Богатырь и мыслитель

Поворотные моменты в истории человечества могут проявляться по-разному, и Юрий Власов, подняв в Риме в толчке 202,5 килограмма, изменил представление о силовых, мускульных возможностях человека: ибо существовала уверенность, что более двух центнеров человек поднять не может…

Власов – человек, свершающий путь: путь сложен, над ним сияет солнце, и звезды роняют сво серебро в его недра…

…в одной из книг Власов писал, что спорт был нужен ему ради дальнейшей свободной возможности заниматься литературой.

С 1959 года Власов публикует очерки и рассказы: многие из них посвящены спорту: туго сделанные, будто мускульная сила занята у грандиозной атлетики, они показывают взлеты и провалы: сияние белого мгновения (именно так называется одна из повестей Власова), и жесткие муки разочарования: в том числе после проигрыша.

Графика, кажется, ближе Власову, чем живопись: тем не менее, многие его повествования воспринимаются именно через призму цвета; и сила преодоления, столь известная тяжелоатлету, заложена в них в достаточной мере.

Справедливость силы.jpgПотом была книга «Справедливость силы», где автобиография, данная крупно и без прикрас, сочетается с историческим исследованием атлетики, рассматриваемой со многих сторон; и тут уже больше живопись, нежели графика.

Умная сила: так ощущается при соприкосновении с книгами Власова: набирающими масштаб в соответствие с возрастом и многим пудами солевого опыта.

…пылает «Огненный крест» – историческая исповедь, яростное повествование, изъятое из недр революционных времен: трехтомник бушует языками огня, которые и выстраивают панорамы, о каких – без использования пламенеющей субстанции – вряд ли написать.

Огненный крест…христианское прорастает в книги Власова исподволь, постепенно окрашивая их сильнее и сильнее; и вот световые кристаллы как будто звучат во многих главах «Огненного креста»: звучат лучением… все той же умной силы, о которой думаешь, когда размышляешь о могучем человеке, плотно и сильно свершающим свой путь.


* * *

...нечто от античного героя (романтизированного, разумеется) было во Власове: красота и грациозность сочетались с титанической силой, перехваченной определенным изяществом.

Мощь человека-атлета, казалось бы, противоречит лиризму любого отлива, тем не менее, ранние рассказы и повести Власова именно лиричны.

Они исполнены в акварельной технике письма, с лёгкими водяными разводами: когда между абзацами мерцает много воздуха (родственной воде стихии), и персонажи и ситуации дышат естественностью жизнью, из недр которой и изъяты замечательные произведения.

Человек в спорте, страсти густой плотности, связанные с этой темой сильно отображены во многих ранних произведениях Власова, и то, как он трактует образы людей, то, как живописует различные ситуации, говорит именно о мощной лирической струе его таланта.

Разумеется, в них много о преодоление: себя в большей степени, чем грядущего веса; но в них и много природы: человека в оной, взаимосвязанности субстанций; и жизнь – плещущая и блещущая – широко наполняет каждый абзац художественного текста.

Власов тяготеет к эпосу: к глобальному осмыслению истории; в отдельных частях своей эпопеи жизни – к осмыслению истории спорта; так, в книге «Справедливость силы» дана своеобразная история тяжёлой атлетике – и на личном опыте, и на опыте исторического знания.

Временщики.jpgКонечно, такие книги, как «Великий передел», или «Временщики» – это иного рода мощь; но именно раннее в литературном творчестве Власова – этого президента умной силы, установившего рекорды, менявшие представление человека о его возможностях – наиболее нежно и лирично: несмотря на никуда не уходящий волевой, силовой напор; и именно страницы его ранних повестей и рассказов выявляют грани его огромной личности особо: камерно, отчасти нежно…

Такие люди, как Юрий Власов – со всеми их сомнениями, заблуждениями, даже провалами в пустоты ложных идей – есть движители общечеловеческого вектора – наиболее правильного из всех, ибо солнце совести – помимо многокрасочной одарённости – освещает их путь, заставляя даже в заблуждениях находить отблески истины.

Власов и Шварценеггер (СССР, 1988 г.).jpgИ эти люди – наша гордость. Когда Арнольд Шварценеггер приехал в СССР в 1988 году, то на вопросы, кого бы он хотел увидеть, ответ был один: «Юрия Власова». Оказалось, что Власов был кумиром прославленного австрийско-американского атлета, который хотел во всем походить на него.

Давайте же не будем забывать о таких людях, как Власов. Они достойны того, чтобы ими гордились и восхищались.

С Днем Рождения, Юрий Петрович!


Александр БАЛТИН



«ЛГ» поздравляет великого русского атлета и прекрасного писателя Ю.П.Власова с юбилеем, желает ему здоровья и новых произведений.