Восток – дело тонкое

Алекс Бертран Громов. Иран. От Кира Великого до аятоллы Хомейни. – М.: Садра, 2022 (серия «Следы времен»), 536 с., илл., ISBN: 978-5-907041-76-9

 

В объемном иллюстрированном издании (9 частей, выстроенных в хронологическом порядке) описаны история и культура Ирана на протяжении более чем двух тысячелетий, от легендарной древности (взятия Киром Великим Вавилона и возведения наследниками Кира новой столицы – Персеполя) до 80-х годов прошлого столетия. Отдельная глава посвящена древней династии Сасанидов, с царями из которой было связано множество преданий о сражениях и сказаний о великой любви правителя к чужестранке.

Сюжет о царе Хосрове и его возлюбленной Ширин стал одной из самых знаменитых любовных драм в истории всего человечества. «Фирдоуси излагает его как историю взаимного влечения с первого взгляда. Эта любовь, однажды вспыхнув, остается с героями навсегда, преодолевает все преграды, любые житейские препоны и сословные границы. Хосров встречает Ширин еще в юности и сразу влюбляется. Но девушка – из простой семьи, которая не входит в тот круг избранной аристократии, где властители обычно выбирают себе жен. Наследник престола Хосров становится шахом, он поглощен государственными делами и забывает о первой любви. И однажды, когда он со свитой едет на охоту, то снова видит Ширин, стоящую на плоской крыше своего дома… Потерять возлюбленную вновь Хосров отказывается. А вот Низами рисует совсем иную картину. Хосров предпочитает пожертвовать своим чувством ради государственных интересов и жениться на дочери византийского императора, чтобы заручиться поддержкой могущественного союзника. От тайных свиданий с возлюбленным Ширин отказывается. Низами пишет об отчаянии Ширин, осознавшей, что ее возлюбленный Хосров – человек недостойный. Однако после кончины своей византийской жены он сватается к Ширин – и она соглашается. Поэт приписывает дальнейшие заслуги царствования Хосрова благотворному влиянию Ширин, рядом с которой он стал просвещенным и заботливым правителем».

Далее следуют последние битвы последнего сасанидского шаха, и его гибель, ставшая поучительным эпизодом былого. Алексу Громову удалось достичь органичного сочетания исторических фактов и эмоциональной атмосферы старинного иранского искусства. Последующему возрождению Персии после арабского завоевания способствовало развитие новоперсидского языка и созданных на нем литературных произведений. Важнейшее место среди них занимает эпическая поэма «Шахнаме», ставшая неотъемлемой частью мировой культуры. В тексте книги подробно рассказывается о ее происхождении, жизни автора и многочисленных преданиях, в которых описывались превратности его судьбы. Упоминается и о том, как переводили в СССР Фирдоуси. Редактором первого тома русского издания «Шахнаме» стал беглец из шахской Персии поэт и революционер Абулькасим Лахути, а первый полный перевод выполнила его жена Цецилия Бану-Лахути. Рассказывается как в СССР снимали кино и ставили спектакли по эпизодам «Шахнаме». Помимо этого, уделено внимание другим великим поэтам и мудрецам: Рудаки, Омару Хайяму и Авиценне, называемом на Востоке Ибн Синой и считающегося не только великим врачом, но и виднейшим философом.

Во времена правления Бориса Годунова между Русью и Ираном обсуждался союз против враждебной обоим державам Османской империи. Это вообще одна из значимых тем книги – культурные, торговые и государственные связи между Ираном и нашей страной. Описаны посольства шахов и царей друг к другу, а также – роль подданных Российской империи и СССР на иранской земле.

К примеру, Персидская казачья бригада была создана в XIX веке по образцу русского Собственного Его Императорского Величества конвоя – личной охраны государя и его семьи. Персидские казаки были из местных, а офицеры и инструкторы – наши, поступавшие по официальному позволению на службу к шаху. И описания быта персидской столицы и других мест оставили в своих воспоминаниях - обычно под местными именами-псевдонимами- именно наши офицеры. Прежде всего это знаменитый Мисль-Рустем, подробно запечатлевший тогдашнюю жизнь Тегерана в целом и подробности службы персидских казаков.

Менялись шахи, а их гвардией, личной охраной и главной опорной силой оставалась Персидская казачья бригада (позже – дивизия). В ХХ веке ее командир Реза-хан, когда-то начавший службу рядовым, приобрел такое влияние, что сначала стал военным министром, а потом был коронован в качестве шаха, основав последнюю из правивших в Иране династий. Немаловажную роль в мировой политике играли связи новой иранской династии Пехлеви и СССР. В годы Второй мировой войны именно через Иран по так называемому «персидскому коридору» в Советский Союз шла значительная доля поставок по ленд-лизу. А Тегеранская конференция во многом определила облик послевоенного мира.

В тексте уделено внимание старинным иранским мыслителям и историкам (многие из которых были и выдающимися государственными деятелями), а также - художникам, каллиграфам и оружейникам, чьи творения стали достояниями не только иранских, но и крупнейших российских и европейских музеев.

 

Арти Д. АЛЕКСАНДЕР