САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Памяти друга

16.08.2019
Памяти друга 40 дней как нет с нами замечательного писателя, сотрудника «Литературной газеты» Сергея САТИНА.

«Осиянная Русь» ждет Вас

11.08.2019
«Осиянная Русь» ждет Вас Основные события полуфинала фестивального движения Русского Мира «Осиянная Русь» пройдут 25 августа 2019 года.

Реагируем постфактум

07.08.2019
Реагируем постфактум Катастрофы в России повторяются с ужасающей частотой, а вот правильных выводов не делается, считает Виктор МАРЬЯСИН.

«Ни перспектив, ни планов, абы как...»

18.08.2019
«Ни перспектив, ни планов, абы как...» Стихи Сергея АРУТЮНОВА сложны, жестковаты, поэтому могут напугать неподготовленного читателя. Но это – поэзия.

Чужая речь

13.08.2019
Чужая речь Елена ЛИТИНСКАЯ довольно часто пишет стихи об эмиграции. Но, конечно, не только о ней.

«Где спайс разрушен на крови…»

09.08.2019
«Где спайс разрушен на крови…»							Эдуард УЧАРОВ давно известен за пределами Казани. И это вполне заслуженно – поэт он настоящий.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Облако в умах

21.08.2019
Облако в умах Об особенностях романа Семена ЛОПАТО «Облако» размышляет Игорь БОНДАРЬ-ТЕРЕЩЕНКО.

Центр притяжения

19.08.2019
Центр притяжения Карачевская районная библиотека стала культурным центром города, считает Клавдия АСЕЕВА.

Плоть повествования

14.08.2019
Плоть повествования К 120-летию Андрея ПЛАТОНОВА. О безднах творчества великого писателя размышляет Александр БАЛТИН.
  1. Где вы будете отдыхать этим летом?

Еще раз о митингах в Москве

20.08.2019
Еще раз о митингах в Москве Нужна эволюция, а не Стенька Разин и товарищ Троцкий, полагает Русский ПЕН-Центр.

«Иркутское наводнение: дети»

17.08.2019
«Иркутское наводнение: дети» Об учреждении благотворительной программы объявил «Российский детский фонд».

Отчет волонтера

15.08.2019
Отчет волонтера Александр ЖУЧКОВСКИЙ рассказывает о своей волонтерской деятельности в ДНР и ЛНР.

Воронеж - Сообщения с тегом "Петров"

ТАКОЕ С КАЖДЫМ МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ

Что рождается при мимолётной встрече между мужчиной и женщиной, каждый из которых до последнего остаётся загадкой для другого? Какие мысли приходят в их голову, когда они пытаются заговорить друг с другом? И как простое знакомство в баре может поделить всю жизнь на "до" и "после"? Ответы на эти вопросы с 8 марта можно найти в новом премьерном спектакле Воронежского драматического театра "Американские горки".

Пьеса, написанная специально для Алена Делона знаменитым комедийным драматургом Эриком Асу и сразу же ставшая популярной в Европе, вдохновила и художественного руководителя драматического театра Владимира Петрова.
В основе сюжета, казалось бы, самая простая история: женатый и вроде как успешный финансист знакомится в баре с молодой и очаровательной девушкой с провинциальным говором и романтическим взглядом на жизнь. Совсем скоро персонажи оказываются дома у обольстительного героя и... в самый неожиданный момент история начинает набирать действительно крутые обороты.
В этой пьесе всё как в жизни, крутые повороты, неожиданные сюрпризы судьбы, настоящие чувства и юмор, без которого существование было бы крайне невыносимым.
История, в которой всего два персонажа - успешный мужчина средних лет, любящий иногда сходить "налево", с довольно популярным для Парижа именем Пьер (народный артист России Сергей Карпов) и юная девушка, не имеющая за плечами ничего, наречённая Джульттой (Екатерина Марсальская) - погружает зрителя в лёгкую атмосферу обыденности. Казалось бы, что может быть для современного человека необычного в отношениях между женатым мужчиной и молодой девушкой? Но попытка соблазнить красавицу, сопровождающаяся смешными высказываниями, ставшими уже давно в Европе цитатами, и резкие виражи, которые совершает героиня, под соусом режиссёрского видения впечатляют однозначно.
В Воронежской версии преобладает минимализм: минимум декораций, минимум музыки, минимум реквизита и максимум человеческих страстей.
На сцене всегда два человека, почти всегда четыре кресла, журнальный столик, две вешалки и ширма - исчерпывающий набор для истории, которая претендует на звание одной из самых впечатляющих в репертуаре театра. Но режиссёр намеренно не отвлекает зрителя от главных героев, скромный реквизит лишь акцентирует внимание на персонажей, которым, в принципе, не особо важно, как выглядит квартира, из каких бокалов пить виски и в каком халате бродить по дому - ведь самое важное в этой истории человеческие чувства и переживания мужчины и женщины, замкнутых в пространство одной комнаты.
8635bcb10757d9ebbd618d9d8418dbfc.jpg
Но героям действительно тесно в этих границах, а зрителю никогда не бывает мало ни персонажей, ни событий: вполне обычные попытки Пьера соблазнить Джульетту, исполненные в стиле мужчины средних лет, у которого каждый шанс может стать последним, забавляют придирчивую публику, а его оправдания в адрес свободных отношений при семье только добавляют жару - актёр настолько ироничен и нелеп в такие минуты, что зал разрывается. Кажется, вся мужская половина зрителей сочувственно переживает за главного персонажа, когда как женщины пытаются найти общие черты с Джульеттой.
В этой постановке вообще много черт и качеств, которые можно найти в большинстве, словно режиссёр специально по крупицам собирал образы, внося в них своих коррективы, не чуждые нынешнему поколению.
Однако в некоторые моменты увлекательной истории так и предугадывается финал: всё же всего два персонажа, заявленные в программке и уж слишком запутанные взаимоотношения для того, чтобы на финишной прямой прийти к обычному исходу любой встречи противоположных полов.
df8814d56fc4426f0fd7eada149cd59d.jpg
Но Пьер и Джульетта постоянно подливают масла в огонь, запутывая не только себя, но и зрителя, порой не успевающего за сменой сюжетной линии - и даже если уже известен конец, так хочется понять, как будут развиваться события до него.
Увлекательный и на редкость лёгкий сюжет подчёркивают детали: органичная музыка, подобранная в контекст развивающихся событий, и минималистичные декорации со своими хитростями. Удивляет и вызывает определённое недопонимание изображение фотографий членов семьи на креслах, главных атрибутах спектакля - кубинская семья, счастливая и вполне себе довольная, то воссоединяется, когда три кресла оказываются рядом, то вовсе исчезает из поля зрения, когда история подходит к своей финишной прямой. Но умелая игра с этими самыми креслами позволяет и Пьеру, и Джультте акцентировать внимание зрителя на вопросе семьи, главной ценности в жизни. Работа с предметом здесь становится вторым полем общения с залом, невербальным, но крайне заметным, привлекающим к себе внимание и заставляющим сделать определённые выводы.
3f886440575d4230877849a363640eda.jpg

А выводы стоит сделать по всей постановке: вряд ли возможно, увидев "Американские горки", не поразмышлять над собственной жизнью, над ошибками, которые были сделаны, над будущим, таким хрупким и довольно сильно зависящим от нас, над собственным выбором, который не всегда является верным. "Американские горки" - прекрасная возможность на чужом примере понять, какова же цена непреодолимых желаний, а мощный актёрский состав - Сергей Карпов и Екатерина Марсальская - поможет зрителям не потеряться в потоке событий, происходящих с героями, словно на американских горках, пытающихся удержаться от собственных желаний на пути к простому человеческому счастью.

Фото: Валерий Драбов

В белой жилетке и жёлтых туфлях: воронежское прочтение Чехова

Если бы Антону Павловичу кто-нибудь сказал, что он когда-нибудь, нарисованный, пройдётся по сцене Воронежского театра, герои его произведений будут представать перед зрителем под этническую музыку, компьютер будет проецировать зрителю карту поместья, описанного им, а под конец сего зрелища под гитары и барабан будет исполнена песня, написанная французами на русском языке, он бы в свойственной ему манере посмеялся и отметил богатую фантазию у своего собеседника.
Однако именно таким прочтением «Вишнёвого сада» открылся 215 сезон в старейшем театре Черноземья.
В старейшем театре города как обычно много народу. Начинать сезон с премьеры – верная традиция Кольцовского театра. На этот раз о предстоящей премьере обычному зрителю было известно немного: режиссёр-постановщик Владимир Петров, «Вишнёвый сад» Антона Чехова, комедия, два действия.
Именно поэтому почти каждый входивший в зал немного удивлялся при виде белого пластикового полотна, рассекавшего сцену и проходившего, преломляясь, сквозь балкон. Удивляла также и почти открытая сцена даже без привычного зрителю кабинета, да и мешки стояли подозрительно в ряд, на самом краю.
Никто из присутствующих даже и подумать не мог, что через считанные секунды в старинном зале погаснет свет, заиграет необычная этническая музыка, а по загоревшемуся ярким светом полотну пройдёт вприпрыжку оригинально нарисованный Чехов, следом за которым, сначала на полотне, а затем и на сцене появятся танцующие герои.
Нестандартное начало, доселе не виданное в академическом театре драмы, моментально разбило вдребезги любые ожидания и предположения зрителя по поводу предстоящего действа на сцене. И вот, когда уже, казалось, ожидать можно было чего угодно, знаменитые строки Чехова заиграли в довольно привычной симфонии.
Хорошо подобранный актёрский состав, как нельзя кстати впитавший в себя характер чеховских героев, акцентирует внимание зрителя на русской расточительности, искренней и непонятной другим любви и широте души. Раневскую, отдающую последний "золотой" начинаешь презирать за ее транжирство, подсознательно насмехаясь над её разорением, а её дочерей и брата, уставших бороться с нерадивой родственницей, так и хочется пожалеть. Расчётливого и здравомыслящего Лопахина начинаешь уважать, соглашаясь с каждым его решением, в то время как внутри рождается неприязнь и недоверие к грандиозным планам Гаева.
Воронеж_Вишневый сад_Валерий Драбов
Сергей Карпов, Анатолий Гладнев, Надежда Леонова, Елена Гладышева, Юрий Смышников, Магдалена Магдалинина, старая и верная гвардия театра, вжились в роль настолько, что все высмеиваемые Чеховым качества кажутся в них настолько естественными, что так и хочется верить в реальность происходящего на сцене.
Не подкачало и молодое поколение, сумевшее передать тревогу за будущее и искреннюю любовь в свойственных своему веку красках. Недавно влившаяся в коллектив Милена Хорошко берет своей неопытностью, робко держась при хозяевах и так чисто и ненаигранно страдая по Якову. А уже опытный Алексеандр Рубан прекрасно вживается в роль карьериста, готового ради денег и службы пренебречь ждущей с ним встречи матерью.
Петров верно улавливает основную мысль Чехова, делясь ею со зрителем: в его героях виден простой человек с пороками, болью и ошибками, видящий мир по-своему, в узких рамках и свойственных только ему ассоциациях.
Пикантности спектаклю придавало буквально все: и Шарлотта Ивановна, говорящая с героями на ломанном немецком, и её удивительный фокус с исчезновением бутылки, и увеличение в размерах шкафа при воспоминаниях Гаева. Режиссёр то и дело погружал зрителя в нужные ему эмоции: накаляя обстановку переживаниями Раневской, оплакивающей погибшего сына и умершую любовь, он тут же выводит на сцену слуг имения, вызывающих улыбку.
Непринуждённой и очень яркой кажется сцена полуночного общения слуг поместья: неспособный попасть в им же наигранные на гитаре ноты Епиходов, Дуняша, любующаяся своим неповторимым, отгоняющая от себя дым сигары, Яков, вальяжно курящий эту самую сигару, словно барин, и Шарлотта Ивановна, обнимающая плющевую собачку и рассуждающая философскими категориями. В таких, казалось бы, простых и весёлых сценах, как нельзя лучше формируется почерк режиссёра – внимание уделено каждой детали, каждому герою, доигрывающему свою судьбу от первой до последней ноты.
Нужную атмосферу задавала интересно подобранная музыка: Петров остановился на этнической мелодии в общих сценах, задающих тон дальнейшему сюжету, на лёгкой и непринуждённой польке, выступающей в диссонанс с настроением героев, танцующих и весёлых, но убитых внутри потерей сада, на резких и трагичных нотах, как нельзя лучше сопровождающих рубку деревьев.
Уместным оказались и минималистичные декорации. Большую часть спектакля основным реквизитом и мебелью выступали старые мешки с вишней, которые герои использовали и в качестве стульев, и ставили на них подносы, воображая перед собой барский стол, и перетаскивали их из стороны в сторону, словно ценный груз. А когда все они были распороты и оставлены на сцене как никому ненужное воспоминание, подставками и господскими диванами стали обычные чемоданы. Главной декорацией служила пластиковая стена: на большой белой площади проецировались то стены уютного дома с обоями и картинами, то карта поместья, то черные рубцы - свидетели вырубленных вишен. Была художником продумана и кулиса: дверь в стене, отворяемая таким образом, что перед зрителем там, в глубине сцены, появляются зеркальные изображения всех приходящих и уходящих героев. Стена вообще становится магическим местом - она, словно душа всей пьесы: когда герои счастливы, их поддерживает уютная бело-синяя стена с многочисленными картинами и веночками, когда же прошлое разрушено вдребезги, то тут, то там отрываются обои, падают рамки, оставляя за собой потемневшие от времени и меди следы.
Воронеж_Вишневый сад_Валерий Драбов
А кто бы мог подумать, что столь важные для героев мешки с сухой вишней будут порезаны, а их содержимое рассыпано по всей сцене? Неожиданным стал и конец, привычный с Фирсом, но пробирающий до мурашек: резкий, усиливающийся звук топора и чёрные, массивные его следы на белом экране, в ушах уже начинает свистеть, а ощущение сопричастности усиливаться, и, вот когда уже веришь, что сам находишься в умирающем вишнёвом саду, а звук нагнетает и заставляет почувствовать ужас, что переживает главная героиня, гаснет свет.
Всё заканчивается песней: один за другим герои выходят с гитарами, аккордеоном и барабаном, исполняя по-своему песню «Совы нежные». «У меня на душе стало веселее», - после этой строчки, пропетой последний раз, зал встаёт. У кого-то на глазах отчётливо видны слёзы, кто-то улыбается – нет только равнодушных, что несомненно подтверждает правильный выбор режиссёра.
Воронеж_Вишневый сад_Валерий Драбов
Театр на то и создан, чтобы обличать жизнь, не скрывая человеческих пороков, а как же приятно наблюдать за оживающей пьесой талантливого Чехова, особенно среди нескольких мешков и огромного белого полотна, время от времени становящегося то комнатой в старом доме, то картой местности, то дорогой, по которой ковыляет нарисованный писатель. Такое прочтение Чехова вряд ли увидишь в каждом городе, особенно с ироничной песней в финале.

Фото: Валерий Драбов



Новости
21.08.2019

Пирожки горячие, с пылу, с жару!

Издательство «Русское слово» продолжает прием работ на конкурс стишков-пирожков.
21.08.2019

Пушкинские мелодии в РГБ

Романсы русских композиторов на стихи Пушкина исполнят в Конференц-зале Российской государственной библиотеки.
20.08.2019

И никто не узнает, где могилка моя...

Писатели обратились в администрацию Екатеринбурга с просьбой сделать место погребения Бориса Рыжего доступным для посетителей.
20.08.2019

Макрон процитировал Достоевского

Президент Франции в рамках деловой встречи с президентом России  привел цитату из великого русского писателя.
19.08.2019

Об испанском мальчике в Воронеже

Никитинский театр откроет свой четвертый сезон в Воронеже детским спектаклем «Манолито Очкарик».

Все новости

Книга недели
Кабаре Серебряного века

Кабаре Серебряного века

Впервые под одной обложкой одноактные пародийные пьесы русского кабаре.
Колумнисты ЛГ
 Анатолий Белкин

Сладкоречивый епископ

Наш сегодняшний гость – яркий представитель позднего французского классицизма ...

Крашенинникова Вероника

Без геев или без мозгов?

Российская пропаганда разделила страну и мир на два лагеря – на «либералов» и «к...

Макаров Анатолий

Мудрость духанщиков

Способность русской культуры взаимодействовать с другими культурами, не подавляя...

Крашенинникова Вероника

Надежда идёт из Бонна

Завершающим аккордом политического сезона на европейском направлении стал россий...

Воеводина Татьяна

Хватит жрать!

«Похудеть к пляжному сезону!», «Похудеть навсегда!» – соблазняют объявления в Се...