«Сомнений в правоте России нет…»

«Литературная газета» задала писателям три вопроса относительно специальной военной операции:

1. Есть ли у вас сомнения в правоте России, проводящей специальную военную операцию?

2. Как относитесь к российским писателям, которые выступили против СВО и даже за Украину?

3. Если поддерживаете нашу армию и ополченцев Донбасса, то в чем это выражается? 

Не ожидали, что столько писателей захотят принять участие в нашем опросе. Мало кто отказывался.

Поэтому наш материал выйдет в двух (как минимум) частях. 

Сегодня мы публикуем первую часть опроса.


Вторую часть см. ЗДЕСЬ.



МурзинДмитрий МУРЗИН, поэт

1. Сомнений нет. Была надежда, что мы еще оттянем начало активных боевых действий. Украина в данном случае, это ружье, которое коллективный Запад повесил в первом действии на стену, во втором – почистил и смазал, в третьем – зарядил. И нет никаких сомнений, что в четвертом действии ружье-Украина выстрелило бы. Нужно было ждать, пока противник нападет первым? Нет, не нужно. У нас есть печальный опыт сорок первого года. Тогда мы дождались. Чего нам это стоило – мы хорошо помним.

2. К писателям, которые поддерживают Украину, я отношусь без восторга. Но мое отношение к ним – дело десятое. У меня нет действенных механизмов, чтобы охолонить их. А вот у государства – есть. Если писатель (и не только писатель) нарушает закон, распространяет ложные сведения или материально поддерживает армию противника – он должен отвечать по закону. Если писатель не нарушает закон, а просто не поддерживает наше государство – наше государство не должно поддерживать писателя. Вса просто.

3. Поддерживал и поддерживаю. Как могу. Участвую в денежных и вещевых сборах. Информационно. Творчески. Попал на сайт правительства Украины в санкционный список как писатель-пропагандист. Будет возможность – поеду на Донбасс.


Бессмертная.jpgАнна БЕССМЕРТНАЯ, поэт, переводчик

1. Сомнений нет и быть не может, не должно! Россия много раз оказывалась последним рубежом по защите подлинной человечности, истинных гуманистических ценностей. Я бы даже говорила не о правоте, а о долге защищать мир от наследников нацизма, долге перед нашим прошлым и будущим, которое должно быть свободно от так называемых ценностей Западного мира.

2. Отношусь к ним как, впрочем, и к остальным представителям так называемой «творческой элиты», не поддерживающей или осуждающей СВО, или помогающей укронацистам, в лучшем случае как к людям, которые предпочли быть слепы и глухи к правде, а в худшем – как к предателям нашей Родины, истории и народа.

3. Безусловно и однозначно поддерживаю, начиная с событий 2014 года. Собираю гуманитарную помощь, перевожу деньги, публикую на своих ресурсах в интернете стихи и посты в поддержку Донбасса и СВО.


Небыков.jpgАлексей НЕБЫКОВ, прозаик, главный редактор порталов «Печорин.нет» и «Мое Отечество»

1. Считаю, что Россия верно встала на защиту интересов и прав соотечественников на Украине. Убийства в Донбассе должны быть прекращены.

2. Они – предатели нашей Родины. Отношение к ним – резко отрицательное. Но опаснее, на самом деле, те, что остались в тени среди нас, не решились открыто высказаться против. Такие и дальше будут действовать на своих местах против Отечества, против русской культуры и патриотов России.

3. С первых дней СВО, когда началась повсеместная антироссийская истерия и стали появляться в сети антироссийские списки, мы с коллегами сразу стали делать свой портал поддержки специальной военной операции российской армии в Донбассе и на территории Украины. Дабы показать солдатам на передовой и патриотам России, что предателей намного меньше в нашей стране, чем людей, искренно любящих Отечество. Порожденный самим временем сайт появился в сети уже 16 марта и позволяет людям поддержать свою Родину, российскую армию, русских людей, страдающих от несправедливости на Украине. Сделать это можно, опубликовав статью, мнение, видео, музыкальный клип, произведения словесного и изобразительного искусства, а также подписав письмо поддержки сайта «Мое Отечество» (https://otechestvo.moe/).


Ахпашева.jpgНаталья АХПАШЕВА, поэт

1. Нет никаких сомнений. Более того, считаю, что сейчас успехами в СВО решается, будет ли у России будущее. То есть битва не на живот, и отступать опять некуда. В тоже время, отстаивая свои интересы, Россия опять сражается за будущее всей планеты, где не будет царить доллар, а кучка «развитых» стран не сможет притеснять и кошмарить остальной мир, впрочем, собственных граждан тоже.

2. Не хочу никого называть. Специально не отслеживала, но информация, касающаяся более-менее известных имен – из тех, кто однозначно выступил против СВО – на глаза попадалась. Кто-то поначалу истерил вполне искренне. Чему, зная более ранние и довольно громкие их высказывания мировоззренческого и политического плана, можно не удивляться. То есть почти все поступили вполне ожидаемо. А если кто уехал, то скатертью дорога, все равно дома сейчас, по большому счету, не до них, из истории они с этого момента выпали.

3. Один наш студент – вуза, в котором я работаю – летом был волонтером на Донбассе. Вот это я называю реальной поддержкой! Жаль, не всем доступно. Но можно участвовать в организованных акциях – по сбору средств, например, или гумпомощи. У нас в Хакасии проводятся регулярно. Также внесла скромный творческий вклад – несколько стихотворений были отобраны для антологии патриотической поэзии. Но самое главное, думаю, для каждого – жить своей обычной жизнью, не сомневаясь в Победе.


Артис.jpgДмитрий АРТИС, поэт

1. Сомнений в правоте России нет и быть не может. За последние годы (без малого тридцать лет) постоянно сталкивался с жителями окраин Российской империи (сейчас их почему-то называют украинцами) и своими собственными глазами видел, как деградировало общество. Обнищание территории после развала Союза, бандитизм, олигархия с темным прошлом, формирование и финансирование ультра националистических движений, преследование русскоязычного населения вплоть до истребления, вымирание людей… Только за последние двадцать лет бывшая союзная республика лишилась около десяти миллионов человек – ежегодно Украина теряет полмиллиона населения. Что тут рассуждать? Ждать, когда вымрут оставшиеся? Можно было бы и подождать, но усиление западного влияния и подготовка вымирающего населения к войне с Россией – предсмертная агония – вынудило на активизацию действий нашей стороны. Сегодняшний мир похож на апокалиптические фильмы, где пока еще живым людям, чтобы сохранить человеческий род, приходится истреблять зомби.

2. Это законченные подлецы. Сомневаюсь, что запутавшиеся. Запутавшихся и неверно оценивающих происходящее – единицы. И сотни подлецов, которые в скором времени начнут прятаться за их спинами, подставляя под удар (возмездие неминуемо!), чтобы в очередной раз выйти сухими из воды. Как отличить глупца от подлеца, я не знаю. Скорее всего, история смешает их в одну кучу и раздавит своей могущественной пятой.

3. Как литератор и в первую очередь русский поэт, поддерживаю моральный дух тыла, а как обычный человек – забочусь о родных и близких.


ГригорянАнаит ГРИГОРЯН, прозаик, филолог, переводчик

1. У меня не было сомнений ни в 2014 году, когда в состав России совершенно законным путем возвратился Крым, ни теперь, когда президент принял тяжелое решение о начале специальной военной операции. Я давно интересуюсь историей нацизма и, в частности, бандеровского движения. Когда 20 января 2010 года Бандере было присвоено звание Героя Украины, а Россия вместе со всем цивилизованным миром лишь выразила свое сожаление по этому поводу, – уже тогда было, в общем-то, ясно, что нас ждет. Не сомневаюсь в том, что, будь у России хоть единственный шанс решить все без кровопролития – им бы воспользовались. Теперь же нам остается только победить.

2. Я не хочу допускать мысли о том, что все литераторы, выступившие против специальной военной операции, изначально сознательно встали на сторону нацистов. Если человек не дал себе труда разобраться раньше, то за полгода кропотливой умственной и душевной работы можно было, вероятно, наверстать упущенное. Так что на данный момент я вижу в подобной позиции только лицемерие, фальшивый пацифизм, на деле оборачивающийся бесчеловечностью, и предательство своей страны и культуры.

3. Долг каждого, кто находится в тылу – помогать тем, кто на передовой. Перевожу посильные суммы денег, поддерживаю непосредственно тех друзей, кто сейчас там. Надеюсь, что делаю все, что могу на данный момент. Стараюсь максимально хорошо выполнять свою работу и приносить максимальную пользу здесь.


Огрызко.jpgВячеслав ОГРЫЗКО, критик, публицист, главный редактор интернет-портала «Литературная Россия»

1. Конечно, Россия права. В этом даже нет никаких сомнений. Ведь все начиналось не сегодня. Не буду углубляться в далекие дебри. Приведу только один пример. Я последние лет пятнадцать много времени провел в архивах и изучал, в том числе, недавно рассекреченные документы Политбюро и Секретариата ЦК КПСС за 60-е годы. И что обнаружил? Уже тогда на Украине изо всех щелей пер, простите за грубость, пещерный национализм. Люди забрасывали Москву письмами, рассказывали о том, как русских изгоняли во Львове, никого и близко не подпускали к руководству даже кинотеатрами, многих преследовали за стремление говорить на русском языке, читать русскую литературу, мыслить на русском языке. И это ведь была не самодеятельность двух-трех местных бандеровцев. Все это поддерживалось Киевом и конкретно первым секретарем ЦК Компартии Украины Петром Шелестом и его аппаратом. Москва об этом знала, но очень долго терпела, и лишь в 1972 году по-тихому заменила Шелеста на Щербицкого. Но никакой толковой программы по выправлению ситуации в 70-е годы так и не появилось. Просто проблему загнали вглубь, в некое подполье, а потом все это не просто всплыло наружу, а бабахнуло так, что мама не горюй! Я помню 1987-88 годы. Тогдашний завотделом пропаганды ЦК Компартии Украины Леонид Кравчук очень сильно обиделся на республиканское общество книголюбов. Но за что? По его мнению, книголюбы Украины увлеклись пропагандой советских классиков и порой отмахивались от книг украинских поэтов типа Павлычко, в произведениях которых акцент делался, мягко скажем, на особенностях украинского характера. Травле подверглась, в частности, одна из руководительниц этого общества Руденко. Кравчук поставил ей в вину два момент: белорусское происхождение и незнание украинского языка. Таким образом, партаппаратчик хотел отказать человеку в праве говорить по-русски. Кравчук был очень удивлен, когда я во время встречи с ним в здании республиканского ЦК достал магнитофон и попросил все претензии озвучить под запись. Тем не менее, кое-что он все-таки наболтал, не сильно скрывая свои националистические настроения. Я за вечер набросал свою статью. Утром вернулся в Москву и положил свой материал на стол главному редактору того издания, в котором я тогда работал. Но главред сказал, что уже обо всем договорился с Кравчуком и ничего печатать на эту тему не будет. Как выяснилось, Кравчук меня опередил, успел раньше прилететь в Москву, встретиться с моим начальником и все замять на аппаратном уровне. Позже Кравчук стал вторым секретарем ЦК КП Украины, а потом возглавил всю партию. А где же мы все были?! Мы же знали, что к власти рвался бандеровец. Но тогдашние московские главредактора струсили и не дали Кравчуку никакого отпора. Теперь все расхлебывать в тысячу раз труднее. Но мы должны победить, иначе зараза проникнет и к нам.

2. Бог им судья.

3. Мы всегда были с русской армией. И наши сотрудники, и наши авторы всегда считали своим долгом встретиться с солдатами и офицерами, поддержать их словом и делом. И всегда честно рассказывали об их подвигах. Однако не всем это нравится. Не поэтому ли недобитые бандеровцы сейчас так яростно атакуют наш сайт (https://litrossia.ru/). Они хотят заглушить голос правды. Но правду не задушишь и не убьешь.


Мережковская.jpgСветлана МЕРЕЖКОВСКАЯ, поэт

1. У меня нет никаких сомнений в правоте России. Я вместе с Донбассом ждала этого все восемь лет. Я родилась в Керчи и безмерно благодарна нашему президенту и «вежливым людям», что Крым не постигла та же участь! Ведь, не присоедини тогда Россия Крым, – он бы был залит кровью.

2. К писателям, не поддержавшим специальную военную операцию, а порой и выступившим на стороне Украины, отношусь как к предателям Родины. Если эти господа не способны понять и оценить обстановку, проанализировать ситуацию, если им наплевать на убийства русских людей в Донбассе и на разорение наших святынь на Украине, то какие же они российские писатели? Они чужие.

3. Нашу армию поддерживаю всей душой! У меня написано несколько стихотворений на эту тему, а также текст к песне Юрия Лозы «Ребята воюют». Каждый месяц материально помогаю, что в моих силах, выделяю средства в три разных организации, занимающиеся покупкой и отправкой необходимого на данный момент снаряжения для наших защитников и ополченцев. И конечно, как православный человек, молюсь о России, о президенте, о наших воинах и нашей Победе. Победа будет за нами!


Можаров.jpgАнатолий МОЖАРОВ, прозаик, редактор, путешественник

1. Сомнений в необходимости СВО нет. Украинцы взяли на себя роль пешек в войне России против неоколониализма Востока со стороны Запада.

2. Полагаю, это либо неумные люди из рода смердяковых, либо конченные подлецы, сосущие вымя у той коровы, где молоко слаще.

3. Поддерживаю ополченцев Донбасса, периодически отправляя по мере возможности денежные средства волонтерским организациям и физическим лицам. Увы, не очень большие – по 2-3 тысячи за раз.


Сычева.jpgЛидия СЫЧЕВА, прозаик, редактор

1. Украина – родная нам страна. Я выросла на юге Воронежской области, моя мама говорила «по-хохляцки», и во времена моего детства никто никого не делил по национальностям. В любом городе России полно украинцев, как и русских на Украине. Моя родная сестра похоронена в Станице Луганской. Моя любовь к братскому народу сохраняется, потому что я знаю – не все украинцы призывают «москаляку на гиляку», не все клянутся в любви Западу и предают Россию. К сожалению, для моей семьи война началась в мае 2014 года, когда в Красном Луче украинский снайпер убил нашего родственника.

2. Я нигде не предала родину и горжусь, что рождена ею, служу ей делом и жизнью. Так было и так будет до конца моих дней. Не любить родину, не помогать ей в эпоху ее горя или трагедии и не радоваться ее успехам или ее празднованию собственного достоинства – это значит не быть настоящим человеком и не быть русским.

3. В моей семье все мужчины служили в армии, есть ветераны трех войн – Великой Отечественной, Чеченской и Донбасской. Мой вклад в их поддержку: я их стараюсь кормить вкусными борщами! Ну, а если серьезно, то у меня тоже есть знак участника боевых действий. Война – это трагедия, боль, кровь, увечья, сломанные судьбы, слезы матерей, невест, жен. Пока славяне выясняют отношения, мир убегает вперед. План глобалистов прост – расчленение восточного славянства на части, погружение обособленных «фрагментов» в состояние деградации. Не следует ему подчиняться. Верю, что здоровые силы в наших странах одолеют славянофобов.


Артемов.jpgВладислав АРТЕМОВ, поэт, прозаик, главный редактор журнала «Москва»

1. Наше дело правое, мы обязаны победить в этой битве, корни которой уходят в метафизику. «Тайна беззакония уже в действии, – предупреждал апостол Павел, – только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий...» Россия и есть «удерживающий», не позволяющий древней тайне совершиться. Так что, на мой взгляд, вопрос тут даже и не в территориях, всё гораздо важнее и страшнее. Если мы проиграем, глобальная диктатура наступит моментально во всём мире. Человеческая цивилизация подготовлена к диктатуре, к приходу власти антихриста даже и технически. Цифровые информационные технологии  способны обеспечить тотальный контроль над каждым из людей, ни одна живая душа укрыться не сможет.

2. Я слишком хорошо знаю всех этих «российских писателей», чтобы верить в благородство их помыслов. Это не юные и наивные девочки, которые руководствуются романтическими порывами. Это среда хищная, алчная, болезненно тщеславная.  В основании каждого их шага – мелкий расчет, выгода. И еще страх быть изгнанными из стаи.

3. Поддерживаем как можем. Посылаем туда книги, выступаем на телевидении и радио, а главное – печатаем на страницах журнала «Москва» произведения, в которых авторы говорят о судьбе Донбасса, о доблести русской армии. Вот конкретно в ближайших планах – номера «Москвы» открываются в октябре, ноябре, декабре большими и отличными подборками стихов Дмитрия Артиса, Анны Долгаревой, Владимира Скобцова...


Поспелова.jpgАлла ПОСПЕЛОВА, поэт, редактор, издатель

1. Как поэт и как женщина я хотела бы кричать только одно: «Нет войне!» И требовать остановить все прямо сейчас на любых условиях, но! Есть несколько важных моментов, которые определяют ответ на ваш вопрос, и часть из них связаны с моими предками. За моими плечами несколько поколений медиков, это люди которые всегда выше всего на свете ставят человеческую жизнь, любую человеческую жизнь. Дед всегда с гордостью говорил что на руках нашего рода нет братской крови, никто из семьи не участвовал в гражданской войне ни на одной из сторон. Второй момент, во мне текут казацкие крови, мой папа офицер, командир отдельного медицинского батальона, полтора года отвоевавший в Камбодже. «Есть такая профессия — Родину защищать» для меня одни из самых важных в жизни слов. По этому даже если у меня, в силу характера, есть какие бы то ни было сомнения о них никто не узнает пока все не закончится, и не наступит время, когда высказывать сомнения будет уместно, потому что я дочь русского офицера и русский поэт.

2. Я считаю, что наша страна самая свободная в мире, и очень этим горжусь. Именно эта свобода позволила вырасти им, не умеющим думать прежде чем что-то говорить, не способным различить честность и глупость, частное мнение и предательство, и прочая, прочая, прочая... Но для меня лично и для издательства всегда были и будут важнее их тексты, а не их болтовня.

3. В моей финансовой поддержке армия не нуждается. Поэтому участвуем только в поэтических акциях. А финансово мы поддерживаем мирных жителей, беженцев.