2020
Гений русского футуризма О незаурядном пензенском художнике Аристархе ЛЕНТУЛОВЕ.
Изыскания Антона ХРУЛЕВА.

Чехов в мюнхенском МИРе

21.02.2020
Чехов в мюнхенском МИРе Как в Германии отмечают 160-летний юбилей великого русского писателя.

Беззакатное солнце «Гостиной»

17.02.2020
Беззакатное солнце «Гостиной» О литературно-художественном журнале (салоне) Веры ЗУБАРЕВОЙ рассказывает Марина КУДИМОВА.
  1. Устраивают ли вас российские литературные премии?

У Шнура большой политический потенциал

22.02.2020
У Шнура большой политический потенциал В этом убежден известный российский политолог Валерий СОЛОВЕЙ.

Навязчивый новояз

16.02.2020
Навязчивый новояз Илью ВЕРШИНИНА раздражают галлицизмы и англицизмы даже в небольших количествах.

О травле журналистов в Латвии

10.02.2020
О травле журналистов в Латвии Русский ПЕН-Центр выступает за прекращение гонений на журналистов.

Читая Горького и других классиков.... - Сообщения за 18.01.2020

  • Архив

    «   Январь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

11. Е.П. БЛАВАТСКАЯ И РУССКИЕ ХРИСТИАНСКИЕ ФИЛОСОФЫ: НИКОЛАЙ БЕРДЯЕВ. Часть 1.

Н. А. Бердяев (1874-1948) и Е. П. Блаватская (1828-1991) никогда не встречались и не переписывались.  Этого не могло произойти, потому что в 1891 году, когда Елены Петровны не стало, Бердяеву было всего семнадцать лет. Между тем, их пути-дорожки пересеклись в ХХ веке....  — в разное время в опубликованных ими трудах.

1

Николай Александрович Бердяев был чрезвычайно любознательным человеком. С миром оккультизма и спиритуализма он столкнулся в юности. Его старший брат был медиумом, и однажды, находясь в трансе, получил сообщение от индусских Махатм о том, что Николай станет знаменитостью в Европе (с. 28). Предсказание сбылось: через несколько десятилетий. Бердяева-философа избрали своим почетным доктором лучшие европейские университеты.

Он интересовался основными направлениями развития философской мысли. Он изучал оккультизм и не стеснялся положительно отзываться о нем. Он читал труды Блаватской, слушал лекции Р. Штейнера, был лично знаком с А.Р. Минцловой, эмиссаром Антропософского общества в России. Следует упомянуть о том, что в отличие от теософии в основе антропософии лежат христианская мистика, а также идеи и предположения пифагорейской и неоплатонической мистики, каббалистики, веданты и немецкой натурфилософии.

Бердяев писал о своих мистических переживаниях: «В ранней молодости в личной своей жизни я столкнулся с оккультизмом, связанным с индусскими махатмами. У меня была отрицательная реакция, и я вел борьбу с этими веяниями… Я не могу признать всю сферу оккультных явлений шарлатанством или самообманом, не могу объяснить эти явления исключительно психопатологией. Я допускаю существование оккультных сил в человеке и оккультных явлений, еще не исследованных научно. Оккультные течения  проходят через всю историю

человечества с первобытных времен. Во все времена также существовали оккультные общества и ордена. Это должно что-то значить, иметь какой-то смысл. Это явление требует углубленного объяснения. Не думаю также, чтобы всю сферу оккультных явлений можно было бы отнести к действию сил демонических, как думают многие православные и католики. Наиболее противоположными христианству я считаю формы оккультизма, заменяющие религию и придающие себе религиозное значение». (с. 190)

Он писал, что некоторые из известных писателей в России сделались антропософами в 1910-х годах, что молодые люди интересовались и антропософией, и другими формами оккультизма. Они «искали тайных обществ, посвященных. Подозревали друг друга в причастности к оккультным организациям... Старались обнаружить оккультные знания, которых в действительности не было. Я признаю существование оккультных дарований в человеке. Но у большей части людей, увлеченных в то время оккультизмом, я никаких оккультных дарований не замечал». (с. 190)

Признавая право оккультизма, теософии, антропософии на существование и развитие как самостоятельных философских направлений, Бердяев оставлял за собой право критиковать их некоторые теоретические положения, с которыми был не согласен. «Моя критика оккультизма, теософии и антропософии связана была с тем, что все эти течения космоцентричны и находятся во власти космического прельщения, я же видел истину в антропоцентризме и самое христианство понимал как углубленный антропоцентризм. В антропософии, которую я знал лучше и по книгам и по людям, я не находил человека, человек растворялся в космических планах, как в теософии я не находил Бога. Бог также растворялся в космических планах. Популярность оккультных и теософских течений я объяснял космическим прельщением эпохи, жаждой раствориться в таинственных силах космоса, в душе мира, а также неспособностью церковного богословия ответить на запросы современной души…

«Оккультизм есть сфера магии по преимуществу, то есть необходимости, а не свободы. Магия есть господство над миром через познание необходимости и закономерности таинственных сил мира. Свободы духа я не видел у людей, увлеченных оккультизмом. Они не владели оккультными силами, оккультные силы владели ими. Антропософия разлагала целость человеческой личности, потрошила душу не менее психоанализа». (с. 190-191)

   Он подметил одну чрезвычайно важную деталь в поведении людей, увлекавшихся теософией и антропософией, – идолопоклонство и одержимость».

Он писал, что «некоторые антропософы  производили на меня впечатление людей одержимых, находящихся в маниакальном состоянии. Когда они произносили слова «доктор Штейнер сказал», то менялось выражение глаз, лицо делалось иным, и продолжать разговор нельзя было. Верующие антропософы гораздо более догматики. Гораздо более авторитарны, чем самые ортодоксальные православные и католики». (с.191)  

Будто он и его сотоварищи их христианских философов были лишены этих качеств, особенно из тех, кто мечтал о воссоединении православной и католических церквей, чтобы они совместными усилиями боролись с коммунизмом и отсекали проникновение восточных духовных учений, которые, как показала Блаватская, ни в чем не уступают христианским учениям и в большей степени, чем еврейское христианство, пропитано идеями гуманизма и свободы личности...

Когда Бердяев слушал лекции Отца антропософии Рудольфа Штейнера в Германии, он подметил, что атмосфера в антропософской ложе была  ему чуждой. Сам Штейнер произвел на него сложное впечатление. Он «не произвел на меня впечатления шарлатана. Это человек, который убеждал и гипнотизировал не только других, но и себя самого. У него были разные лица, то лицо добродушного пастора, он и одет был, как пастор, то лицо мага, владеющего душами. В нем было что-то аскетическое и страдальческое. Вероятно, главным соблазном его была власть над душами. Редко кто производил на меня впечатление столь безблагодатного человека, как Штейнер. Ни одного луча, падающего сверху. Все хотел он добыть снизу, страстным усилием прорваться к духовному миру». (с. 191)

А разве мало шарлатанов и, вдобавок инквизиторов, знает история христианства?! А бесконечные войны христиан? А миллионы и в ХХ веке более сотни миллионов, убитых в двух мировых войнах, организованных на деньги известных банкирских семей?!...

Книги Штейнера ему казались «скучными» и «малоталантливыми» (с.191). Бердяев отметил большой ораторский талант главного антропософа. «Его манера говорить была магическим актом овладения душами при помощи жестов, повышений и понижений голоса, меняющегося выражения глаз. Он гипнотизировал своих учеников, некоторые даже засыпали». (с.192)

Прослушание лекции укрепили его критическое отношение к антропософии и оккультизму. Он  выразил свое мнение в откровенной статье, опубликованной в «Русской мысли». Она «вызвала негодование антропософов». (с.192)

И не только антропософов и теософов...

2

Философ не может не интересоваться историей религии и духовных исканий. Бердяев как мыслитель не был исключением из этого правила. Он был знаком со многими российскими и западными мыслителями своего времени. Он рассказал о том, как он пытался проникнуть в тайну православия. Желания у него поубавилось на некоторе время после того, как он послушал речь ректора Московской духовной академии епископа Федора. Тот вопрошал: «Зачем сравнительная история религий, которая может соблазнить, что такое история религии, что такое наука, когда речь идет о спасении или гибели души для вечной жизни». (с.187)

Бердяев воочию убеждался не раз во враждебности традиционного манашеско-аскетического православия знанию, науке, культуре. Он ездил к старцам в Зосиму пустыню, расположенную под Владимиром. Встречался с аскетами. Старцев, между прочим, почитали российские теософы и антропософы. Одни из них видели в этих старцах посвященных!? Другие – продолжение эзотерической традиции православия. (с. 187)

Оттолкнули его от православных начальников и книги самого популярного в то время духовного писателя Феофана Затворника. И вот какой вывод он сделал: «Все, что писал Феофан Затворник не об аскезе и внутренней жизни, а о практической морали и об отношении к общественной жизни, ужасно своей непросветленностью, своим МРАКОБЕСИЕМ и РАБСТВОМ (выделено мною - Ю.Г.) Аскетический подвиг в течение двадцати лет затвора не просветляет ума и нравственного сознания, не вырабатывает подлинно христианского отношения к жизни общества. У меня нарастало восстание против некоторых сторон православия, против состояния Православной церкви, против обскурантизма иерархии, против синодального рабства». (с.189)

Вслед за Ницше Бердяев писал о роли садизма в истории религии, о наступлении катастрофической эпохи, в которую в мире происходили дехристианизация, «дегуманизация, потрясение образа человека». (с. 300) Писал он об этом не так ярко и образно, как великий немецкий философ. В отличие от него он был уже уверен в том, что «христианство есть откровение иного, духовного мира, и оно несоединимо с законом этого мира». (с. 301)

Он спорит с Ницше по многим вопросам, но соглашается с ним в главном: «Мировая гармония, торжество мирового разума, прогресс, благо и процветание всякого рода коллективов – государств, наций, обществ, – сколько идолов, которым подчиняют человека или он сам себя подчиняет! О, как я ненавижу это рабство!» (с. 302)

У него нарастало восстание против исторических форм церковности, против официального православия, против Синода. Он написал негодующую статью «Гасители Духа», направленную против Синода. В ней он выразил свое возмущение бездуховностью Синода, насилием в духовной жизни. В наши дни не меньшее возмущение вызывает деятельность начальствующих лиц в РПЦ....

Власти конфисковали номер газеты с его статьей, а автора отдали под суд. Вот тебе и Соборность, и София-Мудрость! Вот тебе  Богоискательство и философия свободы!

3

Различие между ним и Блаватской заключалось в том, что Бердяев не оставил после себя ни последователей, ни организации, ни международного или всероссийского движения. Блаватская создала Всемирное теософское движение, которое существует и развивается до настоящего времени, пережив и царский, и советский режимы.

Блаватская и русские религиозные философы – дети одной страны, дети русского народа, дети одного Солнца. Многие русские философы доказывали, что мир не должен быть спасен насильно. Блаватская писала о том, что он не может быть спасен насильно.

Владимир Соловьев и Николай Бердяев призывали к вселенской соборности церквей. Блаватская призывала к объединению и созданию вселенского братства без различия веры, национальности, расы.

Бердяев и другие русские философы прошли через годы увлечения социализмом, Блаватская прямо указывала, что теософ не может и не должен участвовать в революционных, террористических и социалистических движениях. Его оружие — духовность.

Русские философы отказались принять ее в свою компанию. Да, она и не стремилась присоединиться к ней. Слишком глубокие корни Блаватская

пустила в западной культуре, слишком много сил и здоровья отдала Востоку. Однако всю жизнь она оставалась русской патриоткой по воспитанию, по культуре, по образу мыслей. Ее творчество принадлежит не только западной культуре, но и России.

Она видела место России в европейском соцветии государств. Не идею социализма и не христианское идеальное будущее человечества, а идею братства, сплетения судеб народов Европы, Азии, Америки и Африки защищала она.

Как все религии вытекали из единого источника – Божественной Мудрости, так и каждый человек, живущих на планете в прошлых жизнях мог принадлежать к разным расам и нациям, исповедовать разные мировые религии.от идеи всемирного братства до братства пролетариев всех национальностей оставалось сделать один шаг. И марксисты, Ленин его сделали и в теории, и на практике.  

Блаватская  была убеждена в том, что церковники везде и всегда не объединяют, а разъединяют народы, вызывают конфессиональные войны. Поэтому народы должны принять новое универсальное, духовное учение (религиозно-научную философию или научно-философскую религию), в развитие которого она внесла свою лепту, чтобы привести к братству все расы и нации на планете.

4

Хотя некоторое сходство между Блаватской, с одной стороны, и русскими христианскими философами, с другой, можно при желании найти. Сходство заключалось в том, что обе стороны признавали наличие в человеке экстрасенсорных способностей, склонность к мистическим переживаниям и интуитивному познанию. Но на этом сходство заканчивается. Блаватская отрицала прогрессивную (??) роль церковного христианства, его мнимого, надуманного превосходства над другими мировыми религиями. Она видела духовный прогресс человечества в межэтническом и межконфессиональном братстве людей, а не церквей. Марксисты видели и добивались духовного прогресса человечества на путях некапиталистического развития человеческой цивилизации.

Русские христианские философы были убеждены в превосходстве христианства. Они видели пути решения многих национальных и международных проблем на путях укрепления и развития христианской духовности. Причем богоискательство велось тогда, когда христианская религия и цивилизация переживали острый КРИЗИС. Эти философы не могли понять, что они выдумывали еще один миф о будущей духовности в те десятилетия, когда Россия и Европа скатывались в пропасть политических революций и мировых войн. Победил холодный прагматический расчет финансовых воротил, военно-промышленных магнатов и большевистских агитаторов. Правильнее и глубже видели будущее мироустройство Ницше и Маркс.

Приговор русской христианской философии вынес ХХ век: безбожие утвердилось на Руси, а большевистский режим развеял российских философов по всему  миру. Исторически правой оказалась Блаватская. Вопрос о путях решений межэтнических и межконфессиональных проблем, которые она предлагала решать на путях управляемой в планетарном масштабе духовной эволюции человечества сегодня более актуален, чем в ее эпоху.

Н. А. Бердяев был одним из немногих русских мыслителей, давших объективную, непредвзятую оценку культурной жизни России и отметивших факт влияния Блаватской на русскую культуру. Влияние это было не прямое, а косвенное – через оккультизм, спиритуализм и антропософию – особенно в 1910-е годы. (с. 194) Он «навеки сохранил убеждение, что нет религии выше истины». (с. 85) Он основательно изучил буддизм по трудам Ольденбурга. (88) однако никогда не бывал на Востоке. Он «имел жизненные встречи с оккультным течением». (с. 141) Он признавал «многоплановое перевоплощение, перевоплощение в другом духовном плане, как и предсуществование в духовном плане». (с. 303) Он, как подлинный философ, изучал труды античных и средневековых философов, он не был склонен к признанию оккультного мировоззрения, ибо истина выше и религии, и оккультизма, и теософии, и антропософии.

5

Однако позже, повзрослев и оказавшись за границей в 1922 году без гроша в кармане, Бердяев понял, что без прославления христианства прожить в цивилизованном мире ему не удастся, как и без критики коммунизма. Да и без критики теософии Блаватской не проживешь в мире, В котором человек человеку - волк  А кушать-то хочется?!  

На память мне приходит одна его статья, опубликованная в журнале "Наука и религия" N9 за 1991 год, когда только обозначился новый приход Блаватской в Россию.

Это был разгар торжественных мероприятий ЮНЕСКО, посвящённых ей и связанных с двумя годовщинами: 160-летием рождения и 100-летием её смерти. Весь культурный мир отмечал эти годовщины.

Два из них прошли и в России. В том сентябре я приезжал в Днепропетровск на международную конференцию и даже вступал на ней с сообщением. Об этом я расскажу позже.

Статья Н. Бердяева, которой редакция журнала пыталась помешать возвращению теософии в Россию, называлась "Учение о перевоплощении и проблема человека. — Переселение душ. Проблема бессмертия в оккультизме и христианстве". Редакция откопала ее в сборнике, вышедшем в Париже аж в 1935 году!!

Вот как изменился к этому времени Н. Бердяев. В статье он высказал несколько гадких мыслишек.

"Блаватская, женщина очень одарённая, с несомненными оккультными способностями, в своей чудовищной по своему стилю и своим смешениям книге "Doctrine Secrete".

1) вульгаризирует древние индусские учения;

2) в духе современного натурализма и эволюционизма.

3) Она ненавидела христианство и ставила гораздо выше браминизм и буддизм и, вероятно,

4) охотно приняла бы "арийский параграф", навязываемый в современной Германии. (Это очень облегчает суждение о Блаватской с точки зрения христианского сознания)."

Не хочу впадать в длинную дискуссию по каждому из четырёх дешевеньких параграфов не хочу сыпать бисер перед свиньям, как учил Христос своих учеников.

Не только о Блаватской наговорил гадкие слова Бердяев, почитаемый ныне либеральной антинародной интеллигенцией, но и о....

(Продолжение следует)




Новости
24.02.2020

Грибоедова вспомнят в «Библио-Глобусе»

225-летию со дня рождения классика посвятят вечер в книжном.
24.02.2020

Олег Хлебников в МДК Арбат

На Новом Арбате состоится творческий вечер поэта.
23.02.2020

Захар Прилепин против Юрия Хоя

Писатель выступил против установки в Воронеже памятника покойной рок-звезде.
22.02.2020

Американец получил медаль Пушкина

Владимир Путин наградил поэта и переводчика Джулиана Генри Лоуэнфельда.
21.02.2020

«Читаем Абрамова»

В «Российской газете» пройдет презентация видеокниги, посвященной творчеству знаменитого писателя-почвенника.

Все новости

Книга недели
В лучах рабочей лампы

В лучах рабочей лампы

Эта книга впервые объединила под одной обложкой все поэтические переводы Марины Цветаевой
Колумнисты ЛГ
Сазанович Елена

Неотверженный

Он прожил 83 года. Немало! Из них – почти 70 лет писал.

Евстафьев Дмитрий

По закону или по понятиям?

Удивительная история случилась с поправками в Конституцию.

Болдырев Юрий

На вид всё красиво

Любите ли конфеты с гвоздями?

Крашенинникова Вероника

Не отдать «карликам»

В политике есть события, которые срывают маски и расставляют всё по местам.

Сазанович Елена

Горе уму

15 января Александру Сергеевичу Грибоедову – ни много ни мало – 225 лет стукнуло...